gest: (Default)
Я тут хотел дать формальное определение нео-татибам. [Сразу хочу сказать, что то, что я пока написал по теме, было и остаётся только набросками - попытками начать формулировать образ, явившийся мне в видении, яркой вспышкой.]

С внешней точки зрения, нео-татибы - это моя рефлексия (и попытка проработки и преодоления) современной условно-хорошей фантастики, которую я воспринимаю как пессимистичную и бессмысленную.

Старая фантастика такой не была. Она была про людей, она была про Мужчин и Женщин, она была про Человека и Человечество, про то, что люди способны решить - и решают - стоящие между ними проблемы, потому что это наше свойство, как людей. В этой фантастике был смысл. Естественно, я в первую очередь говорю об американской фантастике. [Да, герой, прижимающий к себе красотку и палящий из бластера в пупырчатого зелёного монстра с щупальцами. Но это был удел журнальных обложек, а в самих текстах таким картинкам доставалась роль агитационных плакатов "Записывайтесь во Всепланетный Корпус", на которые с циничной усмешкой смотрели битые жизнью профи.]

...Кстати, советскую фантастику, в лице её лучших представителей, эта волна безнадёги догнала раньше, ещё когда Стругацкие писали "Трудно быть богом". Окончательно она оформилась в "Опоздавших к лету" Лазарчука. То есть, я прочёл "Ложную слепоту" Уоттса (потрясающе неудачный перевод названия) - безнадёга, уныние. Прочёл "Розу и Червь" Ибатуллина - бессмыслица, пессимизм. Эти вещи не про людей, в конце-то концов. И я эти вещи хвалил, потому что то, что мне не нравится - ещё хуже, гораздо хуже. "Осьминоги на орбите", прости-господи (современный американский фантастический рассказ, вроде как получивший престижную премию, мы с [livejournal.com profile] arishai переводили оттуда отрывок для мастер-класса по переводу фантастических произведений).

Естественно, я не призываю снова начать писать так, как писали в Золотом веке НФ, это физически невозможно, как сверхсвет.

И я как раз очень хорошо понимаю, что эта "безнадёга" отражает реакцию на ситуацию, когда человечество, в лице отдельных людей, столкнулось с чем-то, что ему не по силам ("бессильный и неумелый опустит слабые руки, не зная, где сердце спрута и есть ли у спрута сердце"). Мы начинаем осознавать существование процессов, явлений и сложных систем, которые тупо не могут быть охвачены и осознанны человеческим мозгом, потому что человеческий мозг заточен под поиск еды в саванне, социальные игры с конечным числом соплеменников и использование палки-копалки. Мы живём в мире, где гиперджамп противоречит всем известным законам физики, а сверхчеловеческий ИИ - нет. Бесконечная энергия - под большим вопросом. (Я ссылаюсь на классическую триаду космооперы от [livejournal.com profile] gcugreyarea - сверхсвет, сверхэнергия, сверхразум.)

Классические татибы были целиком человеческими, они "хостились" на людях и работали с человеческими понятиями.

Этим татибам нужны были люди, и только. Когда люди в каменном веке создали систему "международной" торговли янтарём, обсидианом и охрой, чёрную татибу это вполне устраивало. "В тот момент, как первая лошадь была обменяна на мешок с зерном, появился Левиафан" - только появился он ещё до зёрен, мешков и лошадей. И если бы русский крестьянин мог пойти в лес и срубить там себе деревянную виману, на которой он с семьёй затем отправился бы покорять "близкий" космос с "небольшими" земноподобными планетами, заселяя эти планеты своим потомством, татибам такое развитие событий пришлось бы по нраву. Синяя строила бы Звёздную Федерацию, белая заполняла бы космос Российской империей, Китайской империей, Халифатом, Ватиканом, Французским католическим королевством и Прусским монархическим государством, всевозможными клингонцами и ромуланцами, красная занималась бы своим любимым делом (кто-нибудь когда-нибудь описывал межпланетную коммунистическую революцию в рамках космооперного сеттинга?).

Но этого не будет.

Нео-татибы соответствуют определению кодонов Лазарчука: "техногенные активные информпакеты, которые внедряются в сознание человека и перехватывают у него предварительную обработку входной информации. В результате мозг получает, возможно, совсем не ту информацию, которая воспринята зрением, слухом, осязанием". В общем смысле, без развития соответствующих технологий (включая социальные, но не только: хард, софт, вэт, мит) нео-татибы были бы невозможны.

Нео-татибы "хостятся" не только на людях, но и на нечеловеческих и надчеловеческих носителях. Какими бы они не были. "Компирология (compiracy theory, термин-гибрид из computer и conspiracy theory), разновидность теории заговора, предполагающая, что миром тайно правят искусственные интеллекты (ИИ). Появилась в первой половине 21 в., ныне является популярным мемом и наиболее распространённой конспирологической теорией". Близко к этому стоит идея о том, что человечество достигло такого уровня сложности и связности, что можно уже говорить о воле человеческой расы в целом.

Read more... )
gest: (gunter)
Отрывок из постинга, который лучше поместить отдельно.

...Классические татибы были целиком человеческими, они "хостились" на людях и работали с человеческими понятиями. Рациональный выбор индивидуума или доставшиеся от предков нравственные устои? Бережное сохранение традиций или или безжалостная борьба с погрязшим в грехе старым миром? Где искать лучших, а где худших людей - у подножия социальной пирамиды или на её вершине? Кто сильнее, золото или булат? Что важнее - крепкая спайка и преданность лидеру или личная свобода и право на лево? В терминах переслегинской эзотерики (*), татибы - это "кодоны" ("структуры высшего, сверхвысокого порядка... информационная структура, наделенная языком, является кодоном тогда и только тогда, когда минимальное пространство языка изоморфно времени"), которые управляют людьми как напрямую, при помощи "колец"-психовирусов, так и за счёт своей власти над големами, эгрегорами, Левифаном, динамическими сюжетами и той Икс-хренью, на которой специализируется синяя татиба (Ананке?).

"Фундаментально-ошибочным является современное «аксиоматическое» убеждение, что главной силой, которая управляет поведением людей в обществе, является государство. На деле поведение весьма значительно регулируют также и иные социальные силы, просто их манеры принуждения иные. Неверно, что на определенной территории действует лишь одна властная инстанция. Как территории и государства не делятся нацело на народы, так территории не делятся нацело на власти. На одной и той же территории работают три разные социальные силы, разные аспекты социума, по-разному организуя социальные процессы.

Эти разные социальные сферы, аспекты – государственно-правовой, экономический, культурный. Каждый действует своими средствами и может достигать только особенных, ему свойственных эффектов. То, что делает государство, оно делает стандартизовано, унифицировано, по законам и на общих основаниях. Оно иначе не умеет, и это его достоинство, а не недостаток. То, что чиновники выполняют инструкции, а не действуют по чувствам и понятиям – это следует поддерживать и приветствовать. Некоторые дела можно сделать только таким способом. У государства есть право принуждения, оно работает с помощью законов и принуждения к исполнению.

Есть дела, которые таким способом сделать невозможно. Совершенно иную принудительность создаёт экономический аспект социальной реальности, в значительной степени независимый от государства. То, что сейчас экономическая сфера отделяется от государственной, видно по тому, что во всех проектах нет речи специально об экономическом аспекте дела: он мыслится достаточно независимым, чтобы о нем говорить в особенных случаях, при решении тех вопросов, когда именно это надо. Отношения работника с нанимателем – это совсем иные отношения, и власть денег – иная власть, чем власть права. В каждой проблеме соединяются в разных пропорциях эти социальные силы, ингредиенты социальных реакций.

Совершенно недостаточно осознается, что существует (точнее: должна существовать, чтобы общество могло нормально функционировать) отдельная сфера – сфера культуры. С ней сейчас совсем плохо, поскольку она даже на уровне слова непонятно. Сейчас слово «культура» понимают как синоним «искусства», как нечто общее про искусство. Но в сферу культуры входят также ценности. (...)

Кроме целей, ценностей, соответствия средств и целей, есть особенные предметные области работы, которые относятся к культуре. Это наука, искусство и религия. Достаточно ясно, что без привлечения специалистов не решить очень многие вопросы – а специалисты относятся вовсе не к государству, а к культуре. У государства свой собственный способ управления и организации процессов (унификация, стандартизация, равенство, принуждение), у экономики свой (создание договоренностей и санкций за их нарушение, материализованное в виде кредита доверие), а у культуры свои способы организации социальной действительности, и главное средство – авторитет (как говорил Вебер, три составляющих: власть, деньги, престиж; это другая синонимика для того же самого, но неудачная - престиж понимается с лишними коннотациями по-русски)".


Голем, Левиафан, эгрегор (стоит отметить, что [livejournal.com profile] ivanov_petrov подходит к науке с точки зрения белой татибы, как к культурному явлению, неразрывно связанному с образованием и эстетикой, хотя наука в чистом виде, как вещь в себе - это, скорее, Ананке). Последовательно "палеопереслегинский" подход требует добавить к "государственно-правовым, экономическим, культурным" аспектам, сосуществующим и осуществляющим власть на всякой антропогенной территории, ещё два. Это сюжеты - в данном случае, неизбежное накапливание противоречий в рамках текущей общественно-экономической формации (красная татиба), потому что из-под власти объективных законов исторического развития не могут выйти ни государство, ни рынок, ни культура. И это та вышеупомянутая Икс-хрень, на которой специализируется синяя татиба.

***

Заодно можете посмотреть пост, где я оцениваю татибы с точки зрения концепции "мира без Героя". [С той поправкой, что красная - это ещё и равновесие между вождями (люди-машины, пастухи людей), народом (люди, воспитанные машинами, работающие на машинах и обслуживающие машины) и партией (орган выработки долговременной стратегии, организации и конструирования новых машин); так сказать, на полпути между пролетариатом и совершенными Героями.]
gest: (gunter)
Продолжаем с темой Гамлета, как "национального героя".

Точка зрения, высказанная в вышеупомянутой английской статье, позволяет сформулировать настоящий, тройственный ("триалектичный") характер проблемы, стоящей перед Гамлетом.

1. Клавдий, убийца-узурпатор, чья власть губительна для страны.

2. Принц Фортинбрас, норвежский претендент, уже собравший армию и готовый силой вернуть себе наследство, утраченное отцом.

3. Лаэрт, сын Полония, ставленник черни и источник внутренней смуты, грозящей мятежом и крушением старой власти.

В идеальном мире Гамлет решил бы разом все три проблемы и стал бы идеальным датским королём. Но в неидеальном мире действует правило "выбирайте два из трёх", а за выбор приходится платить предельную цену.

Если Гамлет пытается решить проблему с Фортинбрасом и, одновременно, свергает Клавдия, то в стране происходит революция, к власти приходит Лаэрт, который вообще не обладает никакими правами на корону датских королей. Процитирую перевод Пастернака:

Лаэрт разоружает вашу стражу.
Чернь за него. И, будто бы до них
Не знали жизни, не было порядка
И старины, оплота общих чувств,
Они кричат: "Короновать Лаэрта!
Да здравствует Лаэрт!" и в честь его
Бросают шапки вверх и бьют в ладоши.


Последствия подобного "мужицкого бунта" для страны очевидны.

Если Гамлет решает проблему с Фортинбрасом и Лаэртом, то Клавдий говорит ему спасибо и провожает на тот свет. Теперь Дания в руках у Клавдия, власти Клавдия ничто не угрожает.

Ну а если Гамлет сумеет уничтожить и Лаэрта, и Клавдия, то Эльсинор с датским троном достанутся норвежцу, как это и происходит в пьесе. Этот выбор, который делает Гамлет, и выбор, сделавший его национальным героем Англии.

[Надо понять, что Клавдий, со своей стороны, решает схожую проблему. Организованный Клавдием поединок между Гамлетом и Лаэртом - это способ избавиться и от них обоих. Клавдий не такой дурак, чтобы оставлять в живых Лаэрта-мятежника. Клавдий ради власти не пощадил родного брата, не пощадит и племянника, а Лаэрт ему вообще никто.]

***

Мне, естественно, хочется свести это к татибам.

Если вы хотите понять белую татибу, вы должны понять выбор, сделанный Гамлетом, то есть представить, что это был осознанный выбор, а не случайное стечение несчастливых обстоятельств. Потому что лучше отдать государство в руки соседа-претендента и впустить в страну иностранную армию, но зато сохранить преемственность власти и легитимность монархии.


                    Гамлет

Я умираю;
Могучий яд затмил мой дух; из Англии
Вестей мне не узнать. Но предрекаю:
Избрание падёт на Фортинбраса;
Мой голос умирающий - ему;
Так ты ему скажи и всех событий
Открой причину. Дальше - тишина.


Фортинбрас - выбор белой татибы, потому что он настоящий принц и сын предыдущего хозяина Эльсинора, которого победил Гамлет-старший.

Клавдий - узурпатор, убивающий ради власти. Жёлтая татиба заинтересована.

Лаэрт - ставленник черни, вожак народного бунта. Красная татиба отдаёт свой голос за него. К чёрту "старину", к чёрту "оплот общих чувств".

Гамлет - идеальный, невозможный вариант. Синяя татиба хотела бы увидеть следующий сюжет: Гамлет созывает народное собрание, объявляет Клавдию импичмент и проводит демократические реформы ("буржуазная революция сверху").

Чёрная татиба не имеет своего кандидата, поэтому ей всё равно, за кого из соседей голосовать - её в равной степени устроил бы и Гамлет, и Фортинбрас.

Вообще, если учитывать ещё и соседей, получаем следующее.

Синяя татиба может заключать союзы с красной или с чёрной. Синий кандидат - Гамлет, чёрный кандидат - Гамлет или Фортинбрас, красный кандидат - Лаэрт. Избрание Лаэрта народом синих бы устроило, но Лаэрт уже вступил в союз с Клавдием, а авторитарный Клавдий для синих совершенно неприемлем.

Чёрная татиба может заключать союзы с синей или с белой - как я уже сказал, чёрные готовы поддержать любого из легитимных кандидатов, при которых продолжится business as usual. Для них главное, чтобы Клавдий потерял власть, а Лаэрт её не получил, потому что они оба плохи для бизнеса.

Белая татиба может заключать союзы с чёрной или с жёлтой. Гамлет, Фортинбрас, Клавдий - её устроят все кандидаты, в жилах которых течёт королевская кровь, но не Лаэрт, потому что Лаэрт нелигитимен.

Жёлтая татиба может заключать союзы с белой или красной. Фортинбрас, Клавдий, Лаэрт - удачливый полководец, коварный правитель, вожак народного бунта. Кто из них сильнее, тот и прав. Готовность убивать за власть - это всегда плюс для правителя. Но жёлтые не любят Гамлета, потому что он вечно колеблющийся слабак без силового ресурса. Не Вождь, одним словом.

Красная татиба может заключать союзы с жёлтой или с синей. Соответственно, красным нравится Лаэрт, потому что он даже не принц, за Лаэртом стоит восставший народ, все дела. Но с таким же успехом они могут поддерживать Клавдия, если, согласно объективным законам исторического развития, Датскому королевству на текущем витке необходим сильный и в меру безжалостный правитель, который сумеет усилить королевскую власть и запустить процесс формирования абсолютизма. И они могут поддержать Гамлета, если поверят в его способность провести демократические реформы, опираясь на народ. Но для них неприемлем Фортинбрас с его армией наёмников, потому что это очевидная контрреволюционная интервенция со стороны Норвегии.
gest: (gunter)
Как-то раз я я прочёл отрывок из английской статьи о "Гамлете" 16 года, 1916-го ("Hamlet as National Hero"). И это был свежий взгляд, потому что автора волновали какие-то совершенно иные вещи. В чём он видел героизм Гамлета?

Есть в пьесе одна сцена, про которую часто забывают, а иногда даже исключают из постановки:


                    Королева

Боже, что за шум?

                    Король

Швейцары где? Пусть охраняют дверь.

                    Входит второй дворянин.

Что это там?

                    Второй дворянин

                    Спасайтесь, государь!
Сам океан, границы перехлынув,
Так яростно не пожирает землю,
Как молодой Лаэрт с толпой мятежной
Сметает стражу. Чернь идет за ним;
И, словно мир впервые начался,
Забыта древность и обычай презрев -
Опора и скрепленье всех речей, -
Они кричат: "Лаэрт король! Он избран!"
Взлетают шапки, руки, языки:
"Лаэрт, будь королем, Лаэрт король!"


Лаэрт, узнав о смерти отца, возвращается из Франции, поднимает толпу на мятеж, берёт штурмом Эльсинор, и т.д.

Так вот, автор пишет - если это мог сделать Лаэрт, не имеющий вообще никаких прав на престол, то сколь многого мог бы добиться Гамлет, народный любимец (как говорит Клавдий: "к нему пристрастна буйная толпа, судящая не смыслом, а глазами"), законный сын предыдущего и популярного короля, если бы он обратился напрямик к народу? Но величие Гамлета в том, что он, как благородный человек, прежде всего думает о благе страны, и потому отказывается использовать толпу в своей политической борьбе с Клавдием. В общем, понятно, почему эта тема волновала английского автора той статьи 1916 года.

***

Но помимо прочего, это позволяет вскрыть новый пласт возможных трактовок пьесы. Давайте посмотрим на Лаэрта. Лаэрт - сын Полония-"поляка". Что мы знаем о Полонии? Полоний изображает старого дурака, но далеко не дурак, иначе бы не был советником двух датских королей и не занимал бы свой пост. Полоний может казаться смешным, но он говорит умные вещи:

Your bait of falsehood takes this carp of truth:
And thus do we of wisdom and of reach,
With windlasses and with assays of bias,
By indirections find directions out.


На приманку из лжи можно поймать карпа правды. Мудрые люди смотрят в даль; умный человек может сдвинуть неподъёмную тяжесть при помощи блоков и лебёдки. Проба отклонений позволяет посылать снаряд по дуге в нужную точку - прямую цель можно достичь непрямым путём. Всё это слова умного человека, объективно умного в пространстве пьесы.

Ещё Полоний учился в университете, как и Гамлет, увлекался театром - как и Гамлет - и в молодости играл Цезаря в студенческой постановке.

                    Гамлет

Да;  и  не мои больше. (Полонию.) Сударь мой, вы говорите, что когда-то играли в университете?

                    Полоний

Играл, мой принц, и считался хорошим актером.

                    Гамлет

А что же вы изображали?

                    Полоний

Я изображал Юлия Цезаря; я был убит на Капитолии; меня убил Брут.


Дальше все знают - Полоний запрещает своей дочери Офелии поддерживать отношения с Гамлетом и отвечать на его любовь. Ещё раньше Офелии то же самое говорит Лаэрт. Казалось бы, другая семья обрадовалась бы возможности подложить свою девку под наследного принца, ради возможной и очевидной выгоды для родни фаворитки, но Полоний и Лаэрт не из таких, для них честь семьи не пустой звук.

Правда, дальше мы узнаём одну интересную деталь. Гертруда, стоя у могилы Офелии, говорит следующее:


                    Королева
                (бросая цветы)

Красивые - красивой. Спи, дитя!
Я думала назвать тебя невесткой
И брачную постель твою убрать,
А не могилу.


Никаких оснований врать покойнице у неё нет. Получается, что королева была согласна на этот брак и рассчитывала на него. Скорее всего, согласился бы и король - ночная кукушка дневную перекукует. Родственники потенциального жениха за, а вот родственники потенциальной невесты против. Это Полония не устраивал возможный брак его дочери с датским принцем.

При этом, королева не может не осознавать правоту слов Лаэрта: "от выбора его зависят жизнь и здравье всей державы". Следовательно, она считает, что брак Гамлета и Офелии был бы благом для Дании. Такое возможно, если, например, клан Полония могуществен и опасен. Брак Офелии с Гамлетом привяжет Полония и Лаэрта к законному наследнику и будущему королю, а заодно лишит Полония возможности дипломатического манёвра за счёт брака дочери с каким-нибудь иным потенциальным союзником. Пусть его сын не наденет корону, но у Полония будет надежда, что королём Дании однажды станет его внук.

Но этому не суждено было случиться. Лаэрт, находясь во Франции, узнает о внезапной смерти своего отца при загадочных обстоятельствах, о скорых и тайных похоронах. Он возвращается в Данию, поднимает толпу и идёт брать штурмом Эльсинор. То есть, у него уже есть достаточный силовой ресурс, и есть люди, готовые кричать в толпе "Лаэрт король! Он избран [нами]!" ("Choose we: Laertes shall be king... Laertes shall be king, Laertes king!") Очевидно, что подобное требует организации, не за один же день он всё это подготовил; и эта организация должна была достаться Лаэрту от отца.

Клавдий - монарх. Гамлет - наследник, оппозиция. Полоний - "третий проект", третья интрига: использовать раскол датских элит, чтобы посадить на трон собственного сына.

Посмотрим на изначальную ситуацию. Данией правит популярный король Гамлет-старший, в прошлом - воин, герой, полководец, гроза норвежцев и поляков. Его жена - королева Гертруда; их брак кажется историей о настоящей и искренней любви, которая не ослабевает с годами. У Гамлета-старшего есть взрослый наследник, Гамлет-младший - умный, талантливый, образованный, благородный, любимый датчанами. Очевидно, что при таком раскладе шансы Лаэрта близки к нулю. Но в отсутствии Гамлета-младшего (который уехал учиться в университете), Гамлет-старший внезапно умирает, а королева заключает поспешный и скандальный брак с братом покойного, Клавдием, который становится новым датским королём. А это на руку не только самому Клавдию, но и Полонию, потому что теперь у Лаэрта появляется призрачный, но возможный путь к датской короне.

Так мы, кто умудрён и дальновиден,
Путём крюков и косвенных приёмов,
Обходами находим нужный ход.


Естественно, Лаэрт и вполовину не свой отец, поэтому, уже ворвавшись в Эльсинор и имея за спиной толпу, готовую короновать его и растерзать Клавдия, он всё-таки выбирает союз с Клавдием против Гамлета, месть за отца, а не власть.

Но я хотел бы подчеркнуть следующее. Не стоит забывать, что у Гамлета в тексте целых два двойника, Лаэрт и Фортинбрас. Все трое мстят за своих убитых отцов, и все трое, так или иначе, претендуют на датскую корону.

(...)
gest: (gunter)
Один из совершенно ненаучных способов анализа драматических произведений состоит в оценке персонажей по степени их опасности для окружающих... написал я, а потом вычеркнул из черновика, решив, что это не имеет отношения к делу. Но всё-таки!

Я вот лично считаю, что в "Укрощении строптивой" самые опасные персонажи - это Петруччо и Транио. Петруччо убивал, Транио способен на убийство (потому что он Бригелла классической комедии масок, а Бригелла - это ещё тот отморозок). Это моя личное фанатская трактовка, но всё-таки. А вот, например, в виденных мной ростовской и казанской постановках решили, что самый опасный человек в пьесе, не считая Петруччо - это старый Винченцио, отец Люченцио. И на то у них были свои причины.

Раз уж я начал об этом говорить, то закончу. Так они отвечали на вопрос, почему очень богатый и влиятельный человек путешествует по дорогам Италии один, без слуг и сопровождения - а для сюжета важно, чтобы он путешествовал один. Поэтому ростовский Винченцио шагал с таким суровым видом, что простые итальянские разбойники, надо полагать, выстраивались вдоль дороги и кланялись, ломая шапки, со словами "Здравствуйте, дон Винченцио!"

А что касается Казани... то в Казани сам Петруччо был гопником, играющим в олигарха, играющего в гопника. И с ним повсюду ходили его слуги-телохранители, готовые скрутить любого, на кого укажет босс. Но когда они подошли к Винченцио, казанский Винченцио просто достал ствол, после чего слуги Петруччо слились, а сам Петруччо мгновенно признал в Винченцио уважаемого господина.

Почему Винченцио путешествует один...? Потому что он еврей - практически прямым текстом утверждала советская экранизация "Укрощения строптивой" 1961 года, и ему не полагается ни слуг, ни лошади. Правда, сразу возникает вопрос, откуда у дворянина и христиана Люченцио такой ветхозаветный бородатый папа.

Моя точка зрения на этот вопрос такова. Да, сюжет требует, чтобы Винченцио путешествовал один. А в рамках пьесы это можно объяснить тем, что Винченцио - это очень богатый человек, который не любит без необходимости демонстрировать собственное богатство, и который считает, что простая одежда и образ скромного путника зрелых лет обеспечат ему большую безопасность, чем любой, самый пышный кортеж.
gest: (Default)
Вообще, у меня тут остались иллюстрации к посту про "советский стратегический план", которые мне некуда девать. Во-первых, это клёвая вьетнамская схема концепции глубокой наступательной операции Триандафиллова (не смог выбрать версию, они мне обе нравятся - и классическая, и современная стилизация по мотивам классической):





1) Удар по широкому фронту, поддержанный массированным огнём артиллерии на тактическую глубину вражеской обороны. Часть атак, при этом, может не иметь под собой основания и играть чисто отвлекающую роль, остальные могут потенциально обернуться успехом. 

2) Подкрепления перебрасываются на те направления, где наблюдается локальный успех. Там, где удалось преодолеть вражескую оборону, в прорыв вводятся силы, осуществляющие глубокий манёвр ("эшелон развития успеха").

3) Удары авиацией и парашютные десанты поддерживают наступление на оперативную глубину, обеспечивают срыв вражеских контратак. 

И к этому я хотел ещё добавить высказывание Переслегина, насчёт того, что в идеальной глубокой наступательной операции прорыв осуществляется силами одной лишь пехоты и артиллерии, а бронетехника используется только для осуществления глубокого манёвра. Если (как у немцев) использовать танки и для прорыва, и для развития успеха, неизбежные на стадии прорыва потери в танках негативно скажутся на глубине наступления. 

Read more... )

Пехота и артиллерия прорывают, танки (и кавалерия) входят в чистый прорыв, авиация, воздушно-десантные войска, диверсанты и "пятая колонна" обеспечивают коллапс обороны и полный разгром противника. Правда, для идеальной глубокой операции по Переслегину нужна очень сильная пехота, способная самостоятельно прорывать оборону в стиле немецких штурмовых отрядов Первой мировой. А такой пехоты в СССР не было, тут идеальное (по мысли Переслегина) сильно отставало от реального. Приходилось использовать танки для поддержки пехоты и всячески насыщать "мотострелковую роту" бронетехникой, чтобы скомпенсировать слабость советской пехоты, как таковой.

***

Вообще, как я уже говорил, белоэмигрант Месснер свои пять планов из пальца высосал. Но в контексте "советского"/"ангбандского" плана ("угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил") меня веселит, что именно у нас появилась:

1) Сюжетная схема "Трудно быть богом". Орден располагает значительным количеством отрядов тяжёлой конницы и средствами для их переброски по морю, но при этом предпочитает действовать руками агентов, которые внедряются в органы управления вражеской страны и потихоньку разваливают её изнутри.

2) Ненулевое количество конспирологических трактовок "Гамлета", где Призрак (и Горацио) - агенты Фортинбраса, работающие на развал датской державы изнутри, руками Гамлета, в интересах норвежской интервенции. Это и рассказ "Два Гамлета" Никиты Елисеева, который я как-то уже цитировал:

"Коля с воодушевлением рассказывал: "Я пытался дать такой синтез в пьесе "Фортинбрас, или за кулисами". У меня призрак был и его ... не было. Это всё Брехт и Аксёнов, Иван – виноваты. У Брехта в его режиссёрской разработке "Гамлета" – Фортинбрас был агрессором, Клавдий – королём-миротворцем, а Гамлет – истериком, рушащим здание мира с таким трудом, с такими грехами возведённое Клавдием. Иван Аксёнов целую статью написал о "Гамлете". Он полагал, что мы читаем неполный вариант пьесы. Выпали куски, связанные с Фортинбрасом, вся линия Фортинбраса оказалась потерянной. И тогда я подумал: а что если Призрак – умелая провокация Фортинбраса? Тогда понятно, почему Фортинбрас просит оказать Гамлету воинские почести. Гамлет сделал для него то, чего никакой генерал сделать не смог, – проторил дорогу к датскому престолу. Гамлет думает, что на нём нельзя играть. Я, мол, не флейта! Правильно, не – флейта. Инструмент куда более сложный. Например, орган. И на этом органе уже играют. Гамлет думает, что он мстит за отца, а на самом деле он ведёт к престолу того, кого осиротил его отец, Гамлет-старший! – ( сын крикнул: "Пока!", грохнула дверь, радио забубнило громче ) – Призрак – артист, подкупленный Фортинбрасом, потом этот же артист сыграет короля в "Мышеловке". Гамлет, провоцируя Клавдия, не понимает, что сам спровоцирован! Он не знает, что сам играет в пьесе "Мышеловка"! Он – умный, нравственный, волевой человек – оказывается орудием контрразведки!""


И, из недавнего, стихотворный "Апокриф от Горацио" Сергея Удалина в сборнике "Шекспи/еременты" (или, как я его называю, "Шексэкскременты"):

Вы спросите, при чём здесь Фортинбрас?
А кем ещё, по-вашем, мог быть
Не названный до сей поры заказчик?
Кто выгоду извлёк из той беды,
Что приключилась в славном Эльсиноре?
А чьи войска случайно возвращались
С успешной, но бессмысленной войны,
В чём признавались сами же норвежцы?
И кто ещё, в конце концов, давно
Уж зарился на датскую корону?

Нет, было бы неправдою сказать,
Что Фортинбрас со мной не расплатился...


Смешно, что каждый следующий подобный автор не понимает, насколько он банален. И всё-таки, не является ли любовь к подобному сюжету воспроизведением некого культурного паттерна? 
gest: (Default)
Да, я тут вспомнил, я хотел в контексте "реалистичного Основания" процитировать Михаила Диунова: 

"Говоря об Османской империи до младотурок, когда у них начался типичный такой азиатский национализм с "эх вырежем всех армян, да и про греков с курдами не забудем", очень часто забывают, что тогда это было довольно необычное государство.

Оно совершенно не было национальным (отсюда в значительной мере проистекала та ненависть, с которой этнические турки стали убивать всех инородцев, после того, как "стало можно"). Империей управляла группа лиц, которых с полным правом можно назвать термином Шафаревича "малый народ".

Но это был очень интересный малый народ, он совсем не хотел умаления и ослабления империи, и очень активно работал ради ее процветания. Но для малого народа, собственно турки, особенно неграмотные массы турок крестьян, которых они откровенно презирали, были не более чем расходным материалом. Эти люди были искренними патриотами империи, которую считали своей, а турок воспринимали как некое временное недоразумение, промежуточную стадию исторического процесса, с которой стоит считаться лишь в силу их многочисленности.

А состоял этот малый народ прежде всего из греков-фанариотов, которые служа мусульманской империи и халифу, сохраняли православие и делали все, чтобы Османская империя была как можно более толерантна по отношению к иноверцам-христианам. При этом, они вполне спокойно подавляли восстания греков и славян против султана, так как любое уменьшение численности христианского населения в империи ставило их программу под угрозу.

Вторым по важности компонентом малого народа были европейские эмигранты из всех наций, от французов до поляков, которые приезжали на службу султанам и оставались в империи, сохраняя свою культурную идентичность и даже вступая в брак только в кругу "своих". Например, таким потомком эмигрантов был автор последнего гимна Османской империи - османский композитор Итало Сельвелли, который был потомком итальянцев на османской службе. Все эти люди традиционно занимали высокие посты и были очень влиятельны.

Все они были изгнаны в кемалистами в ходе реализации политики национализации.

Этнические турки в малом народе тоже были, но они обычно утрачивали свою этничность и проникались мировоззрением малого народа, которое понимали как османизм.

У этого малого народа была и своя идеология - Мегали Идеа - мысль об эволюционном восстановлении Византийской империи, с реставрацией христианской культуры и цивилизации, которая произойдет постепенно по мере окультуривания турок и увеличения влияния и численности греков и европейцев. И, стоит отметить, в XIX веке сюжет развивался именно в этом направлении.

Надо сказать, такая Турция, мне была бы более симпатична, чем нынешняя квазивестернизированная, азиатская деспотия".


(Обратите внимание, как ловко Диунов уравнивает иностранцев, принимавших ислам, с греками-фанариотами, которые оставались православными.)

Это в тему концовки того поста: когда я рассказал эту историю [livejournal.com profile] gilgamesch'у, он сказал, что такая версия "Основания" ему больше нравится - [не потому, что сюжет целиком повторяет реальную историю], а потому что в реальном мире всё именно так бы и происходило. Долгоиграющие хитрые планы реализуются именно с такой степенью точности.

В этой ситуации в очередной раз был собран Имперский Генеральный Штаб, который проанализировал обстановку и пришёл к выводу, что Византия со столицей в Константинополе исторически обречена, она не доживёт до конца кризиса, который теперь будет тянуться векам и веками. Было принято решение воспроизвести ранее сработавшую стратегию "translatio imperii" и снова перенести имперский центр, воссоздав его на новой этнической основе, чтобы занять удачную геополитическую позицию для дальнейшего расширения и возвращения утраченных территорий. Они ткнули пальцем в карту, определив потенциальное расположение новой сверхдержавы, способной в будущем бороться за гегемонию в масштабах Ойкумены...

Прогрессорская операция закончилась почти успешно. Но в этом "почти" была вся тонкость. Основные параметры нового государства-империи задать удалось, но трансляция культуры не произошла, переводные византийские тексты были постепенно отторгнуты русской культурой...

Перевезённый на Русь полный архив Третьего Основания был позорным образом утрачен несознательными местными кадрами ("библиотека Ивана Грозного"). Следовательно, новой сборки Имперского Генерального Штаба не случилось...


То есть, в рамках интеллектуальной игры, где мы постулируем существование технологии ("психоистории"), позволяющей делать невероятно точные долгосрочные прогнозы, происходит следующее. Византия накачивает Русь в качестве своего преемника-"терминатора", который должен будет возродить Империю и стать Империей. Россия получает свою историческую программу ("мочить турок-басурман, воевать за Константинополь и контроль над проливами, мы единственные легитимные наследники Рима"), но утрачивает архив с данными. Копирование файлов прервалось в самый критический момент, новой сборки психоисторического штаба не произошло.

При этом, психоисторический штаб (кадры имперской и церковной разведки) выживает в Османской империи, в захваченном турками Константинополе (а куда он денется?). И вынужденно начинает свою игру по сотворению "добра из зла, потому что больше его не из-чего делать". Так сказать, СССР - это наша родина во всём, кроме названия, и мы должны добросовестно ей служить, и т.д. Но это, в свою очередь, приводит константинопольский штаб к игре против России, которая хочет Османскую империю уничтожить. Условный Анвар-эфенди (из "Турецкого гамбита") гадит нам, потому что Россия: 1) стремится вырвать славянские и православные народы из-под власти Турции 2) хочет получить Царьград, установить крест на Святой Софии и выкинуть турок обратно в Азию. А это противоречит планам константинопольской криптоэлиты на трансформацию Османской империи в нужном ей направлении.

Так на новом витке преемники Третьего Основания воспроизвели конфликт между Вторым и Третьим, где оба проекта, по сути, боролись за одну цель, но делали ставку на взаимоисключающие сценарии.

В итоге, в результате Первой мировой войны и двойного удара из Ленина и Ататюрка побеждает "третий проект".

[Очевидную выгоду тут получает мир ислама, как таковой. Вообще, представьте себе реальность, в которой в ходе Второй греко-турецкой войне 1919-1922 годов иная Россия играла бы на стороне православных греков, а не культурно близких большевикам кемалистов.]
gest: (gunter)
Первое правило конспирологии гласит, что в каждый момент времени может существовать только один Заговор. Не может существовать два параллельных заговора. Если одновременно существуют два заговора, значит, один из них вложен в другой - и, значит, это один Заговор. Тем более, не могут существовать два конфликтующих заговора.


Как частный случай этого правила: если Заговор по каким-то причинам отсутствует (не является фактором), могут сосуществовать разные конфликтующие интриги, числом более двух. Итак: Заговор (1 шт.)/ интриги (2+ шт.). Если наблюдается два явных конкурирующих центра силы, за каждым из которых стоит собственный проект, это означает существование третьего, скрытого центра силы - наиболее слабого (по ресурсам) из трёх, с наименьшей вероятностью реализации собственного проекта, а потому ищущего шансы за пределами аналитичности. В том числе, за счёт игры на обострение противоречий между двумя явными центрами. По сути, именно спровоцированное третьей стороной обострение делает данное противостояние заметным для постороннего наблюдателя. Когда мы видим противостояние между двумя сторонами, мы должны первым делом задать себе вопрос: Почему их двое? Кому [из третьих сил] это выгодно?

Это является поправкой к следующим тезисам Галковского:

Монарх-наследник: "На самом деле понятно, что в государствах такого типа всё решает король, а поскольку абсолютистская власть не безгранична в силу биологической неабсолютности короля, то основной конфликт проходит по линии король-наследник. Самый ничтожный наследник всё равно автоматически является точкой сборки для любой оппозиции верховной власти".

Гегемон-субгегемон: "Как только складываются правильные дипломатические отношения, возникает мировое сообщество с жёсткой оппозицией гегемон-субгегемон.... Фиксированного третьего места обычно не бывает. Есть гегемон, есть субгегемон. Между ними - основной конфликт. У гегемона - кулачищи, у субгегемона - дополнительный дипломатический ресурс, т.к. гегемона все ненавидят и боятся. Чем сильнее гегемон, тем сплочённее народ вокруг субгегемона".

(Прошлые материалы по теме.)

Иллюстрации:

Фильм "Аноним" Роланда Эммериха. Там эта ситуация показана особенно выпукло. Есть проект Елизаветы Английской (монарха), есть конкурирующий проект графа Эссекса (наследника-бастарда), поддержанный "Шекспиром", Эдуардом де Вером. Но там, где есть две интриги, должна существовать и третья, о которой мы узнаём в конце фильма.

Переслегинская трактовка "Трудно быть богом" ("Детектив по-арканарски"). В Арканаре два очевидных центра силы - король Пиц VI и его первый министр, дон Рэба. Третья, скрытая сторона конфликта - Арата, делающий "неаналитическую" ставку на Румату. Проект короля Пица и людей, лояльных династии Тоцев Арканарских vs. "орденский" проект Рэбы vs. революционный проект Араты Горбатого.

"Властелин колец" - коалиция Гэндальфа против мордорской державы Саурона. Третий проект - Саруман Белый, властитель Изенгарда.

Мой ироничный вариант "реалистичного Основания".

У Азимова описывался классический Заговор. Второе Основание не противоречит Первому, это разные части одного проекта, одного Заговора. Вдобавок, сам этот проект начался за тысячу лет до Селдона, как правильно напоминает нам [livejournal.com profile] lionkingst91: "...зато итог дальнейшей наркомании - рай для конспиролога, ибо за всеми событиями человеческой истории, начиная с определённого момента, начинают стоять роботы (слава роботам!), более того, сама психоистория оказывается их проектом". Всегда существовал только один Заговор. Любые внесистемные элементы (Мул и т.д.) оперативно выявляются, нейтрализуются и усваиваются системой. Это конспирология.

Я попытался превратить этот сюжет в криптоисторию, спроецировав реальную историю нашего мира на сюжет Азимова, который сам вдохновлялся падением Западной Римской империи. Итак, первый проект, проект возрождения Империи на новом витке - это Первое Основание + Второе Основание. Контр-проект - Третье Основание, возникшее, когда в руки имперских спецслужб попали исходники и изначальные расчёты Селдона. Это проект спасения Империи за счёт перемещения имперского центра. Но существование явного противоречия между этими двумя проектами свидетельствует о существовании третьего, тайного проекта, который использовал борьбу Второго и Третьего Основания (Ватикана и Константинополя) в своих целях. И никем не предсказанный джокер-психократор Мул, выскочивший, как чёрт из табакерки, был одним из свидетельств существования этого самого третьего проекта. 

***

Естественно, по вышеназванным причинам (слабость ресурсной базы, изначально наименьшие шансы на победу) третья интрига редко заканчиваться успехом. Чаще всего, в результате своего поражения, т.е., победы гегемонического Первого участника или контрпроектного Второго участника, она вообще растворяется в истории, как "слёзы под дождём", не оставив нам однозначных свидетельств своего существования. 
gest: (Default)
Уверен, в Польше выходили работы, всесторонне рассматривающие вопрос "Польской темы в "Гамлете"".

Ведь в "Гамлете" описывается треугольник из связанных по суше стран, периодически воюющих между собой - это Дания, Норвегия и Польша. (Есть ещё Англия, данник датских королей, но она далеко и попасть туда можно только по морю.)

Норвежец Фортинбрас со своим войском наёмников идёт на войну c Польшей через Данию.

Отец Гамлета, Гамлет-старший, прославился на войне с поляками:

So frown'd he once, when, in an angry parle,
He smote the sledded Polacks on the ice.


Вот так он хмурился, когда на льду
В свирепой схватке разгромил поляков.


  или

Вот так он хмурился, когда, вспылив,
Швырнул Поляка из саней на лед
.


В оригинале создаётся ощущение, что Польша - это ледяная пустыня, а отборные польские герои-бояре ездят на боевых санях, как на колесницах, и вот с ними-то и бился героический отец Гамлета ("в свирепой схватке, стоя на льду, он крушил несущихся на санях поляков"). Сцена, достойная Гомера.

Потом, имя Полоний (Polonius) по латыни означает "польский", выходец из страны Polonia (химический элемент получил своё имя по тем же причинам). Казалось бы, само по себе это ничего не значит. Но ведь действие происходит в Дании, в стране, которая, в пространстве пьесы, непосредственно граничит с Польшей. [С Великой Польшей - я каждый раз представляю себе мир, в котором германские земли опущены до статуса "датско-польского пограничья" и хихикаю. Я смотрел исторические карты - вроде как ни Дания, ни Речь Посполитая никогда настолько не приближались друг к другу.]

У меня есть совершенно несерьёзная фанатская версия, согласно которой Полоний - этнический поляк, по каким-то причинам эмигрировавший в Данию и посвятивший себя служению датской короне. Но вместо человеческого имени, как Розенкранц или Гильденстерн, ему от его польских родителей досталось нечто монструозное, на уровне Grzegorz Brzęczyszczykiewicz, что ни один датчанин всё равно не сумел бы выговорить. Поэтому при дворе его прозвали Polonius.
gest: (Default)
Компания Sony стабильно наказывает меня за лояльность к бренду.

С тех пор, как я связался с приставками нового поколения - PS3/PS4 - моя жизнь состоит из боли, унижений и обращений в равнодушную техподдержку. Сейчас вот "Сони" взяла и забанила мой айпи - просто так, по приколу - чтобы я не могу заходить в магазин Playstation, ни с приставки, ни с домашнего компьютера. Это как Стим, в котором отключён магазин Стима и все внешние сервисы. (Естественно, в других сетях всё работает - я могу зайти в свой аккаунт с телефона через мобильную сеть, например.) Люди, у которых была та же проблема, пишут в сети, что единственный вариант - позвонить моему провайдеру, чтобы он мне, за отдельную плату, сделал "белый айпи" (хер знает, что такое).

Потрясающе. Просто, мать его, потрясающе.
gest: (Default)
Вообще, есть одна вещь, которая дёргает меня с точки зрения моей любви к симметрии и смысловой рифме.

В рамках переслегинской эзотерики ("Теории информационных объектов"), четырём из пяти моих татиб можно однозначно приписать любимый тип информационного объекта, тот, с которым и посредством которого они больше всего любят работать.

[Сами татибы, в свою очередь, примерно соответствуют определению vMeme'ов "Спиральной динамики": "В "Спиральной динамике" термин ц-Мем (vMeme) обозначает базовую ценностную систему и представляет собой организующий принцип, который проявляет себя посредством мемов (воспроизводимых идей, привычек, культурных практик). Предваряющая и выделенная буква "ц" означает, что перед нами не элементарные мемы, как таковые, а ценностные системы, включающие в себя мемы". vMeme = values-attracting meta-meme (ценностный аттрактор-метамем); "ц-Мемы можно представить себе в виде всеохватной оценочной парадигмы - схемы, при помощи которой мы интерпретируем мир". С точки зрения переслегинской школы, vMemes/ц-Мемы - это информационные объекты высшего порядка, способные управлять другими информационными объектами.

См. "онтологии".]


1. Жёлтая татиба - это, конечно же, Голем - государственная машина, понятая, как кибернетическая система из человеческих элементов, взаимодействующих по фиксированным правилам. (Даниил Андреев называл нечто подобное уицраор, "демон государственности".)

"Големы являются простейшим классом информационных объектов. Все они представляют собой форму проявления желаний коллективного бессознательного в социальных группах, организованных иерархически. В таких группах человеку навязывается роль триггера, двоичного элемента, управляющего информационными потоками. Согласно определению Норберта Винера, совокупность логических ячеек, объединенных информационной сетью, образует искусственный интеллект".


Альтернативное название - Дракон, в честь поэмы А.К. Толстого ("тот змей, что, всё глотая иль увеча, от нашей крови сам жирел и рос, был кесаря свирепого предтеча").

2. Чёрная - Левиафан, дух торгово-финансовых отношений и рынка в целом. Об этом я уже упоминал.

Максим Калашников вместо "Левиафана" (с неизбежной отсылкой к Гоббсу) предлагал использовать термин Солярис - океан размером с мир, способный создать из себя всё, что угодно, как метафора Глобального Рынка и его Невидимой Руки.

3. Белая - эгрегор, информационный объект, работающий с идентичностью. Потому что это именно то, что делает белая татиба - она работает с идентичностью.

"Можно определить эгрегор, как общее психо-семантическое поле больших групп людей, выделенных по какому-то значимому признаку: христианский эгрегор, национальный эгрегор и т. п. Понятно, что такой объект подпитывается личностной энергетикой своих адептов, и в этом смысле можно говорить о паразитизме. С другой стороны, за служение эгрегору человек всегда получает воздаяние: чувство защищенности (эффект «крыши»), дополнительную энергетику, информационные озарения и т. п. (...)

В принципе можно сказать, что ближе всего к нашему представлению об эгрегоре находятся древние боги. В смысле А. Городницкого: «На Олимпе же богов бессмертных много\\ Кто-нибудь да согласится нам помочь»".


"Эгрегор - информационный объект, обладающий душой, то есть - имеющий хаотическую составляющую" (Елена Переслегина (с)).

"Так или иначе, здесь под эгрегорами понимаются иноматериальные образования, возникающие из некоторых психических выделений человечества над большими коллективами. Эгрегоры лишены духовных монад, но обладают временно сконцентрированным волевым зарядом и эквивалентом сознательности. Свой эгрегор имеет любое государство, даже Люксембург" (Даниил Андреев, "Роза мира").

4. Красная - Динамический сюжет, скрипт.

"Информационный объект, действие которого заключается в воспроизведении определённой цепочки событий помимо воли вовлечённых людей или обществ. Элементная база сюжетов — не люди, а их действия. Они не изменяют характер человека, а управляют его деятельностью.

Поведение лиц, вовлечённых в сюжет, может идти вразрез с их характером, но окружающими будет восприниматься как естественное, воспроизводя один из исторически известных образцов. Когда требования сюжета противоречат требованиям обстоятельств, люди, управляемые сюжетом, могут пытаться одновременно выполнять действия, противоречащие друг другу, терять ориентацию в пространстве, времени и обстановке. Попытка сопротивляться давлению сюжета ведёт к депрессии".


В первую очередь, конечно же, красная татиба работает с динамическим сюжетом Революции. (Это когда даже случайные и непредсказуемые события играют на руку революционерам, а законная власть, всё ещё обладающая формальным перевесом в силах, умудряется совершить все возможные ошибки, своими собственными руками подбрасывая свежий хворост в огонь восстания. Людей будто подхватывает могучим потоком, и одним кажется, что история на их стороне, а другим - что судьба ополчилась против них.) И в целом, само восприятие истории, как линейной последовательности однозначно заданных сценариев - это фишка красной татибы, олицетворения "объективных законов исторического развития".

5. Синяя татиба - ?

И вот тут я завис. Для красоты нужно было и синей подобрать что-то подобное. Но базовые типы информационных объектов тупо кончились. (Или - ура, я открыл новый тип информационного объекта!) С чем работает синяя татиба, этот Легион или Хор ([livejournal.com profile] arishai (с))? Если закапываться вглубь архетипов, то это Симург (и в том числе поэтому - Грифон), а Симург - потому что "парламент птиц". Есть ли разница между высказыванием Vox populi vox Dei и представлением, что "решения Вселенских Соборов по вопросам вероучения, законодательства и церковной дисциплины признаются непогрешимыми в силу того, что Собор действует не сам от себя, а по действию в нем и через него Святого Духа"?

Голос какого информационного объекта может звучать так: "то, что мы сейчас видим в мире, начиная с революций в Америке и Франции, является восстановлением естественного порядка вещей, системой принципов таких же универсальных, как истина и человеческое существование, и сочетающих мораль с политической удачей и народным процветанием"?

Понятно, что если просто идти по списку, то помимо големов, эгрегоров, сюжетов и Левиафана была заявлена ещё Ананке, "судьба" - метаскрипт, управляющий скриптами. Лаконично: "Ананке — Информационная система, порождающая пространство развития информационной системы". Более подробно:

"Ананке — системный мета-объект, задающий форму развития Сущностей и управляющий их деятельностями.
На «человеческом» уровне Ананке — это информационный объект, управляющий поступками личности, преобразующей мир. Другими словами, Ананке — объект, прочерчивающий развитие и придающий ему определенную форму.
В Текущей Реальности Ананке проявляется как совокупность Сюжетов" (*).


В общем, требуется консультация переслегинцев, но иных уж нет, а те далече. Конечно, я могу спросить у Артёма Желтова, но он ведь нихрена не знает про информационные объекты!

...

Apr. 21st, 2017 10:46 pm
gest: (Default)
Да, так вот, что я хотел сказать.

Мне хочется писать о татибах и не о татибах.

Мне хочется писать о татибах и о нео-татибах.

Мне хочется писать о нео-татибах с точки зрения сеттинга (где нужно обсуждать конкретнику, ну там, как у них организовано сельское хозяйство с точки зрения текущих футурологических концепций насчёт relocalized agriculture), и с точки зрения философии, которую я хотел бы вложить в эту тему. А это всегда опасно, потому что язык может завязаться узлами.

А ещё можно убить время, разгребая кучу оставленных мне комментов и комментируя их.
gest: (Default)
Я опять стою на перепутье в плане текстов.

Как всегда, хочется написать что-нибудь короткое, лёгкое, дурацкое, позитивное и нужное. Хм.



Вот так олицетворение жёлтой татибы (Великий Хан, Жёлтый Император) воспринимает белую татибу. Протагонист - это жёлтая, а все остальные - белая. /*злорадно*/ Кроме попугая. Попугай - синяя.

...

Apr. 18th, 2017 12:21 am
gest: (Default)
Чем я собираюсь заниматься?

Брать образы будущего из предыдущих постов и трактовать их через нео-татибы!
gest: (gunter)
Книга "Четыре будущих: жизнь после капитализма", написанная Питером Фрасом ("Four Futures: Life after Capitalism" by Peter Frase) для социалистического издательства "Jacobin" в 2016 году, на основе его статьи 2011 года.



Кратко перескажу тезисы. Опять же, матрица 2х2. Две главные темы будущего - автоматизация труда и возможный экологический кризис/нехватка ресурсов.

Автор выстраивает оппозиции так:

"Технологии (автоматизация, ИИ и т.д.) позволят решить проблему с ресурсами и экологией, обеспечив тотальное изобилие для всех: да - нет".

"Иерархическая структура капиталистического общества с присущим ему классовым неравенством сохранится: да - нет".   

Соответственно, квадраты образуются следующие:

1. Коммунизм. Технологии обеспечивают изобилие, капиталистическая структура исчезает.

Всё у всех зашибись, каждый человек занимается тем, что ему нравится, стирается грань между работой и отдыхом, труд как потребность. У каждого человека есть доступ практически ко всем знаниям человечества. Взаимозачёты - на основании репутации/благодарностей (выросшей из криптовалют типа dogecoin, "собаченек"). Что, естественно, не исключает интриг, политической борьбы и т.д. Но в целом, "вкалывают роботы, а не человек".

2. Рентизм. Технологии могут обеспечить изобилие для всех, но капиталистическая структура не исчезает.

Процветает копирайт, брендинг и патентное право. Старый капитализм потерял смысл (люди не работают, роботы способны произвести всё, что нужно, включая других роботов), поэтому возникает рентизм - люди, которые требуют, чтобы им платили ренту за право воспроизводить определённые паттерны, которые им принадлежат. Теперь объектом собственности являются не вещи, как таковые, а информация о вещах. И владельцы этой информации никогда не допустят, чтобы люди получали доступ к ресурсам просто так, даже если всем на всё хватает. "Моральные соображения" заставят финансовую элиту отчаянно бороться за сохранение своей власти.

Здесь есть жирные буржуи, которые получают ренту со всего, что производится машинами. Есть люди, которые вкалывают непосредственно на буржуев. Это: 1) творцы, которые выдумывают вещи, с производства которых буржуи получают ренту; 2) маркетологи, которые убеждают население покупать бренды соответствующей компании; 3) юристы, которые разрешают споры между разными компаниями и собственниками (постепенно заменяются на ИИ); 4) силовики, которые охраняют буржуев и обеспечивают им власть над населением.

Главная проблема этого общества в том, что население в значительной степени состоит из людей, которым нечего продать, так как их труд ничего не стоит. При этом, они не голодают (изобилие). В общем, каким-то образом этих людей приходится обеспечивать средствами, чтобы они покупали вещи, права на которые принадлежат буржуям, чтобы буржуи получали свою ренту; но кормить их на халяву никто не хочет, ибо капитализм.

3. (Эко)социализм. Техника не смогла обеспечить всеобщее изобилие, капиталистическая структура исчезает.

Людям пришлось затянуть пояса, сократить потребление и вкалывать на важных общественных проектах по ликвидации последствий неуёмных трат предыдущих эпох. Разумная умеренность, рационально организованная жизнь. "Корпус Экологической Реконструкции", талоны на доступ к общественным благам. Элементы рынка возможны, но в основном в виде автоматической (осуществляемой примитивным ИИ) настройки цен на доступ к дополнительным услугам в зависимости от текущего спроса.

4. Экстерминизм ("истребизм"). Техника не смогла обеспечить всеобщее изобилие, капиталистическая структура сохраняется.

Тут царит полный Торманс (из "Часа быка"), "Элизиум" и фильм "Время" (In Time) c Тимберлейком. Значительная часть населения живёт в жуткой нищете, а элита окопалась в своих анклавах под охраной. Очевидное противоречие - что мешает охранникам раскулачить буржуев и самим стать буржуями? Естественно, элитные буржуи пытаются постепенно свести количество человеческих охранников к минимуму, заменив их на роботов. Вообще, роботизация обеспечивает буржуев всем необходимым, изолированному меньшинству ресурсов пока хватает. В сущности, нищеброды больше не нужны. Вообще. Они перестали быть источником трудовых ресурсов и потребителями товаров, капитализм в них больше не нуждается. И задабривать их больше не надо, они не способны противостоять элитариям с их роботизированными машинами смерти. Бедные люди просто живут и потребляют ограниченные ресурсы. Меньше народу - больше кислороду. Сокращение неэффективных может принимать разные формы, более явные (роботы-убийцы) или более тонкие (голод, эпидемии, яд в пище), быть целенаправленным или почти случайным, быстрым или растянутым во времени. Но суть всегда одна.

***

Дальше автор пишет, что эти будущие могут быть разными этапами одной истории, в самых разных сочетаниях. Ну например - капиталисты наконец-то перебили всех неэффективных, и генетически одарённые дети элитариев вырастут в богатом, свободном и безопасном мире, где всем всего хватает, и труд - это радость и творчество. Автор предлагает нам задуматься о моральной оценке такого варианта.
gest: (Default)
Статья "Четыре образа для следующих ста лет: Ждёт ли нас Стар Трек, Экотопия, Большое Государство или Бешеный Макс?", написанная Робертом Костанцей ("Four visions of the century ahead: Will it be Star Trek, Ecotopia, Big Government or Mad Max?" by Robert Costanza) для журнала "Futurist" в 1999 году, 18 лет назад.

Опять же, две шкалы. Одна шкала описывает веру в прогресс и задана противоречием между "технологическим оптимизмом" (""технологический оптимизм" - это вера в непрерывную экспансию человечества и власть человека над природой; это базовое мировосприятие современного западного общества, связанное с продолжением текущих тенденций развития на протяжении сколь угодно далёкого будущего") и "технологическим скептицизмом" (""технологический скептицизм" намного меньше интересуется техническим прогрессом, а вместо этого делает упор на социальное развитие и развитие общества".)

Вторая шкала описывает то, насколько эти представления (и опирающаяся на эти представления политика) адекватна реальному миру.

Схема )

Расшифровка:

1.1. Звёздный путь (Стар Трек): Базовое мировосприятие технооптимиста

Термоядерная энергия повсеместно используется, успешно решая всевозможные экономические и экологические проблемы.
Человечество осваивает Солнечную систему, что приводит к демографическому взрыву.


Read more... )

1.2. Бешеный Макс: Кошмар техноскептика

Добыча нефти падает, а приемлемых альтернатив так и не появляется.
Финансовые рынки схлопываются, а государства слабеют и больше не имеют средств на содержание армий, чтобы держать в узде отчаявшееся, обнищавшее население.
Миром правят транснациональные корпорации.


Read more... ) 

2.1. Большое Государство: Общественные интересы важнее частного бизнеса

Правительства наказывают компании, которые отказываются приносить пользу обществу.
Термоядерная энергетика развивается очень медленно, из-за строгих требований к безопасности.
Программы планирования семьи стабилизируют рост и уравнивают доходы населения.


Read more... )

2.2. Экотопия: Устойчивый и малозатратный образ будущего

Реформы налогообложения поощряют экологические производства и наказывают загрязнителей и растратчиков невосполнимых ресурсов.
Новые принципы распределения населения уменьшают потребности в транспорте и энегиии.
Отказ от консьюмеризма сокращает количество отходов.


Read more... )


***

Отметьте забавную деталь - с точки зрения логики схемы, сильное централизованное правительство, осуществляющее глобальные экологические меры, возможно только в реальности, где такая политика не является оптимальной; если бы ресурсов на самом деле не хватало, в рамках осознанной политики пришлось бы первым делом сократить государственный аппарат.
gest: (gunter)
Статья "Как формулировать сценарии", написанная Лоуренсом Уилкинсоном ("How to Build Scenarios" by Lawrence Wilkinson - pdf), для журнала Wired, в 1995 году, 22 года назад.

Как и положено в западной практике сценирования, для сценарной проработки рисуется матрица 2х2, по двумя осям, каждая из которых должна задавать некое фундаментальное противоречие. Лоуренс Уилкинсон выбрал для своей схемы ось "индивидуальные ценности - коллективные ценности" и ось "фрагментация социума - концентрация ресурсов и влияния в крупных социальных структурах". Итогом становятся четыре крайних случая, по углам, которые должны трактоваться, как карикатуры-стереотипы, результат предельного развития определённых тенденций; если и не сама реальность в чистом виде, то аттракторы, влияющие на текущую реальность.

Схема )

Легенда:

"Я Желаю"

Мир рассыпается на функционирующий пандемониум личностей, организованных по профессиональному, а не по географическому принципу. Средства коммуникации повсеместны и направлены на расширение индивидуальных возможностей. Сеть становится главным пространством для рассредоточенной работы, для удовлетворения личных потребностей и для глобальной торговли. Материальная инфраструктура Северной Америки стагнирует, личные пространства процветают. Искусство и внимание обращены вовнутрь, так как индивидуальное самовыражение процветает в новых медийных формах, а старые публичные площадки разрушаются. Технология стала новой глобальной культурой. Неимущие превращаются в позднеимущих. Этнические и групповые различия отступают перед сплошным лоскутным одеялом неограниченного индивидуального разнообразия. Европа охвачена гражданскими беспорядками в результате распада её социалистической цивилизации. В России упадок сменяется подъёмом. Япония отстаёт. Китай и развивающиеся страны превращаются в гигантские блошиные рынки, где практически всё возможно.

"Я Желаю" - это квадрат, где индивидуализм (Я-йство) сталкивается с распадающимся или слабым контролем со стороны крупных организаций. Это будущее, в котором вы стремитесь к возможности и получаете возможность сделать собственную жизнь уникальной, исключительной, принадлежащей только вам. Сеть - вездесущая среда, которая позволяет вам реализовывать свои желания и исполнять необременительные и сравнительно маловажные общественные обязанности. Государства чахнут в результате наступления частного сектора, их сменяет преимущественно электронный рынок, через который и посредством которого осуществляются разнообразные транзакции. Большая часть крупных, централизованных институтов распалась на мелкозернистые структуры в рамках отношений "многие многим", где каждая личность одновременно выступает в роли производителя и и пользователя. В этом будущем вы принимаете участие в производстве того, что сами потребляете, будь то вещи или новый опыт. Ваша лояльность в первую очередь распространяется на собственные инструменты, знания и умения.

"Потребляндия"

Мир населён потребителями, а не гражданами. Технология способна создать бесчисленные вариации продуктов под конкретного пользователя. Потребителя обслуживают высокоразвитые и продвинутые компании, агрессивно-проворные и добросовестно-послушные воле рынка. Компьютеры всё чаще берут на себя функции "белых воротничков". Массовое производство всё более разнообразно, но самоделки вымирают. У людей больше времени на развлечения; недовольство чахнет. Политика - это электронное голосование. Государства практически превратились в виртуальные корпорации, их силовые функции отданы на аутсорс коммерческим фирмам. Неимущие получают купоны на покупки. Юго-Восточная Азия и Китай производят большую часть продукции Потребляндии, и сами потребляют почти половину. Латинская Америка - их филиал. Япония становится всё более богатой и всё более несчастной. Россия экспортирует неприятности в форме неорелигиозных сект и организованной преступности. США и Европа превратились в один большой парк развлечений.

"Потребляндия" - это квадрат, в котором частные желания сталкиваются с общественным и корпоративным центром. Это будущее, в котором каждый человек представляет собой предельного потребителя, обладающего практически неограниченным выбором. Тут Сеть тоже представляет собой вездесущую среду - но среду для корпораций, которые обрушивают на вас рекламные предложения, заточенные под ваши конкретные предпочтения, посредством личных каталогов, персонализированной рекламы, купонов на скидки и т.д. Продукция, конечно же, "массово подогнана" под ваши желания. Государства играют активную роль, устанавливая правила (стандарты, параметры) по которым играют корпорации. Социальные организации распространены, но они очевидным образом обслуживают индивидуальные потребности. Гражданин превратился в потребителя, которому прислуживает общество.

"Экотопия"

Темпы развития замедляются. В качестве реакции на высокий уровень преступности и хаос предшествующих десятилетий, коммунитаристские ценности приходят на смену сугубо индивидуалистичным. Урезанные и компьютеризированные правительства зарабатывают доверие населения. Целевое налогообложение финансирует общественные работы, иногда весьма значительные по масштабу. Корпорации внедряют программы ответственность перед обществом в интересах собственной долгосрочной экономической выгоды. Технологии, такие как онлайн-шоппинг, делают жизнь в городе менее ресурсозатратной. Бесплатный доступ к сети становится базовым правом личности. "Грязные" технологии запрещены, что заставляет менее развитые страны сразу же переходить на чистые и безопасные технологии, минуя предыдущие этапы - если только у них хватает сил и средств. Поначалу это приводит к ещё большему увеличению разрыва между развитыми и неразвитыми странами. Европа переживает второе Возрождение, превращаясь в нравственный ориентир для всего человечества, а Япония вскоре следует за ней. Исламский мир просыпается. Азия и Латинская Америка становятся запасными аэродромами для молодых и неугомонных жителей развитых стран, которым идеология энвайронментализма и коммунитаризма кажется слишком догматичной; они поселяются в "свободных экономических зонах", где их присутствие и энергия создаёт новые стимулы для роста. Северная Америка спотыкается, с трудом перенося укрощение своего ковбойского индивидуализма.

"Экотопия" - это квадрат, где общественное переживание понятия "Мы" встречается с сильным социальным центром. Это будущее, где центр устоял. Правительство играет значительную роль в поддержке общественного блага, но ещё более важную роль играет появление общепринятых экологических ценностей. Это не навязываемые убеждения, а добровольное принятие ценностей сплочённости, солидарности и ограничения потребления, поддержанное законодательством и самой корпоративной политикой. Сеть выступает в роли технологии-заменителя: сетевые технологии максимально развиваются с целью избавиться от необходимости деловых поездок, сократить количество используемой бумаги и т.д.

"Новая общность"

Мир превращается в конгломерат небольших и могущественных городов-государств. Сельская местность - это второй сорт, но она подключена к виртуальной сети. Европа разваливается на 57 стран; Китай, Россия, Бразилия и Индия тоже деградируют до состояния этнических государств с теневой экономикой. Банды развивающихся стран и старых городских гетто превращаются в политические организации, поддерживающие закон и порядок. Граждане используют сети и базы данных для наблюдения друг за другом и для того, чтобы защищать друг друга. Средняя продолжительность жизни серьёзно увеличивается (? - Г.Н.); ситуация со здравоохранением улучшается. Расцветает гражданская гордость. Правительства используют продвинутые технологии, чтобы осуществлять самые масштабные общественные проекты, как на городском уровне, так и всемирные. Корпорации подчиняются общественному контролю, но зато они выросли в размерах - Fortune Global 500 теперь называется Fortune Global 5000.

(Вторая, "оптимистичная" часть этого абзаца слабо связана с первой - Г.Н.)

"Новая общность" - это будущее коллективных ценностей, которые разделяют небольшие, соперничающие между собой группы. Это децентрализированный мир племён, кланов, "семейств", сетей и банд. Это будущее, в котором мы хотим создать свою общность и пользоваться преимуществами членства в этой общности, но без помощи со стороны благожелательного Большого Брата в лице государства. Сеть поощряет концентрацию экономической деятельности и социальных обязательств членов любой группы в пределах самой этой группы. Таким образом, роль и влияние правительства уступает возможностям этих формирующихся групп; ограниченные по масштабам - но нередко смертоносные - конфликты между группами постоянно возникают по всему земному шару. Наша главная задача состоит в том, чтобы быть достойным членом нашей группы. Наша лояльность в первую очередь связана с членством в группе, с групповой моралью и групповой символикой. Но это будущее также связано с идеями гордости, героизма и удовлетворением за счёт принадлежности к целому.
gest: (gunter)



#mylivejournal #lj18 #жж18 #деньрождения

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 24th, 2017 08:24 am
Powered by Dreamwidth Studios