gest: (Default)
[personal profile] gest
Статья "Четыре образа для следующих ста лет: Ждёт ли нас Стар Трек, Экотопия, Большое Государство или Бешеный Макс?", написанная Робертом Костанцей ("Four visions of the century ahead: Will it be Star Trek, Ecotopia, Big Government or Mad Max?" by Robert Costanza) для журнала "Futurist" в 1999 году, 18 лет назад.

Опять же, две шкалы. Одна шкала описывает веру в прогресс и задана противоречием между "технологическим оптимизмом" (""технологический оптимизм" - это вера в непрерывную экспансию человечества и власть человека над природой; это базовое мировосприятие современного западного общества, связанное с продолжением текущих тенденций развития на протяжении сколь угодно далёкого будущего") и "технологическим скептицизмом" (""технологический скептицизм" намного меньше интересуется техническим прогрессом, а вместо этого делает упор на социальное развитие и развитие общества".)

Вторая шкала описывает то, насколько эти представления (и опирающаяся на эти представления политика) адекватна реальному миру.

Мир в 2100 году:

2x2_Costanza

Мировоззрение и политика:

1. Технологический оптимизм.

Ресурсы бесконечны.
Развитие техники способно решить любую проблему.
Конкуренция приводит к прогрессу, рыночные отношения задают курс.


2. Технологический скептицизм.

Ресурсы ограничены.
Упор надо делать не на технологию, а на развитие общества и социальных отношений.
Сотрудничество ведёт к прогрессу, рыночные отношения должны быть поставлены на службу более важным целям.


Реальный мир:

1. Оптимисты правы.

Ресурсы бесконечны.

2. Пессимисты правы.

Ресурсы ограничены.


Расшифровка:

1.1. Звёздный путь (Стар Трек): Базовое мировосприятие технооптимиста

Термоядерная энергия повсеместно используется, успешно решая всевозможные экономические и экологические проблемы.
Человечество осваивает Солнечную систему, что приводит к демографическому взрыву.


Перелом наступил в 2012 году, когда демографическое давление нарастало, а природные ресурсы были близки к исчерпанию. Парниковый эффект, возникший в результате сжигания ископаемого топлива, начал приводить к серьёзным последствиям. Но развитие эффективной термоядерной энергетики позволило стремительно сократить потребление ископаемого топлива в мировом масштабе и уменьшить его практически до нуля к 2050 году, что постепенно обратило вспять образование парникового эффекта. Термоядерная энергия была бесконечно лучше и дешевле других альтернатив, и в качестве источника энергии она была практически бесконечна.

С загрязнением воздуха было практически покончено между 2015 и 2050, когда автотранспорт перешёл на чистые двигатели, работающие на водороде, произведённом при помощи термоядерных реакторов. Электричество для домов, заводов и всего остального поступало от термоядерного синтеза, поэтому старые и опасные ядерные электростанции были постепенно демонтированы; даже отдельные гидроэлектростанции были разобраны, чтобы вернуть часть великих рек к их естественному состоянию. В частности, плотины на реке Колумбия в Орегоне были полностью разобраны к 2050 году, что позволило дикому лососю снова подниматься вверх по реке на нерест.

В то время как чистая и бесконечная энергия значительно уменьшила негативное влияние человечества на среду, в мире по-прежнему оставалось всё меньше и меньше свободного места. Решением, конечно же, стали космические колонии, построенные из материалов, добытых на Луне и в поясе астероидов, и благодаря энергии новых термоядерных реакторов. Первые колонии возникали на Луне, на спутниках Юпитера и в обширном космическом пространстве внутренней системы. Отсюда было уже нетрудно сделать следующий шаг и запустить небольшие космические колонии к ближайшим звёздам.

К 2050 году почти десятая часть 20-миллиардного человечества жила в космических колониях. В настоящий момент (2100 год н.э.) 40 миллиардов людей поделились почти поровну между Землёй и внеземными поселениями. Ожидается, что население Земли не выйдет за пределы 20 миллиардов, а весь дальнейший рост будет происходить за счёт космического населения.

С учётом того, что производство питания и промышленной продукции по большей части было отдано на откуп автоматике, работающей на дешёвой термоядерной энергии, только 10 процентам человечества приходится зарабатывать себе на жизнь (назовём их рабами - Г.Н.). Остальные тратят своё время так, как им заблагорассудится. Часто крупнейшие прорывы в области технологий и общественных отношений совершают представители этой огромной массы "вольных мыслителей". У людей появилось масса свободного времени, которое они тратят на членов семьи и друзей; нормой стали семьи с четырьмя детьми.

1.2. Бешеный Макс: Кошмар техноскептика

Добыча нефти падает, а приемлемых альтернатив так и не появляется.
Финансовые рынки схлопываются, а государства слабеют и больше не имеют средств на содержание армий, чтобы держать в узде отчаявшееся, обнищавшее население.
Миром правят транснациональные корпорации.


Перелом наступил в 2012 году, когда мировая добыча нефти наконец-то достигла пика, что послужило началом долгого сползания вниз. Легкодоступная нефть просто закончилась, и цены рванули вверх. Прогнозы о том, что растущие цены на нефть будут способствовать развитию новых, более дешёвых альтернативных источников энергии, так никогда и не сбылись. Не было никаких более дешёвых альтернативных источников - только более дорогие. Нефть играла в экономике настолько важную роль, что цена всех остальных товаров была привязана к ценам на нефть, поэтому любые альтернативные источники дорожали вместе с нефтью, опережающими темпами. Солнечная энергия по-прежнему оставалась важным источником энергии для планеты - посредством сельского хозяйства, рыбного хозяйства, лесного хозяйства - но непосредственное превращение солнечного света в энергию за счёт фотоэлектрических элементов так и не смогло стать разумной альтернативой по соотношению цена/качество, даже по сравнению с углём.

Конечно же, это уже не имело никакого значения, потому что парниковый эффект начал действовать на полную катушку, а климат и экология Земли пошли вразнос. К 2050 году подъём уровня моря привёл к затоплению большей части Нидерландов, а заодно значительных территорий Бангладеша, Флориды, Луизианы и других равнинных прибрежных районов.

Как только фондовые рынки осознали, что происходит в мире, пузырь лопнул по-настоящему. Во время биржевого обвала в декабре 2016 года индекс Доу-Джонса рухнул на 87 процентов за три дня. Хотя за этим последовало частичное оздоровление, падение уже никогда не сменилось настоящим ростом.

Физическая и социальная инфраструктура постепенно ветшали, а природные условия ухудшались. Население Земли продолжает сокращаться с тех самых пор, как пандемия "аэроболы" (штамм вируса Эбола, передающийся воздушно-капельным путём) убила четверть человечества в 2025-2026 годах. К тому моменту человечество уже пострадало от голода в целом ряде регионов и в результате войн за пресную воду и другие природные ресурсы, но эпидемия всё равно стала неожиданным ударом. Человечество достигло своей максимальной численности в 2020 году, когда на Земле жило почти 10 миллиардов человек. Более двух миллиардов умерло во время эпидемии, которая продолжалась чуть более полутора лет. С тех пор почти по всей Земле смертность превалирует над рождаемостью, и текущее население в 4 миллиарда человек продолжает сокращаться на два процента в год.

Национальные государства ослабели, превратившись в символические реликвии и не более того. В какой-то момент миром стали править транснациональные корпорации, ведущие отчаянную конкуренцию за сокращающиеся ресурсы. Распределение доходов становится всё более и более неравномерным. Постоянно сокращается число тех немногих, кто смог продать свои навыки на рынке труда - они работают на глобальные корпорации за приличное вознаграждение и живут в комфорте и безопасности за стенами тщательно укреплённых анклавов. Такие люди полностью посвящают себя работе, нередко вкалывая 90 и 100 часов в неделю, без отпусков.

Оставшееся население выживает в заброшенных зданиях или убогих укрытиях, построенных из отходов. Школ не, еды не хватает, каждый день идёт борьба за выживание. Большая часть населения Земли ютится в условиях, по сравнению с которыми бразильские фавелы 21 века показались бы элитным жильём. Там почти постоянно происходят социальные волнения и революции, которые с жестокой эффективностью подавляют корпоративные органы безопасности (обанкротившиеся государства больше не имеют средств на содержание армии). 

2.1. Большое Государство: Общественные интересы важнее частного бизнеса

Правительства наказывают компании, которые отказываются приносить пользу обществу.
Термоядерная энергетика развивается очень медленно, из-за строгих требований к безопасности.
Программы планирования семьи стабилизируют рост и уравнивают доходы населения.


Перелом наступил в 2012 году, когда федеральное правительство США приостановило действие устава корпорации "Дженерал Моторс" за отказ приносить пользу обществу. Хотя GM усовершенствовало электромобиль, компания не стала делиться революционной технологией производства аккумуляторов с другими автогигантами, даже на лицензионной основе. Вместо этого она хотела сохранить монополию на электромобили, по дешёвке производя их Китае (производить в Китае и сохранять монополию, выбери одно из двух - Г.Н.), а затем продавая свои электромобили населению по грабительским ценам. Когда длительные переговоры не увенчались успехом, юристы правительства решили пустить в ход почти забытое право государства на приостановление действия корпоративного устава, чтобы национализировать технологию и сделать её общественным достоянием. Это вызвало такую панику у корпоративной Америки, что пришлось полностью переосмыслить природу отношений между обществом и корпорациями, в результате чего государство и общество получили возможность в значительной степени контролировать поведение корпораций.

Строгое государственное регулирование замедлило развитие термоядерной энергетики, до тех пор, пока не были полностью решены все вопросы безопасности. Никто не хотел заново повторять ошибки ядерной энергетики: "Три-Майл-Айленд" и Чернобыль ни шли ни в какое сравнение с катастрофой на АЭС бридерного типа во Франции в 2005, которая сделала четверть сельских земель в стране необитаемыми, убила 100 тысяч человек и привела к бесчисленным смертям от рака по всей Европе.

Поэтому термоядерная энергетика долго и тщательно изучалась со всех сторон. Заодно государственные органы контроля потребовали, чтобы новые термоядерные энергостанции несли полную финансовую ответственность в случае возможного ущерба, что привело к более ответственному (и более медленному) развитию индустрии.

Высокие налоги на сжигание ископаемого топлива смогли нейтрализовать парниковый эффект и способствовали развитию технологий использования возобновляемых источников энергии. Выброс углекислого газа в атмосферу к 2005 году был сокращён до уровня 1990 года, и оставался на этом уровне до 2030-го, за счёт скоординированных действий мировых правительств и высоких налогов. Позже, новые термоядерные реакторы - вместе с новыми и более дешёвыми фотоэлектрическими элементами - постепенно избавили мир от нефтяной зависимости, предотвратив худшие из предсказанных негативных последствий для климата.

Правительственная политика, сделавшая упор на женское образование, повсеместную доступность контрацептивов и разумное планирование семьи, смогла стабилизировать население Земли в районе 8 миллиардов (плюс-минус пара сотен миллионов), где оно и оставалось на протяжении почти всего 21 века.

(Видимо, в том квадрате, где "Стар Трек" и четыре ребёнка на семью, женское образование и всё прочее отсутствовало - Г.Н.)

Стабилизация численности населения позволила решить многие "вечные" проблемы с распределением ресурсов, и распределение доходов по всему миру стало гораздо более однородным. В то время, как в 1992 году богатейшие 20 процентов населения Земли получали 83 процента всех доходов, а самые бедные 20 процентов - чуть больше 1 процента, к 2092 году богатейшие 20 процентов получали 30 процентов доходов, беднейшие - 10 процентов. Схема распределения доходов, ранее напоминавшая бокал шампанского (большой объём вверху, тоненькая ножка внизу - Г.Н.), стала намного более устойчивым "стаканом". Отдельные либертарианцы критиковали сложившуюся ситуацию, утверждая, что она не вознаграждает предпринимателей за риски, что исключает рост экономики. Но власти открыто провозгласили курс на медленный рост или даже отказ от роста, предпочитая вместо этого сосредотачивать усилия на обеспечении экологической устойчивости и более равномерном распределении общественного богатства.

Стабилизация численности населения также уменьшило давление на другие виды. Общее число земных видов на протяжении двадцатого века сократилось с 3 миллионов до 2,2 миллионов к 2010 году. Но на этом уровне разнообразие видов стабилизировалось, а в 21 веке даже слегка увеличилось за счёт обнаружения в природе видов, считавшихся ранее вымершими, а также в результате образования новых видов среди быстро размножающихся организмов. Текущее число видов оценивается в 2,5 миллиона, и по всему миру действуют строгие правила, направленные на сохранение существующих видов и поощрение дальнейшего видообразования.

2.2. Экотопия: Устойчивый и малозатратный образ будущего

Реформы налогообложения поощряют экологические производства и наказывают загрязнителей и растратчиков невосполнимых ресурсов.
Новые принципы распределения населения уменьшают потребности в транспорте и энегиии.
Отказ от консьюмеризма сокращает количество отходов.


Перелом наступил в 2012 году, когда экологические налоги были почти одновременно введены в США, ЕС, Японии и Австралии, что стало результатом долгих международных дискуссий и дебатов, в основном, сетевых. В том же году Герман Дэйли получил Нобелевскую премию в области Обустройства человеческой жизни (бывшая Нобелевская премия по экономике), за его работы по вопросам устойчивого развития.

Общемировой открытый диалог позволил сформулировать альтернативный образ устойчивого мира. Люди наконец-то осознали, что правительства должны отобрать инициативу у международных корпораций и заново переформулировать основные правила игры, чтобы их тщательно выстроенный образ будущего получил хоть какие-то шансы на реализацию.

Общественное мнение строго осудило потребительский образ жизни и приветствовало экологический образ жизни. Лозунгом новой революции стало общеизвестное "Устойчивость, справедливость и эффективность".

Все траты природного капитала были обложены налогами в масштабе приблизительной стоимости ущерба для общества, и налоги на труд и доходы были урезаны для людей среднего и малого достатка. "Отрицательный налог на прибыль", или минимальный гарантированный доход, был обеспечен тем, кто оказался за чертой бедности. Страны без эконалогов наказывались экологическими пошлинами на произведённые ими товары.

QLI (Индекс качества жизни) заменил валовый национальный продукт в качестве меры измерения успешности страны. Эти реформы происходили постепенно, с 2012 по 2022, в США, Европейском Союзе, Японии и Австралии, что дало бизнесу достаточное время для адаптации. Остальной мир вскоре последовал за ними, и к 2050 году почти все страны осуществили эти реформы. Эффект был значительным и долговременным.

Ископаемое топливо стало намного более дорогим, что что негативно сказалось на путешествиях и транспортировке товаров, и вынуждало использовать возобновляемые источники энергии. Общественный транспорт, велосипеды и машины общего пользования для особых случаев стали нормой. Основное население теперь проживало в небольших посёлках, человек на двести, расположенных как в сельской местности, так и посреди городской застройки. Подобный посёлок обеспечивал людям практически всё необходимое, включая школы, клиники и магазины, и всё это в пределах шаговой доступности. Он так же позволял чувствовать себя настоящей частью "общины", чего так не хватало городской жизни конца 20 века. Подобные перемены радикально сократили валовый продукт большинства стран, но зато столь же радикально улучшили индекс качества жизни.

Благодаря сокращению потребления и отходов, сократилась и потребность в оплачиваемом труде и заработке. К 2050 году рабочая неделя в большинстве стран сократилась до 20 часов или даже меньше, и большая часть постоянных рабочих мест была поделена между 2-3 рабочими. Люди могли тратить гораздо больше времени на отдых, но вместо затратных отпусков вдали от дома они теперь сосредотачивались на общественных мероприятиях (типа командного спорта и коллективных занятий музыкой) и помощи окружающим (типа заботы о детях и стариках).

Безработица стала почти забытым понятием, как и разница между работой и развлечением. Большую часть своей жизни люди тратили на то, что им действительно нравилось, и их качество жизни стремительно росло (вместе с падением их реальных денежных доходов). Распределение доходов стало почти бесполезной статистикой, так как высокий доход больше не был связан с благополучием или властью, а качество жизни само по себе стало достаточно высоким у всех.

В то время как количество физических поездок резко сократилось, люди стали активно общаться по расширившейся всемирной сети. Оказалось, что по-настоящему глобальное сообщество можно поддерживать и без затратных физических перемещений.


***

Отметьте забавную деталь - с точки зрения логики схемы, сильное централизованное правительство, осуществляющее глобальные экологические меры, возможно только в реальности, где такая политика не является оптимальной; если бы ресурсов на самом деле не хватало, в рамках осознанной политики пришлось бы первым делом сократить государственный аппарат.

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios