Feb. 4th, 2017

gest: (Default)
У меня проблема.

Мне надо было завершить рассказ про Commandos 3, объяснив, почему мне всё-таки понравилась эта игра; перейти к рассказу о проклятом фанатами шутерном спин-оффе Commandos: Strike Force; рассказать, как я играл в первый Desperados (в рамках цикла про стэлс-тактику)...

И на мне ещё висит рассказ про пьесу Киршона "Большой день". Который окольными путями заставил меня вспомнить про Уэллса и всю ту тему. Естественно, я помню о том, что я вообще-то собирался писать про пять типов стратегических планов.

Тут [livejournal.com profile] vasilisk_ написал про фильм "Война волков", а я вспомнил, что так и не посмотрел полностью гонконгский фильм "Снайпер" 2009 года, поэтому посмотрел "Снайпер", а потом и "Войну волков". Два плохих китайских фильма подряд!

Что касается Commandos: Strike Force, то эту игру в 2006 году заклевали как за смену жанра, так и по причине общей перенасыщенности рынка шутерами про Вторую мировую. В отрыве от того контекста игра мне даже понравилась. Конечно, она смахивает на "польский шутер", но сделана качественнее. Впрочем, я задумался о том, что не знаю, какие в том году были сопоставимые игры; более того, я не играл ни в "мох", ни в "кал", эталонные шутеры про Вторую мировую.

MoH, Medal of Honor - это серия, зародившаяся на приставках, но затем перешагнувшая на персоналки. Call of Duty - наоборот, изначально компьютерная, в дальнейшем кросс-платформенная серия.

Medal of Honor (1999) для первой Playstation была первой, поэтому я начал знакомство с неё. Теперь мне хочется про неё рассказать, пока впечатления свежие.

Слава Макаров как-то сказал, что засилье шутеров от первого лица на приставках - это историческая аберрация, то, чего не должно было быть, а оно, тем не менее, случилось. Вот MoH как раз одна из игр, запустивших этот процесс, наравне с Turok: Dinosaur Hunter и GoldenEye 007 для Nintendo 64. Плюс, конечно же, это был шутер про Вторую мировую: понятно, что Wolfenstein 3D тоже был про Вторую мировую, тема войны всегда сопутствовала шутерами от первого лица, но именно успех MoH проложил дорогу для многочисленных последователей и подражателей. "Кал" был вторым, хотя в дальнейшем и оттеснил "мох" на вторые роли. 

Я люблю этот жанр, но я люблю его в классической PC'шной форме - сверхчеловек-суперанимал уничтожает толпы врагов, потому что он может видеть будущее; игры, где ты играешь за увешанный оружием комбайн смерти, который медленно двигается вперёд, и сохраняешься после каждого успешного выстрела, переписывая реальность по своему вкусу. [Конечно же, существовали классические шутеры, которые не давали сохранятся в любой момент, но это были отклонения от нормы.]

Мне не нравятся современные тенденции. Моду стали диктовать приставочные шутеры, заразившие компьютерные игры чекпойнтами и углодрочеством. Посмотрите на разницу между первым и вторым Crysis'ом: первый является произведением искусства, второй напоминает бюджетную приставочную стрелялку, хотя прилично стоил и выходил на PC. 

Так вот, я играл в Medal of Honor по-компьютерному, потому что на эмуляторе первой Соньки есть функция быстрого сохранения. Не знаю, как люди играли в это на настоящей приставке, это же с ума сойти - там к концу появляются враги, которые убивают героя либо очень быстро, либо мгновенно, и на каждом уровне этих врагов десятки. А появляются враги из воздуха, из-за особенностей движка и скромных возможностей 32-битной приставки по моделированию глубины и дистанции; в том числе, они могут появиться у игрока за спиной, если это требуется по сюжету.

--------------

А так, игра отличная (культовая, легендарная, "одна из лучших игр в истории" и т.д.). Безумная, но отличная.

Жил да был полковник Харгроув. Он работал в американском Отделе Стратегических Служб (OSS, предтеча ЦРУ) и искал Сверхчеловека, была у него такая мания.

Тут появляется наш герой, Джимми Паттерсон, 1919 года рождения. Эталонный образец мужчины европеоидной расы (хоть игра и от первого лица, но лицо Джимми показывают), потенциальный суперсолдат. Высокий и стройный - рост 185 см, вес 76 кг. Эффективный метаболизм, живучесть, раны и порезы быстро затягиваются, мгновенная реакция, аномально высокий интеллект. Учился в престижном университете, собирался стать инженером-конструктором и работать в авиационной отрасли.

Игра специально даёт нам посмотреть первые страницы его зачётки. Высшая математика - пять, прикладная химия - пять, сопромат - пять, и всё в таком духе. Заодно Паттерсон посещал гуманитарные занятия - сравнительная религия, философия, творчество Чосера (!), тоже сплошные пятёрки. Забавляет строчка с оценками по немецкому языку. Фамилия у препода немецкая, возможно, это был перебравшийся в США немец, предпочитающий общаться с окружающими на языке Гёте и Гейне. Паттерсон в этом плане ничем похвастаться не мог, первая оценка - тройка с минусом, преподаватель разочарован. Но уже во втором семестре - твёрдая четвёрка, несмотря на изначально скептичное отношение преподавателя. А в 1944 году Паттерсона будут забрасывать за линию фронта в немецкой форме, и немцы будут принимать его за своего. [Забавный момент - пока на Паттерсоне немецкая форма, реплики немецких солдат звучат для него по-английски.]

Когда началась война, Паттерсон с четвёртого курса ушёл добровольцем в армию. Там его, как грамотного, отправили в офицерскую школу. Опять же, нам показывают страницу из его личного дела за 1942 год. Стрелковая подготовка, по стобалльной шкале - аномально высокие оценки, автомат, винтовка, пистолет, гранаты, всё за девяносто баллов. Снайперская винтовка - невероятные 99 баллов из ста, при том, что на сто стреляет только сам Господь Бог. Дополнительные навыки: ночной бой, разговорный немецкий, подрывное дело, работа с рацией, азбука Морзе. Естественно, человеку с такими талантами выдают погоны лейтенанта и переводят его в лётную школу, где из него делают пилота армейской транспортной авиации. Типа, головорезов в США полно, нам сообразительных и ответственных лётчиков не хватает.

В начале июля 1944 года, во время открытия Второго фронта, транспортник лейтенанта Паттерсона сбивают над Францией. [Он высаживал воздушный десант, сбрасывал грузы для десанта или что-то в этом роде - вообще, эти события должны были освещаться в начальной заставке. Доп.материалы к игре стыдливо признают, что начальный ролик был "утрачен", от него осталась только раскадровка. В результате заставка к игре выглядит так (видео).] Как бы то ни было, вынужденную посадку пережил только Паттерсон. Он не растерялся, уничтожил прибывших на место крушения немецких солдат, пересёк линию фронта и вышел к своим. Тут-то полковник Харгроув и понял, что он нашёл своего кандидата в идеальные диверсанты. Паттерсона завербовали и он стал работать на OSS.

Первое задание - проверка. Высокопоставленный офицер из главного штаба армии США летал за линию фронта для переговоров с лидерами французского Сопротивления. К несчастью, самолёт совершил вынужденную посадку на оккупированной территории. Нужно выяснить судьбу штабиста и не дать ему попасть в руки врага. Пару уровней спустя Паттерсон узнаёт, что штабист тяжело ранен, и что его приютило Сопротивление. Паттерсону приходит шифровка примерно такого содержания: немцы готовят облаву, офицер нетранспортабелен, он может не дожить до утра, но не время быть сентиментальным; если с офицером что-нибудь произойдёт, задача Паттерсона - любой ценой спасти полевую сумку с документами и привезти её обратно. Начало следующего уровня: Паттерсон стоит над трупом штабного офицера, рядом лежит его сумка, вдалеке раздаются немецкие команды и лай собак. "Не время быть сентиментальным".

После удачной сдачи экзамена (Паттерсон уходил по подземным коммуникациям, катакомбы прочёсывал взвод немецких солдат с собаками, все они там и полегли), Харгроув начинает использовать Паттерсона в качестве своего личного оружия массового поражения. Если где-нибудь возникает важная и приоритетная цель, на неё сбрасывают Паттерсона. Дальнобойное железнодорожное оружие, добивающее до Ла-Манша? База подводных лодок с секретным прототипом? Подземная крепость-укрепрайон? Посылаем Паттерсона.

Игра охватывает период с июля 1944-го по март 1945-го. Личный счёт Паттерсона к концу игры - чуть больше тысячи немцев, уничтоженных в ближнем бою, не считая тех, кто погиб за кадром, в результате диверсий.

С заданий Паттерсон возвращался слегка покоцанным, но его быстро латали и посылали обратно. Правда, было ещё четвёртое задание, про штурм укрепрайона, когда оказалось, что подземный бункер является местом хранения стратегических запасов немецкого химического оружия, а сумасшедший полковник, комендант объекта, собирается использовать газ против наступающих американцев. Паттерсону приказали организовать "аварию" на складе химоружия, чтобы местный персонал разом отправился на тот свет, а бункер стал непригоден для жизни. В процессе Паттерсон сам наглотался боевых отравляющих веществ, но ничего, через пару месяцев оклемался.

Ещё была миссия, когда немцы свезли награбленную по музеям Европы коллекцию произведений искусств в заброшенную соляную шахту и заминировали её. Паттерсон должен был предотвратить подрыв и обезвредить заряды, но в качестве отдельного задания Харгроув поручил ему найти редкую рукопись "Кентерберийских рассказов" Чосера. Рукопись считалась одним из самых полных и авторитетных списков, перед войной она хранилась в Сорбонне, затем следы её теряются. Вот её нужно было разыскать среди награбленного и передать лично полковнику.

Хочется отметить следующее. Во-первых, мы узнаём, что полковник обожает Чосера. Следовательно, тот факт, что Паттерсон в университете посещал семинар по творчеству Чосера, мог стать решающим аргументом в пользу его кандидатуры, помимо всех его прочих уникальных качеств. Во-вторых, у меня лично возникли сомнения в том, что эта операция проводилась с ведома высшего командования. Кому война, а кому мать родна, так сказать. [Впрочем, это всё равно лучше, чем воровать золотую статую обезьяны.]

И последняя миссия, в конце марта 1945-го, против секретной базы-завода по производству ракет "Фау-2". Формальное обоснование для начальства - надо уничтожить комплекс, прежде чем он попадёт в руки русских. На самом деле, Харгроув давно мечтал о подобной операции - с тех самых пор, когда ему по своим секретным каналом удалось узнать, что немцы начинают разрабатывать оружие возмездия на базе баллистических ракет. Он представлял себе агента, который сумеет пробраться в недра вражеской базы, подберётся к ракете и перепрограммирует её так, чтобы она после старта сразу же рухнула на врага. Идеальная диверсия. Именно тогда одна из протеже Харгроува, боевая разведчица из французского Сопротивления, сказала ему, что он никогда не найдёт исполнителя с требуемыми навыками. Тут нужен уникальный человек: стрелок, диверсант, инженер, технический гений. А потом в OSS узнали о Паттерсоне. Короче, полковник хочет доказать, что такая операция в принципе возможна, а на остальное ему плевать.

И Паттерсон получает задание: проникнуть в комплекс, добыть чертежи "Фау-2", разобраться в её устройстве, найти систему наведения до того, как её вставят в ракету, хакнуть её, чтобы ракета упала на комплекс, затем вручную запустить ракету с пусковой и спрятаться в наблюдательном бункере, потому что "только там можно пережить взрыв". Всё это на бегу, отстреливаясь от элитных частей "Ваффен СС", которые охраняют ракетную базу.

Что тут скажешь? Полковник Харгроув разыскал Сверхчеловека и получил свою идеальную диверсию. (А заодно и редкую рукопись "Кентерберийских рассказов".) Я задумался о языке, на котором игры с нами разговаривают. В легендарные времена, когда в компьютерные игры играли только суровые бородачи (восьмидесятые, DOS, четырёхбитная графика, PC speaker), игра, герой которой был диверсантом и инженером, могла потребовать от игрока играть роль диверсанта и инженера - например, вручную вбивать данные в гироскопическую систему наведения, сверяясь с баллистическими таблицами из бумажного руководства, которое, впрочем, было бы только у редких обладателей лицензионного программного обеспечения. Ладно, не все игры были такими, но такое тоже бывало. Или вот, несколько лет назад приставочные игры лихорадило от QTE (Quick-Time Event, а.к.а. "Быстро нажимай кнопки, названия которых загораются на экране"), и эта зараза перекинулась на персональные компьютеры. В таких играх ты мог играть за инженера, но тебе в любом случае предлагали почувствовать себя дрессированной обезьяной. "Medal of Honor" ещё ни там, ни там; нет претензии на элитарность, но нет и нарочитого оглупления.

Чему учит нас эта игра? Не знаю. Но к ней приложил руку сам Стивен Спилберг, не последний человек в индустрии развлечений.

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios