Feb. 20th, 2017

gest: (Default)
Мне нужно написать несколько технических постов, и это опять вводит меня в ступор.

Ну во-первых, я хотел опять прорекламировать [livejournal.com profile] monster_igstab. (Да, я это уже делали, и не раз, вот и вот, например.)

Когда-то я говорил, что идеальная война Монстера - это какой-то дизельпанк без авиации. Но вот он решил раскрыть тему авиации в рамках своего подхода (тыц и далее  по ссылкам), и это круто! Круто! Давно я не получал такого удовольствия от ЖЖшных текстов. Тут даже сложно что-то выборочно процитировать, там всё хорошо. Тот случай, когда ты понимаешь, что человек космически превосходит тебя в той области, где ты хотел бы что-то уметь. Я не могу так гнать, у меня технического мышления нету.

И опять же. До этого Монстер выложил свой tour de force, краткий, но ёмкий манифест своего мировоззрения (1, 2), а заодно завершение всего "автобиографического" цикла (можно глянуть по тэгам). Я, честно говоря, надеюсь, что текст всё же больше художественный, чем автобиографический. Но кончается он на такой пронзительной ноте, что хочется что-то сделать и как-то помочь, а как, неизвестно :(.
gest: (Default)
Я хотел написать про советскую детскую повесть 1970 года "Далеко и обратно"...

Но помимо всего прочего, там был один эпизод, который меня сильно удивил.

Две равно увлекающиеся лодочным туризмом семьи встречаются во время отдыха на речке. Присутствуют мелкая девочка Наташа (фокальный персонаж), папа Наташи, мальчик Вася, который чуть старше Наташи, мама Васи. Вася не умеет плавать, хотя стесняется в этом признаваться посторонним людям.

"После завтрака стали купаться и плавать через неширокую Пчёвжу туда и обратно. Только Вася плескался у бережка. Плавать ему не хотелось.
  — Было бы это море, я бы купался, — говорил Вася, — я бы вообще всё время плавал до самого горизонта. А в речке? Да если ребята в школе узнают — меня засмеют!
  Тут папа сгрёб Васю под мышку, лёг боком на воду и поплыл. Мальчишка извивался, лягался и корчился. Он так орал, визжал и хрипел, будто ему выдирают здоровый зуб. На середине речки папа нырнул, и Вася один остался на поверхности.
  — Ай! — кричала с берега хозяйка «Астры». — Ребёнок захлебнётся, пойдёт ко дну и погибнет!
  Вася молотил руками и ногами. Он вопил: «Спасите меня!» — но пока что не тонул и не погибал. Васина мама успокоилась и стала наблюдать за своим чадом не без любопытства. А чадо осознало, что никто не торопится его спасать и что вообще его жизнь, может быть впервые, отдана в его собственные руки. Не желая с нею расставаться в столь нежном возрасте, Вася вытянул шею, огляделся, прикинул, где ближайшая суша, и поплыл, вздымая вокруг водометы брызг.
  Выбравшись на берег, он ощупал себя — всё ли на месте.
  — Я было подумала, что ты не умеешь плавать, — ядовито заметила Наташа.
  — Я и сам так думал… — в смущении признался Вася. — Может, я ещё чего-нибудь умею, да не знаю?"


Хэппи-энд!

Ещё раз - папа Наташи по приколу схватил чужого ребёнка, который не умеет плавать, оттащил его на глубокое место и там бросил. Чтобы тот научился плавать, ага. Я не спрашиваю, нормально ли это. Это ненормально. Ладно бы он так поступил с собственным сыном, по принципу "я тебя породил, я тебя и убью". Но это был чужой ребёнок!

Мне интересно, воспринималось ли это, как нормальное и "крутое" поведение взрослого человека в далёком 1970 году? Ну типа "советской армии не нужны слабые солдаты, слабые мальчики не должны доживать до призыва, выплыви или умри". Мне лично описанное поведение мамаши кажется неправдоподобным. Она слишком спокойна. То есть, конечно, в стране взят официальный курс на построение коммунизма, отмену семьи и превращение детей в коллективную и государственную собственность, но всё-таки, я скорее поверю, что "мама Васи" за попытку утопить сына ответила бы "папе Наташи" массированным термоядерным ударом. Даже в 1970 году.
gest: (Default)
(...)

Так вот, сама вещь. Алексей Кирносов, "Далеко и обратно", 1970 год.

Увидел ссылку у кого-то в комментах и не смог удержаться от знакомства с таким артефактом.

В центре повествования находится шестилетняя девочка Наташа и её папа. Папа, Наташа и пёс Мартын отправляются в увлекательное в путешествие на катере "Бег" (он же "Бегемот") по рекам Ленинградской области, по маршруту Ленинград - "далеко" - Ленинград. Естественно, в результате папа чуть было не отправился на тот свет вместе с дочкой и собакой, но кончается всё хорошо. Даже катер, возможно, подлежит восстановлению после финальной швартовки в стиле капитана Воробья (видео для тех, кто забыл эту сцену).

[Более подробное описание пути катера "Бег(емот)": Гребной канал - Средняя Невка - Нева - Новоладожский канал - Волхов - Пчевжа - Волхов - Ладожское озеро - Нева - Средняя Невка - Гребной канал. Если бы вокруг книги сложился свой фэндом, паломничество по этому маршруту входило бы в ритуал инициации истинного "далекиста".]

На первый взгляд, перед нами типичная советская детская повесть "для старшего дошкольного и младшего школьного" возраста. Но в какой-то момент возникает ощущение, что все эти типичные советские элементы были добавлены в текст задним числом, чтобы избежать внимания цензуры. Например, Константин Крылов обязательно обратил бы внимание на навязчивый советский феминизм. Шестилетняя сопля Наташа твёрдо знает, что, как и все мужики, её папа (бывший моряк дальнего плавания) - это беспомощный и бесполезный ребёнок, которому необходимо читать постоянные нотации, иначе он пропадёт. Типа, если у нас нет мамы, я должна заменить для папы маму, его маму.

" — Тебе неоднократно указывалось, — сказала Наташа, — что рюкзак находится в стенном шкафу на нижней полке. И как ты будешь жить, когда я пойду в школу?
  Папа припомнил, что ему в самом деле «неоднократно указывалось», где место рюкзака, и виновато потёр шею:
— Пропаду, малыш. Обрасту мусором и зачахну.

  Наташа достала простыни, подушки и одеяла.
  Она аккуратно постелила постели и сказала:
  — Папа будет спать здесь, а я здесь… Пап, ты у меня самый хороший на свете, только часто нарушаешь порядок и не слушаешься, вроде Мартына…"


Но это всего-навсего необходимая идеологическая нагрузка. Под этой оболочкой скрывается нечто совсем другое, хотя мне сложно сказать, что именно. Сам текст - это какой-то шифр, к которому у меня нет ключа. [Тут нужна эрудиция [livejournal.com profile] moskovitza или свободный поток ассоциаций [livejournal.com profile] keburga.]

Во-первых, путь из Ленинграда в Ленинград, туда и обратно - это классическое путешествие героя (Hero's journey, мономиф).

Во-вторых, путешествие на лодке по воде в сочетании с катастрофическими событиями и странными встречами - это распространённая метафора пребывания души в "астрале", после смерти и между воплощениями, достаточно вспомнить любую из эзотерических трактовок "Одиссеи".

В-третьих, река, как таковая - это символ человеческой жизни, движущейся от истока к слиянию и растворению в чём-то большем. Я хотел бы сослаться на цикл картин Voyage of Life американского художника 19 века Томаса Коула, где человеческая жизнь изображена в виде путешествия по загадочной реке. (Я писал о том, что Томас Коул крутой? Да, писал.) Повесть "Далеко и обратно" странным образом синхронизирована с этим циклом. Картины-аллегории четырёх периодов человеческой жизни можно было бы использовать в качестве иллюстраций к приключениям Наташи, папы и Мартына, подписав их "Покидая Ленинград", "Старая Ладога", "Шторм на Ладожском озере" и "Возвращение в Ленинград на разбитом катере".

Все три варианта могут накладываться друг на друга - эта история кончается и смертью, и новым рождением, и возвращением домой.

По ходу пути несколько раз повторяется одна и та же ситуация - Наташа задаёт вопрос, папа отвечает на него простой репликой, которая оборачивается головоломным коаном. За каждым словом начинает чудиться двойное дно.

Гермес Трисмегист для самых маленьких )

(продолжение следует...)

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios