Feb. 21st, 2017

gest: (Default)
(...)

Вот мой любимый эпизод, когда Наташа, впервые увидев Старую Ладогу, прозревает какие-то высшие слои реальности (или вспоминает свою прошлую жизнь):

  "Папа молчал и зачарованно глядел на берег, а Наташе казалось, что вот распахнутся ворота кремля — и выедут оттуда тридцать витязей на огнедышащих сивках-бурках, и помчатся они вызволять Марью-царевну из колдовского Кощеева подземелья.
  И ещё неясная любовь к этой никогда не виданной, но такой знакомой, родной и чудесной земле рождалась в её маленьком, а может, не таком уж маленьком сердце.
  И ей показалось, что давным-давно она сама жила в этом городе, и спускалась к реке по воду, и видела этого чёрного ворона, насторожённо сидящего на шпиле башни…"


А дальше включается советская мимикрия:

"Впереди за лесом дымили трубы новых городов, новых заводов.
  — Что это такое чудесное? — шёпотом спросила Наташа.
  — Это наша родина, малыш, — ответил папа".


При этом, на иллюстрациях мы видим только старые церкви, никаких "новых городов и новых заводов" с дымящимися трубами художник не изобразил.

Или вот. "Бег" встречает на своём пути таинственного старика.

"Подошёл высокий старик с корявой палкой и потрёпанной сумкой.
  — Наверх идёшь, капитан?
  — Туда, — кивнул папа".


По описанию и иллюстрациям, это типичный калика перехожий, паломник по святым местам. Но это было бы идеологической диверсией, поэтому в ход опять идёт мимикрия - старик якобы идёт поклониться святыне советского государственного культа, братской могиле солдат Великой отечественной, где был похоронен его сын.

Именно с этого эпизода начинается заочное, а потом и очное сравнение "Бега" с "Астрой". Старик сначала просил помощи у катера "Астра", но "Астра" проплыла мимо, а "Бег" взял дедушку на борт и подвёз до нужного места. На берегах Пчёвжи "Бег" наконец-то встречается с "Астрой" лицом к лицу. Экипаж "Астры" - папа, мама и Вася; все они, очевидным образом, заражены вещизмом и потребительским отношением к жизни. Характерны их описания: глава семьи "важный", его жена "гордая", десятилетний сын "хмурый". Так как автор иронично называет семью с "Астры" "астронавтами", возникает соблазн связать это с противостоянием СССР и США. "Астра" вышла первой и опережает "Бег" во время пути ("А" - первая буква, "Б" - вторая, как первый и второй мир), но "Бег" первым возвращается домой, а "Астра" так и остаётся в дебрях "далеко", на Пчёвже. "Астра" не стала помогать старику, потенциальному волшебному помощнику, а значит, завалила, "профейлила" свой героический квест.

"Далеко" (папу колбасит, у него ломка, ему нужны грибы):

" — Эк-кое бесплодное место… — жаловался папа.
  — Разве в грибах дело? — говорила Наташа. — Посмотри, как здесь хорошо, и лес дремучий-дремучий, мы в жизни в таком не бывали, и дубы старые, большие и узловатые, как в волшебной сказке; вот берёзовая роща, весёлая и солнечная, мне такая снилась; ты подними глаза, посмотри на птичек!
  — Я должен найти гриб! — упрямился папа.
  — Ох, и трудно тебя воспитывать, — вздохнула Наташа.
  Они вышли к затенённому высокими деревьями озеру, и Наташе стало так мирно и ласково на душе, что она захотела остаться здесь на берегу с Мартыном и с папой на всю жизнь. Папа остановился, забыл про свои противные грибы и загляделся на тёмную воду, в которой приглушёнными красками отразились дубы, и небо, и облака.
  — Пап, это и есть наше «далеко»? — спросила Наташа.
  — Я согласен, — ответил папа".


Плохое "далеко":

  "Утром она сказала папе:
  — Я думала, это хорошее «Далеко», а это плохое «Далеко». Я не могу здесь жить и радоваться.
  — Понятно, — сказал папа.
  Он притащил Мартына и завёл мотор".


"Астра" теряет веру и остаётся в плохом "далеко":

" — Нет, — раздалось из-под платка. — Мы слушали сводку погоды. Везде дождь, везде холод и везде комары. Уж мы здесь переждём.
  — Тогда прощайте, — сказал папа и повернул штурвал.


Но ещё до этого между Наташей и Васей состоялся необыкновенно ёмкий разговор о природе двух систем:

" — Меня зовут Вася. Знаешь, это редко, у кого катер есть. Или машина. А в Америке бывают даже личные самолёты. Вот бы мне!
  — Далеко бы ты полетел? — поинтересовалась Наташа.
  — Я бы? Да куда захотел! — воскликнул Вася.
  — А куда бы ты захотел?
  — М-м-м… — Вася замялся. — Не знаю.
  — Туда и пешком дойдёшь, — махнула рукой Наташа, принесла спички и стала разжигать костёр".


Поднимается вопрос личной собственности. Действительно, у некоторых людей в СССР есть машины (см. фильм "Берегись автомобиля"). А у некоторых даже есть катера, например, у отца Наташи и отца Васи. Это их собственность, она стоит денег. Хотя поездка на катере маскируется под службу обществу ("Бег" подвёз старика и выручил рыбаков на Ладожском озере), всё равно очевидно, что папа Наташи при помощи катера удовлетворяет свои эгоистичные потребности. Зачем человек самолёт? А зачем человеку корабль?

Но столь же очевидно, что своего самолёта у советского человека быть не может. Мне сразу же захотелось вставить ссылку по теме:

Read more... )


Крепостным самолёты не положены. Если при коммунизме у всех будут личные вертолёты, то люди на этих вертолётах будут сматываться из коммунизма.

Таким образом, на вопрос Наташи ("куда бы ты полетел?") существует однозначный ответ - в Америку, за железный занавес. Вася не решается озвучить подобное, но от своих меркантильных родителей он наверняка нахватался идей в духе поросёнка Петра. Встречная реплика Наташи, в свою очередь, может быть намёком на то, что советскую границу проще перейти, чем перелететь. Медленный путь надёжнее быстрого. Освобождение - это, в первую очередь, внутренний процесс. Освободивший свой дух человек сможет просочиться и сквозь колючую проволоку.

(продолжение следует...)
gest: (Default)
(...)

Теперь концовка.

С бытовой точки зрения, текст кончается следующим. На обратном пути, вниз по течению Волхова, папа, повинуясь минутному импульсу, заходит на местный почтамт и звонит по междугороднему телефону любовнице. Отношения у них явно непростые, но она очень рада его слышать, более того, судя по всему, она наконец-то согласилась выйти за него замуж и жить с ним и Наташей. (Так как мы эту сцену наблюдаем с точки зрения Наташи, мы не знаем, что женщина сказала папе, мы видим только его реакцию.) Окрылённый этой новостью, папа пытается поскорее вернуться в Ленинград. Наплевав на осторожность, он решает гнать на катере напрямик, через Ладожское озеро, несмотря на плохую погоду и очевидные признаки надвигающегося шторма. Всё могло бы закончиться очень плохо, и если закончилось бы, будь это учебный фильм про технику безопасности для малых судов. Но к счастью для всех участников, это детская повесть, поэтому не пострадал никто, кроме катера.

Возможно, один из смысловых слоёв повести действительно содержит скрытую отсылку к культовому советскому фильму "Последний дюйм", и в предыдущем посте он был упомянут не случайно. В "Последнем дюйме" сын должен самостоятельно управлять самолётом, чтобы дотянуть до аэродрома и спасти потерявшего сознание отца. В "Далеко и обратно" Наташа должна самостоятельно вести по Неве помятый "Бег", чтобы дотянуть до Гребного канала, потому что папа в это время откачивает и вычерпывает воду из прохудившегося судёнышка.

С мистической точки зрения речь может идти, например, о том, что "папа" по ту сторону реальности готовит "Наташу" к новому рождению и потому подыскивает ей на земле подходящую маму.

  "И вдруг он улыбнулся и пошёл медленнее.
  — Послушай, большой малыш… — начал папа. — Ты знаешь, что у всех малышей должны быть мамы. Хочешь, и у тебя будет мама?
  Наташа ткнулась носом в папин плащ и зарыдала.
  — Что такое? — растерялся папа. — Откуда эти слёзы, зачем они?
  Мартын сидел рядом и скулил, задрав голову к чёрному небу".


"Бег(емот)" выбрасывается на берег Гребного канала и подыхает. Наташа покидает катер и начинает терять сознание от накатившей усталости. Она герой, который обрёл себя через возвращение на новом уровне к началу своего путешествия; человек, завершивший земной путь и прощающийся с телом, которое так долго ему служило; душа, спускающаяся в дольний мир для нового воплощения.

  "«Бегемот» въехал носом в песок и замер. Папа поставил сходню. Наташа сошла по ней и присела на травку. Закрыла глаза и стала слушать, как гудят уставшие ноги. Бежали волны, переплетались ветви деревьев, прыгали лохматые псы, мерцали звёздочки и проплывали белые пароходы. Вздымала грудь бескрайняя Ладога, нёс караваны рабочих барж широкий Волхов, и на берегу вставали неразрушимые, как скалы, древние башни и крепостные стены, столько раз оборонявшие от врага родную землю. Всё это виделось ей сейчас, и новые города, и мосты, новые заводы, которые не старше её возрастом, тоже виделись ей, и она разглядывала их от каменных набережных до кончиков высоких труб…
  «Я была далеко и вернулась обратно, — думала Наташа, — и теперь я знаю, что это такое чудесное, где я родилась и живу. Я увидела, какие хорошие люди живут на земле вместе со мной. И всё хорошо, только я очень устала, но и это хорошо. А о моём папе будет теперь заботиться мама, но и это, наверное, ему будет хорошо, а я что — я пойду в школу, и это будет хорошо…»
  Кто-то поднял её на руки. Наташа хотела раскрыть глаза, но они не раскрывались, а издалека слышался папин голос:
  — Рейс… Капитан базы… Пробоина… Скоро… Море…"


Эти последние слова папы, последние слова повести - и это чёртов ребус. Я не могу их убедительно истолковать даже с точки зрения обыденной жизни, не говоря уже об эзотерическом подтексте. Капитан базы должен узнать, что в катере была пробоина? У меня рейс, мне скоро уходить в море? Может быть, папа - это капитан плавучей рыболовецкой базы, он скоро снова уходит в море, и потому ему так важно было обустроить свою личную жизнь, чтобы было на кого оставить Наташу?

"Мне нравится, что цикл картин завершается морем.
Т.е., естественно, чем ему ещё завершаться, если реки впадают в море. Но море -- универсальный символ смерти, так что это со всех сторон хорошо
" [livejournal.com profile] arishai (с).
gest: (gunter)
Отдельные недописанные посты тяжким грузом ложаться на мою совесть.

Например, пост про Уэллса и его концепцию высокотехнологичной войны обр. 1917 должен был быть украшен парой дополнительных лепестков. 

Я даже начал писать один такой пост, он остался у меня в виде черновика:

---------------------
...Одна из вещей, которая волнует меня в подобных старых, и, казалось бы, неактуальных прогнозах - это то, как их можно наложить на современную военную футурологию. Проблематика ведь осталась всё та же.

Если пройтись гипотетическим по родам войск Уэллса, то сразу же привлекают внимание первый, третий и пятый пункт. Это вполне реальные концепции, которые обсуждались и обсуждаются до сих пор.

Вот, например: "третьим родом войск будет артиллерия, то есть орудия и самолёты фоторазведки, работающие вместе с орудиями".

Эта концепция разведывательно-ударного комплекса: объединения в единую систему средств обнаружения целей (в настоящий момент - разведывательных беспилотников) и средств поражения (ракетных и артиллерийских установок с "умными" боеприпасами). Подобная концепция находилась на пике военной моды в 70-80 годы.

"Разведывательно-огневой комплекс (РОК) — быстродействующий автономный артиллерийский комплекс, в котором предполагалось объединить средства артиллерийской разведки, поражения (на основе высокоточных боеприпасов), автоматизированного управления огнём и обеспечения стрельбы. В связи с узкоспециализированным назначением, позволявшим решать лишь ограниченное число огневых задач (поражение колонн танков, стреляющей артиллерии, радиоизлучающих средств и т.п.), практической реализации РОК не получил. По мере совершенствования и накопления высокоэффективных огневых и обеспечивающих средств возможен переход к общей многоуровневой (от батальона до фронта) общевойсковой развед.-огневой системе ракетных войск и артиллерии".

"Разведывательно-ударный комплекс (РУК) — автоматизированный комплекс вооружения, предназначенный для огневого поражения ударным средствами (ракетными, авиационными) наиболее важных наземных и надводных целей противника немедленно по мере их обнаружения. В РУК входят средства: разведки и наведения, поражения (высокоточное оружие), радиоэлектронного подавления, навигационно-временного обеспечения, управления".

"Разведывательно-ударный комплекс, по иностранным источникам, — объединённые в единую автоматизированную систему высокоточное оружие дальнего действия и обеспечивающие его боевое применение средства (разведки, целеуказания, наведения, навигации, выработки команд н др.). В США разрабатываются 2 типа Р.-у. к.— для разведки и уничтожения РЛС ПВО противника в полосе шириной и глубиной 500—600 км и для борьбы с танковыми группировками на удалении до 200 км от линии соприкосновения войск".

Формулировки изменились - идея никуда не делась.
---------------------

Конец черновика. Причём, от фразы "идея никуда не делась" должна была идти ссылка на израильское военно-рекламное виде "Seeing is striking". Но с Ютуба его с тех пор удалили, не прошло и двух лет. Ролик всё ещё можно посмотреть на сайте Dailymotion (Seeing is Striking - IAI Land Capabilities, с отметки 4:35).

Естественно, я помню, как должен был продолжаться этот пост.

Первый пункт - это "пехотинцы с автотранспортом, насыщенные пулемётами, с танками и прочим оборудованием: таков первый род войск современной войны".

(Уэллс пишет о том, что пулемёты становятся легче, и всё больше превращаются в индивидуальное оружие пехотинца, а значит, "век винтовки подходит к концу". Когда он говорит, что у пехоты должно быть достаточно пулемётов, то в первую очередь имеются в виду ручные пулемёты/автоматические винтовки/автоматы.)

Это обыденная сторона военной футурологии - разработка сценариев фронтальной атаки упорно обороняющегося противника с использованием усовершенствованных версий имеющихся систем. На сегодняшний момент речь будет идти о "дистанционно-управляемых роботах-танкетках, за которыми идут основные боевые танки и тяжёлые гусеничные БТР/БМП". Эту тему последние несколько лет активно пропагандирует родной ВПК; угадывается некий гипотетический комплекс из потомков Уран-9 (видео), Т-14 "Армата" и Т-15.   

Пятый пункт: "Пятым и последним родом войск является современный аналог кавалерии; он также по сути представляет собой авиацию, усиленную автомобилями". Уэллс не договорил ровно одну фразу - про то, что автомобили (бронеавтомобили, колёсная и лёгкая бронетехника) должны перебрасываться по воздуху авиацией (в текущих условиях, вертолётами и конвертопланами). У этой идеи почтенная родословная, от "крылатых танков" тридцатых годов до Future Combat Systems и Air-Mech Strike ("вертикального охвата") девяностых. То есть, где-то так: авиация способна выполнять функции кавалерии, если она будет действовать при поддержке быстроходной наземной техники; быстро перебрасываемые по воздуху войска должны иметь собственную бронетехнику, иначе от них мало пользы; армейская авиация должна перебрасывать по воздуху лёгкую бронетехнику и поддерживать её огнём, это и есть кавалерия на новом витке развития.



Что у нас осталось?

"Мы должны определить инженеров и сапёров как четвёртый род войск, чьё значение сейчас сильно выросло". Мы сразу обнаруживаем лакуну в военной футурологии. Сапёры негламурны, и потому придумывать будущее инженерных войск неинтересно. Все эти мостоукладчики, бронебульдозеры-эскаваторы, машины минирования и разминирования... Но это, в свою очередь, означает, что в области прогонов про будущее это "синий океан", свободная ниша с низкой конкуренцией.

И, наконец, "фабричные рабочие и всё, что составляет путь снаряда от завода и до орудия, образуют второй род войск". Опять же, логистика будущего - тот фундамент, на котором будет стоять всё остальное здание, и тот аспект, о котором регулярно забывают, когда рассуждают о перспективах эволюции вооружённых сил. Я бы сказал, что в этом пункте Уэллс затрагивает сразу три темы, а не две, как может показаться - производство, снабжение и обеспечение безопасности. Не зря же он предлагает призвать в армию всех фабричных рабочих, чтобы военный порядок и дисциплина царили не только на передовой, но и в глубоком тылу. А для этого нужны специальные охранные войска (полевая жандармерия?), которые будут сторожить переведённых на казарменное положение рабочих и охранять весь "путь снаряда от завода и до орудия". "Второй род войск", как он представлялся Уэллсу - это какое-то гиперНКВД, отвечающее и за оборонные заводы, и за железнодорожный транспорт. Но в целом, повторюсь, это важный аспект военной футурологии - производство военной продукции, доставка военной продукции и нейтрализация тыловых угроз для обеспечения бесперебойного производства и доставки военной продукции.

***

Естественно, в своём 1917 году Уэллс не мог знать, как на самом деле будут развиваться вооружённые силы. В следующие десятилетия то, что он считал "кавалерией" (авиация при поддержке колёсной бронетехники) и то, что он считал "пехотой" (пехота на автотранспорте с танками и орудиями) слились в единое целое, образовав механизированные части (бронетехника, самоходная артиллерия, мотострелки/механизированная пехота), действующие при поддержке авиации (пикировщиков, штурмовиков, в дальнейшем - вертолётов). Бронетанковые силы стали универсальным инструментом и для удара, и для глубокого оперативного манёвра. Уэллсу было сложно представить себе подобное, для него это были две совершенно разные вещи, хотя где-то там, по соседству, уже начинал думать свои стрёмные мысли подполковник Фуллер...

Оказалось, что войска во время наступления могут отрываться от железнодорожной сети и уходить в глубокий прорыв. Манёвренным частям теперь в первую очередь требовалось горючее, но если войска передвигаются по дорогам, то и горючее к ним можно подвозить по дорогам. Нормы снабжения артиллерии, которые сложились на Западном фронте Первой мировой, были сильно завышены. Военные исходили из того, что необходимо постоянно отправлять на фронт вагоны снарядов, чтобы на протяжении дней и недель выпускать их в сторону противника, накрывая вражеские позиции по квадратам. В дальнейшем выяснилось, что при манёвренной войне расход снарядов гораздо ниже, потому что артиллерия, как правило, ведёт огонь не вслепую, а по выявленным целям, если вообще не прямой наводкой. А это, в свою очередь, уменьшает зависимость от железных дорог.

Наконец, самой длинной рукой вооружённых сил оказалась не дальнобойная артиллерия с самолётами-разведчиками, а самолёты-разведчики с самолётами-бомбардировщиками.

***

Всё это в целом даёт нам некую упрощённую матрицу для военной футурологии. Нужно ответить на пять вопросов с подвопросами.

Как мы (в нашем умозрительном военном будущем) собираемся выбивать противника с укреплённой инженерными средствами оборонительной позиции, когда нам необходимо любой ценой её захватить, а противник решил обороняться до последнего? [Первый род войск по Уэллсу, "пехота".]

Что представляют собой наши инженерные части, которые должны уменьшать трение для наших войск и увеличивать его для вражеских (условно говоря, расчищать минные поля, разрушать ДОТы, наводить мосты - ставить минные поля, возводить ДОТы, взрывать мосты)? Как мы делаем проходимую местность непроходимой и наоборот, как мы разрушаем вражеские укрепления и возводим на их месте свои собственные? [Четвёртый род войск по Уэллсу, "сапёры".]

Кто у нас проводит разведку боем? Кто осуществляет глубокий охват, перерезая линии снабжения противника, блокируя его тыловые объекты, сея панику в его рядах, захватывая и удерживая ключевые пункты до подхода основных сил? И одновременно - кто выставляет заслон против лёгких сил и разведывательных элементов противника ("контрразведка боем"), прикрывая развёртывание основных сил? [Пятый род войск по Уэллсу, "кавалерия".]

Что представляет собой наша "длинная рука"? Чем мы поражаем противника на предельной дистанции? Как мы его там обнаружим, и как мы получим информацию о результатах нашего удара? [Третий род войск по Уэллсу, "артиллерия".]

Из чего состоит путь снаряда (военной техники, прочего снаряжения) от создания и до применения? Как обеспечивается бесперебойная работа снабжения, и какими средствами этот механизм защищён от саботажа и диверсий? [Второй род войск по Уэллсу, "производство и снабжение".]

***

Я вот сразу подумал о том, что умозрительные схемы, которые рисовал для себя Уэллс, каким-то образом не дали ему (в тот момент) осознать роль авиации и сформулировать необходимость ПВО, как "вещи в себе". У него авиация, как таковая, поделена между "кавалерией" и "артиллерией". При этом, необходимость обеспечить бесперебойное функционирование "пути снаряда от завода и до орудия" = ПВО. "Современный аналог кавалерии", это действия авиации против войск противника = ПВО. Дальнобойной артиллерии для эффективной работы необходимы самолёты-разведчики = ПВО. Но ПВО, как отдельной сферы военной активности, у Уэллса нет.
gest: (Default)
К предыдущему.

Я тогда ещё и разноцветную схему нарисовал, чтобы было понятнее, как именно Уэллс представлял себе ход боевых действий на современном ему уровне развития техники. Она тоже так и не была выложена. Побалую себя :).

Схватка патрулей )

1. Сначала происходит развёртывание. Заменившая кавалерию авиация, при поддержке бронеавтомобилей и мотоциклистов, борется с аналогичными силами противника, пытаясь собрать информацию о неприятеле и выставить заслон против его разведчиков. Стороны прощупывают друг друга в поисках слабых мест и изучают ТВД. В это же время, в самом сердце страны, мобилизованные рабочие начинают массовый выпуск военной продукции, которая течёт к границе по железным дорогам, подобно потоку расплавленного металла. Там, где этому потоку не хватает места, он расширяет старое русло или находит новые пути. По этим же дорогам перебрасывается артиллерия, пехота, бронетехника.


Основное сражение )

2. Начинается долгая битва. Противники упёрлись друг в друга, образовав линию соприкосновения, линию фронта. С каждой стороны в небо утыкаются стволы могучей артиллерии. Артиллерия задаёт структуру фронта, а её, в свою очередь, подпирают "транспортно-промышленные войска", обеспечивающие порядок в тылу и бесперебойное производство и доставку снарядов из промышленного центра воюющей страны. Военные железные дороги обрастают параллельными линиями и выбрасывают новые отростки, пытаясь нащупать новые направления для экспансии, ещё не перекрытые противником. Артиллерия подавляет вражескую оборону и ведёт борьбу с артиллерией противника. Глазами артиллерии являются самолёты-разведчики. Артиллерию прикрывает пехота с автоматическими винтовками и пулемётами. Инженеры строят укрепления, расставляют минные поля, и, одновременно, пытаются демонтировать укрепления противника. Под прикрытием артиллерийского огня, по проходам, проделанным инженерами, в атаку идёт пехота на грузовиках, при поддержке танков. Если им удастся выбить противника и закрепиться на новых позициях, инженеры тут же начнут заново укреплять оборону, артиллерия передвинет свои позиции вперёд, а питающий войну поток продлит сам себя до новой отметки.


(Обратите внимание, что "кавалерия" отведена в резерв, в условиях сплошной линии фронта для неё пока нет задач.)

Разгром )

3. Преследование. Наконец, одна из сторон не выдерживает напряжения битвы и утрачивает структурную стабильность. Орудия захлёбываются, поток снарядов иссякает, фронт обваливается. В пробитую пехотой и танками брешь входит лёгкая бронетехника и авиация, чья задача - рассеять противника, предотвратить эвакуацию его артиллерии и перерезать неприятельскую железнодорожную сеть как можно ближе к источнику его силы.


***

Посмотрим на основное сражение и разобьём его на иерархические уровни, а заодно умозрительно "геймифицируем" их.

Самый нижний уровень - тактический. На этом уровне у нас действует пехота с танками, при поддержке инженеров, против вражеской стационарной обороны и аналогичных сил противника. Дальнобойная артиллерия на тактическом уровне проявляет себя в виде кастуемых суперударов, которые бьют по площадям, подавляют огневые точки и сносят укрепления. Основное содержание боевых действий - позиционная борьба. Цель - разгромить имеющиеся силы противника, прорвать его оборонительные линии. Предельная цель - вклиниться в тыл противника, достичь позиций вражеской дальнобойной артиллерии и уничтожить/захватить её, обрушив этим вражескую оборону на локальном участке фронта. Короче, это масштаб типичной RTS, где "производство" символизирует подвоз подкреплений, а "суперудары" (ядерные боеголовки, лазеры из космоса) - работу настоящей артиллерии. Это борьба танков, БТРов с солдатами и самоходок против оборонительных структур ("вышек", ДОТов), бронетехники и пехоты противника.

Второй уровень - уровень дальнобойной артиллерии и самолётов-разведчиков. Мне хочется с долей иронии назвать это уровнем "большой тактики". Вообще, "большая тактика" (grand tactics) - это старое и западное название оперативного искусства, то есть уровня между тактикой и стратегией. Но в данном случае, речь будет вестись о тактике использования тактических и оперативно-тактических средств поражения, когда манёвр огнём безусловно довлеет над манёвром силами (дальность эффективного огня >>> подвижность), а цели находятся за пределами визуального обнаружения и вообще за горизонтом. В этот раздел попадает и контрбатарейная борьба; собственно, основное содержание боевых действий на этом уровне - борьба дальнобойной артиллерии с дальнобойной артиллерией. Низший, тактический уровень, проявляется в виде абстрактной "линии фронта". Подавляя вражескую артиллерию, мы создаём своей стороне огневое превосходство. Сторона, обладающая огневым превосходством, получает возможность наступать на противника, перенося огонь артиллерии вперёд и постепенно перемещая орудия на новые позиции. Высший уровень представлен поставками снарядов и прочих расходников. Цель, как я уже сказал - вскрыть и подавить вражеские батареи, предельная цель - накрыть огнём вражеские линии коммуникаций и транспортные узлы, что может привести к каскадному обрушению вражеской обороны. В плане игры это те же "Артиллеристы", порадовавшие меня в январе этого года. Отдельные танчики и солдатики в масштабе "Артиллеристов" просто не видны, артиллерия ведёт борьбу с артиллерией. Если вражескую артиллерию удалось обнаружить и нейтрализовать, ситуация на тактическом уровне автоматически разрешается в нашу пользу - наши войска отступают, вражеские силы с потерями откатываются.

Высший уровень - стратегический, транспортно-экономический. На этом уровне борьбу ведут две промышленные и транспортные сети. Цель - обеспечить более эффективное функционирование собственной сети, произвести больше продукции и быстрее доставить её адресату. Если говорить об игре, то это абстрактная экономическая стратегия. Более эффективная сеть начинает постепенно теснить и заменять собой менее эффективную сеть. Больше снарядов - более активные действия артиллерии - вражеская артиллерия замолкает - войска на передовой получают подкрепления и поддержку своей артиллерии - наши войска наступают, а за ними тянутся линии коммуникаций.

***

Опять же, cum grano salis, если война - это противостояние двух транспортных сетей, то гражданскую войну можно определить через ситуацию, когда у двух противоборствующих сторон общая транспортная сеть, и они в равной степени заинтересованы в поддержании её в рабочем состоянии. Это, в свою очередь, позволяет связать гражданскую войну и феномен броненопоездов (появились на Гражданской войне в США, достигли рассвета на Гражданской войне в России, позже вымерли, несмотря на спорадические появления эрзацев в локальных конфликтах).

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios