Feb. 22nd, 2017

gest: (Default)
У меня опять всё то, что было и в прошлый раз - слишком много тем, нельзя написать про всё, если сесть писать про одно, не напишешь про другое, если думать об этом, ничего не будет.

***

Мне, в принципе, всё ещё хочется писать про "Укрощение строптивой".

***

Да, на Москву надвигается кромешный мрак и ужас (судя по описанию) - феминистическая постановка "Укрощения строптивой":

«Строптивая» — спектакль, основанный на одной из самых тиражируемых комедий Шекспира «Укрощение строптивой». Режиссер Алессандра Джунтини предлагает зрителю неканоническую трактовку хрестоматийного сюжета, который теряет свою фривольную легкость. История о страстном противостоянии влюбленных в постановке трансформируется в рассказ об ущемлении индивидуальности, о навязанных человеку поведенческих шаблонах и о гендерных стереотипах, в частности. В своей постановке Джунтини обращается к выразительному образу-обобщению, сравнивая мир с психиатрической лечебницей, храмом стандартизированной «нормальности». Строгая, графичная цветовая схема — черный, красный и белый в декорациях и костюмах — контрастна нервозной напряженности действия. На первый план в выразительно феминистичной «Строптивой», безусловно, выходит женщина. Одинокая, обособленная от всех прочих персонажей Катарина — непокорная и хрупкая, доверчивая и пугливая, провозглашает горький девиз миллионов сломленных женщин, убежденных в том, что «сила вся наша — в нашей слабости».

"Действие спектакля Алессандры Джунтини по пьесе Шекспира «Укрощение строптивой» разворачивается в месте, отдаленно напоминающем психиатрическую лечебницу, где, как можно догадаться, от «строптивости» пытаются вылечить своенравную Катарину. Образ окружающей действительности как психушки, лишь умножающей неврозы, для современного театра, быть может, и не нов, однако тема укрощения как насильственного подавления в человеке индивидуальности, а в женщине – личности на материале комедии Шекспира сегодня звучит как никогда остро. Джунтини намеренно рвет комедийную ткань пьесы, тормозит легкость ее ситуаций. История, рассказанная ею, не о противоборстве полов и не только об ущемлении женского достоинства, а о том, как в мире побеждает навязанный обществом стандарт, о том, как жесткой, репрессивной силой насаждается единственно возможный тип поведения и способ мышления. Спектакль Джунтини об отчаянной попытке человека (и в первую очередь, женщины) сохранить свою личность, свое право быть таким, каким он хочет. Ирина Храмова в роли Катарины – главный нерв спектакля. Хрупкая и отчаянная, настороженная и доверчивая, она проходит вместе со своей героиней путь одиночки. От бунта и сопротивления к истощению и смирению. Катарина Храмовой на стертых в кровь ногах тянется на цыпочках, чтобы заискивающе взглянуть снизу вверх в глаза мужу Петруччо. Ее финальные слова «сила вся наша – в нашей слабости», повторяемые вслед за Катариной десятком женщин, полны горького сознания безнадежности борьбы и мнимой покорности, как единственного способа выживания в современном обществе".


Звучит, как всё, что я не люблю. (Но я попробую на это сходить.)

Да, не могу не отметить, что вся эта тема, насчёт "наша сила - в слабости", родилась исключительно в переводе. В оригинале этого нет.

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios