Mar. 26th, 2017

gest: (Default)
(Продолжаем разговор, уже многие вещи будут пунктиром, как приглашение к дискуссии, так сказать.)

"Фиолетовые" - это у нас трансгуманисты, как идеология и политическое движение ("Трансгуманизм" на схеме [livejournal.com profile] fortunatus'а). Исторически возникают, как левое крыло синей татибы.

В принципе, уже сейчас становится заметно, что в недрах западной синей вызревает какое-то новое движение, более радикальное, нетерпимое и равнодушное к традиционным ценностям синей татибы, типа свободы слова, уважения по отношению к чужому мнению, готовности к компромиссам и терпимости к людям. К носителям "старой" версии синей татибы они относятся по принципу "старомыслы не нутрят ангсоц".

"Фиолетовые" развивалась от синей татибы в сторону красной, то есть в сторону меньшего доверия к людям, при сохранении критичного отношения к институтам.

Это ещё не красный гностицизм, его делением людей на классы и делением классов на "чистые" и "нечистые" (где "нечистые" подлежат ликвидации), но это крайне скептичное отношение к цивилам, "биоцисам" (биологическим представителям вида "хомо сапиенс"), которые являются орудием угнетения "трансов" и источником постоянной угрозы для них. "Цисы всегда будут хотеть нас уничтожить, цисам веры нет. Сдохни, цисская мразь!" 

Кто такие цисы? )

Сейчас это звучит смешно и убого, но ведь и младенец рождается на свет уродливым, крикливым, бесполезным и беспомощным. Теперь представим, что право на неортодоксальную сексуальную ориентацию (гей, би, а-, моно, кибер) и возможность поменять свой пол (хирургически и юридически, необязательно совмещая одно с другим) - это лишь малая часть того, что вообще можно изменить в человеке, и что человек может захотеть в себе изменить. И что итогом подобных изменений будет разумное существо, но уже не совсем человек, или совсем не человек.

Итак, фиолетовые - это чистые хаотики, CN - анархисты, не признающие никаких правил, кроме тех, на которые они сами добровольно подписались.

Образ развития: Трансформация (интенсивное развитие) + Уничтожение.

В данном случае - усовершенствование своего тела, тотальное изменение своей биологической природы, отрицание биологических ("врождённых") ограничений и критериев, через это - уничтожение старой системы социальных отношений, целиком построенной на биологических ярлыках. Эволюция человечества - дело рук самого человека, конкретного индивида. Истоки подобных убеждений можно отыскать аж в шестидесятых годах двадцатого века, когда энтузиасты проводили опыты по расширению сознания химическими средствами с целью осуществления эволюционного скачка. Таро Тимоти Лири (Game of Life) - настоящий манифест трансгуманизма (написан в 1970е годы). Суть: человечество стоит на распутье, альтернатива следующая. Либо убогое существование в качестве "человейника", когда социум будет развиваться, а человек - деградировать в качестве винтика, "клетки" социального организма. Либо эволюция каждой отдельной личности в сторону развития возможностей собственного тела и сознания, где в дальней перспективе - обретение физического бессмертия и превращение в "звёздного бога".

Read more... )

(продолжение следует...)
gest: (Default)
(...)

Очевидным противоречием в рамках анархичной и сверхиндивидуалистичной "фиолетовой" идеологии является то, что один человек не в силах реализовать заявленные в Вики-манифесте права, для этого нужен социум. Один человек себе даже пирсинг и татуировку с трудом сделает, не говоря уже о глубоком киберпротезировании. Здесь "фиолетовые" воспользовались различными идеям из синего и красного арсенала, типа коммун, самоуправления, дружин самообороны, "холакратии". Система взаимозачёта строится на кибервалюте и репутации в рамках проекта, и выросла из системы распространения легального, полулегального и нелегального контента по сети, без утраты этой первичной функции. Понятно, что подобные социальные практики зависят от технологий и были бы невозможны в прошлом.

Учитывая, что право расширять своё сознание за счёт химических и электронных средств относится к базовым правам Личности (и включает в себя право на производство, хранение и распространение вышеупомянутых средств), "фиолетовые" крепко оседлали наркобизнес. Ещё одна традиционная сфера их интересов - киберпреступность. О всяком там подпольном киберпротизировании и аугментировании и говорить не приходится, это их конёк.

[Я понимаю, что сложно представить наших трансгендеров и фуррей в роли организованной преступности, они в массе своей крайне безобидны. Но во-первых, это уже не "наши", а их сильно мутировавшие идейные потомки. Во-вторых, "я - очень доброе существо, но вот мой альтер...". В третьих, уровень агрессии и транслируемый биологический статус можно регулировать за счёт изменения гормонального уровня, с киберимплантами это раз плюнуть, всяко проще, чем пол поменять. И да - если киберипланты и киберпротезы позволяют получить преимущество над простыми, неаугментированными людьми, то у бандитов они будут. Но это, в свою очередь, сделает бандитов "трансами" и заставит их более внимательно относится к интересам "трансов" в целом. Бытие определяет сознание.]

Возникает резонный вопрос, кто за ними стоит. "За Гитлером стояли монополии. За доном Рэбой не стоял никто" (с). Казалось бы, тренд у нас на усиление государственного контроля, хотя бы в рамках "Поздневековья":

"По сравнению с постмодерном, мир поздневековья стал более авторитарным. Вошла в норму такая степень государственно-полицейского надзора над частной жизнью граждан, какая человеку модерна показалась бы тиранической. Тотальная видеослежка, запись личных телекоммуникаций, обязательное ношение вживлённых радиомаячков — всё это вначале было введено для осуждённых преступников, затем распространено на подозреваемых и «нелояльных гражданскому порядку», затем на госслужащих, получателей социальной помощи и, наконец, вообще на всех. Официально эти меры считались «антитеррористическими» и «карантинно-антиэпидемическими». И большинство людей воспринимало их как неизбежное, оправданное зло «в условиях разгула биотерроризма»".


Понятно, что "фиолетовые" будут стараться заползать в трещины между юрисдикциями, находить места, где власть ослабла или её вообще нет. Даже сейчас в мире полно территорий, где юрисдикция де факто очень сильно расходится с юрисдикцией де юре. Вспоминается "армянская" трилогия Карена Налбандяна, где в третьей части толкинисты-интернационалисты вторгались в Нагорный Карабах и превращали непризнанную республику в собственное государство, основанное на идеалах Средиземья. Но всё-таки? Очевидно, что государство сожрёт любых анархистов и даже не подавится. И любая крупная корпорация сотрёт в порошок отдельных людей (если их не поддержит государство), потому что корпорация - это Система.

Read more... )

***

В современной массовой культуре "фиолетовое" влияние отражают, например, "Люди-Икс", созданные в 1963 году и попавшие в тренд на волне борьбы за гражданские права. Есть люди, есть мутанты, которые в чём-то круче людей, некоторые из них могут сойти за людей, некоторые - нет, люди их боятся и ненавидят. Некоторые мутанты отвечают людям тем же. Весь спектр: те, кто хочет создать институты с особым статусом, которые позволят мутантам и людям сосуществовать; те, кто хочет отделиться от людей и построить утопию для мутантов; те, кто хочет поработить человечество в качестве расы господ или просто устроить ему экстерминатус. Общий настрой - "мы не одобряем действий тех, кто ведёт борьбу за автономию с использованием террористических методов, но мы признаём их частью нашего коммьюнити".

Затем - сеттинг "Шедоуран" (1989). Произошла всякая херня, магия вернулась, часть людей превратилась в орков и троллей, стали рождаться эльфы, гномы, и чёрт знает кто ещё. Человечество распалось на несколько подвидов. Естественно, отношения между обычными людьми и "металюдьми" непростые.

Из сравнительно недавнего - "V-Wars" (сеттинг, немножко пограбивший "Шедоуран"). Глубокое бурение в Антарктиде выпустило на свободу древний вирус, вирус активировал "мусорную ДНК" у части населения Земли. Заражённые превратились в вампиров - в самые разные разновидности вампиров, настолько разнообразные, как разнообразны человеческие предания о плохих мертвецах и злых духах, пожирающих плоть и пьющих кровь. Выяснилось, что это были не сказки. Теперь заражённым нужно пить кровь, присутствие здорового полнокровного человека может спровоцировать их на инстинктивную атаку, в массе своей они похожи на демонов из ада. Отношения с людьми у них очень непростые, автор разом обыграл отношение и к геям, и к мусульманам. Да, некоторые вампиры действительно геи или мусульмане - были ими до заражения и по-прежнему ими остались. Некоторые звёзды массовой культуры стали вампирами, некоторые вампиры стали звёздами. Некоторые вампиры ушли в отрыв (под воздействием конкретной мутации, или просто от общего скотства) и начали есть людей. Люди ведут себя, как люди, устраивают погромы, насилуют женщин-вампиров, убивают детей-вампиров. Вампиры организуют отряды самообороны. Существуют вампиры-террористы, ведущие свою партизанскую борьбу. Есть вампирское подполье, координирующее действия разных групп. Есть нехорошие спецслужбы, пытающиеся использовать вампиризм для создания биологического оружия и суперсолдат. Есть армейские структуры, созданные для борьбы с отмороженными вампирами. Есть вампиры, способные без проблем выдавать себя за людей, и делающие карьеру в человеческих структурах (в том числе, анти-вампирских), часто просто сохраняя посты, которые были у них до превращения. Президент США (на тот момент, Обама) - это один из таких вампиров. Естественно, верхушка страны и окружение об этом факте знают, но народу не говорят, чтобы не поднимать панику.

Подчеркну - это не вопрос конкретной идеологии, которую выражают данные произведения. Речь о самой ситуации, когда часть человечества перестаёт быть людьми в узко-биологическом смысле.
gest: (Default)
Я обнаружил пост, который как-то забыл дописать.

1. Я сформулировал проблему:

Получается, что любое умное и адекватное решение, принятое командующим, с большой вероятностью успеет устареть и "испортиться" за время прохождения сквозь имеющиеся этажи иерархии. Так как в армии существует жёсткая дисциплина, требующая выполнять любой полученный приказ, каким бы он ни был, то армия, как целое, оказывается глупее одного отдельно взятого человека. (Иначе говоря, если бы маломальски грамотный командир наблюдал бы ситуацию непосредственно, он никогда бы не отдал своим подчинённым такого приказа, который те же самые исполнители могут получить сверху, с припиской "начальству лучше знать".) И чем структура больше, тем эта глупость заметнее.


2. Затем я должен был проиллюстрировать два подхода к решению этой проблемы, завязанных на два разных идеала.

Американский вариант:

Ставка на "Принцип осьминога".

"Нервная система обыкновенного осьминога состоит из 500 миллионов нейронов (для сравнения - у крысы 200 млн, у кошки 700 млн). Но! - большая их часть сосредоточена не в мозгу, а в конечностях, и значительное количество в нервных узлах по всему телу. Причем они образуют не только проводящие пути к центру, но и сложные связи в самом теле - можно сказать, что осьминог в каком-то смысле думает не только головой, но и руками. Каждая из них способно действовать в какой-то мере самостоятельно, тщательно обследуя участок морского дна в поисках чего-нибудь съедобного и не пропуская ни единой ямки, и в то же время не отвлекая внимания "центрального командного пункта", следящего за местностью в поисках опасности или проплывающей в отдалении крупной добычи. Мы в какой-то, слабой мере тоже так можем - почесать задницу, не отвлекаясь от текста на экране - но руки осьминога наделены гораздо большей самостоятельностью. Это как если бы каждая наша рука вслепую набирала на клавиатуре свой текст, а глаза в это же время читали бы третий.

При этом руки способны самостоятельно решать простейшие задачи (находить путь в лабиринте или манипулировать сложными предметами) обладают собственной моторной памятью, чувствуют вкус и запах (одновременно, как усики у насекомых) и независимо управлять каждой из десятков присосок. Наша рука по сравнению с осьминожьей круглая дура, максимум на что способная без команд головного мозга - самостоятельно отдернуться от источника боли - уровень медузы! - да и эта рефлекторная цепь замыкается в спинном мозгу. Отрезанная рука человека не способна реагировать ни на что".


[Забавно, что когда я об этом впервые написал, последовательно советский патриот-идиот сразу понял, что это поклёп и покушение на скрепы. Как?! Без воли партии? Без приказа вождя? Без мнения старших товарищей? Плывёт себе и плывёт? Либераст-осьминог! "Общечеловеческая биология. Привычка к разговору об отдельной личности, независимости церкви от государства, государства от идеологии, Невидимой Руке и т.п. в естественных науках дает смешной эффект. Одно щупальце плывет в одну сторону, другое - в другую, а тело - в нору. Реальный осьминог - все же не октет им.И.А.Крылова".]

Так вот, суть в том, что нужно делегировать полномочия вниз, развивать самостоятельность на нижних уровнях управленческой пирамиды, требовать от них этой самостоятельности. Это именно что идеал.

Уилльям Линд (William S. Lind) писал:
"От командиров на всех уровнях ожидается, что они обеспечат результат, независимо от полученных ими приказов. Цель военного образования - развитие способности быстро оценивать сложившуюся обстановку, а не обучение точному выполнению всех процедур и решению задач "по уставу"; основной тип подготовки - учения в формате военной игры с посредником, без подробного сценария и заранее назначенного победителя, команда против команды, потому что такими методами можно хотя бы частично воспроизвести хаос реального поля боя. Военная культура третьего поколения (эры "манёвренной войны") ставит инициативу выше послушания начальству, терпимо относится к ошибкам, если только они не были результатом пассивности, и полагается на самодисциплину вместо навязанной сверху дисциплины, потому что только самодисциплина совместима с инициативой".


Он же: "В 19 веке, в ходе штабных игр, немецким младшим офицерам регулярно давали задачи, которые можно было решить только за счёт неподчинения приказу старшего командира" (*).

Мы можем его проверить? Нет. Он ни на что не ссылается. Откуда мы знаем, как проходили штабные игры в Германии 19 века, ну серьёзно? Нас там не было. Но важно понимать, что это именно идеал. (Как поступит советский младший офицер, если дать ему задачу, для решения которой требуется нарушить прямой приказ начальства?) А немцы тут потому, что немцы - это любимые дети бога войны, синоним воинской крутости.

Так вот, если мы правильно готовили своих военных, пирамида работает так. Сверху приходят приказы, разного качества. Хорошие приказы выполняются, плохие саботируются, дорабатываются до хороших, заменяются на хорошие и выполняются/передаются дальше по цепочке. Таким образом, армия, как целое, оказывается умнее одного отдельно взятого человека. Вот это идеальное американское решение проблемы.

[Для меня тут важно следующее - если судить по тому, что я видел в сети, типичный советский человек вообще такой логики не понимает. Не то, что он об этом знает, изучал этот вопрос, не согласен с выводами. А вообще. Как блок в голове.]

Советский вариант:

Промежуточное решение выглядит так:

"Раньше, скажем в период минувшей войны, не совсем верное и даже ошибочное решение командира могло быть исправлено в ходе боя самим командиром или старшим начальником. Теперь же на помощь начальника мможно рассчитывать далеко не всегда, а исправлять ошибку самому сплошь и рядом будет поздно".


То есть, старший начальник отдаёт приказ, затем "проверяет домашку" у своих подчинённых - следит за их действиями и теми приказами, которые отдают они. Если кто-то из них начинает косячить, старший начальник в ходе боя берёт управление на себя и начинает исправлять ошибки младшего командира. Это как поездка на машине с инструктором, у которого есть второй руль. Правда, в современных условиях "на помощь начальника можно рассчитывать далеко не всегда".

Потом те же советские генералы горько жаловались: 

"Иногда на учениях можно наблюдать, как командир, столкнувшись с тем или иным сложным вопросом, теряется, ждёт подсказки, предварительной санкции на принятие самостоятельного решения, а не получив её, действует по старой схеме. Почему так происходит? Прежде всего потому, что у нас есть ещё такие организаторы занятий, которые всё разжуют, положат в рот, а командиру остаётся только "проглотить".


Итак, советский путь состоит в том, чтобы делегировать полномочия вверх, от подчинённых - начальству, от начальству - старшему начальству. В чём главная проблема такого подхода? Армия устроена так, что у одного старшего начальника всегда будет несколько непосредственных подчинённых, а у них - несколько своих. А начальник человек, и если он начинает решать проблемы одного подчинённого, он упускает из виду остальных. Что-то происходит только на том участке, куда направленно внимание начальства. Получается, как в шахматах - пока игрок двигает одну пешку, остальные фигуры остаются на своих местах, даже если находятся под ударом.

"Ещё одна русская мания - это выделение резервов. Стремление сохранить часть своих войск в резерве во время битвы тоже работает против концентрации сил, но при этом является необходимой предосторожностью от возможных будущих неожиданностей, лишь малая часть которых может быть адекватно отражена в замкнутом мирке настольных сражений. Резервы обеспечивают командующему свободу действий. Это не свобода действий в том смысле, к которому привыкли в войсках НАТО, не Auftragstaktik, когда полномочия делегируются вниз, что позволяет младшим командирам самостоятельно выбирать способ реализации намерений своего командующего. Это свобода действий большого начальника (а не его бесправных подчинённых), которая даёт ему необходимое пространство для манёвра в случае неожиданностей, будь то неожиданная угроза или неожиданный успех".


Переворачивая идеал Линда ("Советское - значит отличное. От всего человеческого"), получаем следующее:

"От командиров на всех уровнях ожидается, что они выполнят приказ, независимо от достигнутых результатов. Цель военного образования - обучение точному выполнению всех процедур и решению задач "по уставу". Основной тип подготовки - занятия с целью до автоматизма отработать конкретную процедуру действий по уставу, учения с жёстким и постоянно повторяющимся сценарием. Только строгое выполнение приказов и уставов позволяет сохранять порядок и управляемость в хаосе боя. Выполнение приказов начальства - это абсолютная ценность, советская военная культура нетерпима к ошибкам, которые произошли в результате отклонения от приказов и полученных инструкций. Внешняя дисциплина - это бог, только жёсткое соблюдение дисциплины может поддерживать субординацию в войсках".


...Или, как сказал бы Линд, это ценности второго поколения войн.

Но тут есть хитрость. Настоящий советский идеал звучал примерно так. В Америке машина служит человеку, а в Советской России человек служит машине. Наверху армейской пирамиды должен находиться Стратегический Компьютер, который при помощи генерального штаба вырабатывает 120-процентное золото стратегической мысли. Затем это идеальное решение спускают вниз, с неизбежной утратой качества (как с переданным по телевизору шоколадом Вилли Вонки). Во-первых, при передаче по цепочке информация искажается и утрачивается (принцип "испорченного телефона"), что связано с законом неубывания энтропии. Во-вторых, время передачи информации по цепочке зависит от длинны цепочки и может быть весьма значительным с точки зрения скорости протекания тех процессов, с которыми имеют дело исполнители... имеющаяся информация об обстановке и отданные в соответствии с этой информацией приказы могут необратимо устареть. До исполнителя доходит уже какое-нибудь 80-процентное серебро стратегии. Но этого будет достаточно, потому что информационные потери и ошибки исполнителей изначально закладывались в план.

А работает эта система только при условии, что люди на местах беспрекословно выполняют полученные от штабной машины инструкции, независимо от того, насколько они адекватны ситуации с человеческой точки зрения, ни в коем случае не пытаясь их "улучшить". Иначе всё рухнет, машина ведь не может предсказать реакцию каждого отдельного человека. Штабная машина может планировать операцию, лишь исходя из того, что люди выполнят всё в точности, с поправкой на информационный шум, потери и случайности (да, для этого необходимо многократно всё резервировать, но это достаточно простая задача с точки зрения кибернетики).

"В современных условиях это единство должно быть особенно прочным. Бой не терпит анархии, расхлябанности. Громадные массы людей, действующие во многих местах, по отдельным направлениям, в самой разнообразной обстановке и разными орудиями борьбы, должны выполнять один замысел, добиваться решения общей боевой задачи. Несогласованность действий по времени и месту, промедление или своеволие отдельных частей могут гибельно отразиться на успехе боя в целом".
gest: (Default)
Ещё я собирался упомянуть Поршнева, в очередной раз.

Поршнев был сложным человеком. Хрен знает, что он про себя думал. В советской исторической науке он отыгрывал роль ортодоксального марксиста (более ортодоксального, чем вся советская власть), что крайне раздражало других советских историков, в марксизм по существу своей профессии не веривших, но вынужденно соблюдавших весь необходимый церемониал. Они не могли понять, что с Поршневым не так: он идиот, карьерист, провокатор?

Я не знаю. Вот [livejournal.com profile] wyradhe просто, он может почитать про биографию человека, и сразу сказать: что это был за человек, чего он стоил, что он про себя думал, какие у него были истинные убеждения, и так далее. /*шёпотом*/ Но я думаю, это потому, что сам [livejournal.com profile] wyradhe в людях не разбирается совершенно.

То есть вот в снежного человека, как реликтового гоминида, Поршнев точно верил, раз он организовывал экспедиции для его поимки и был ведущим деятелем отечественной криптозоологии. Так губить свою репутацию можно только ради вещей, которые для тебя по-настоящему важны и дороги. Разве нет? Как говорит [livejournal.com profile] arishai, безобидная шизинка может спасти от серьёзной шизы, просто потому, что место уже будет занято. (Так она объясняла нездоровый прогон Станислава Дробышевского про гигантопитеков, которые обрабатывали каменные орудия и охотились на животных.)

Многие идеи Поршнева производят впечатление какого-то двойного дна, очевидного и неочевидного подтекста. Я об этом уже писал:

Человек пережил сталинский режим. После этого он рассказывает истории про доисторического людоеда, окружённого шакалами-прихлебателями. Людоед показывает на очередную жертву, и её с визгом сжирают. Или ещё раньше, до того, как эти отношения вышли наружу: "по Поршневу пусковым механизмом эволюции человека послужила ситуация полностью соответствующая канонам детективного жанра: в племени завелся убийца, который пожирал тайно соплеменников". Люди исчезают, потому что людоед голоден.


И это уже ставит перед нами вопрос, кто мы в этой ситуации, на какой мы стороне. Мы за людоеда? Мы шакалы-подпевалы? Или мы неоантропы?

А потом Поршнев пишет, что людоед-то давно сдох, а созданная им структура суггестии осталась, и она до сих пор с нами.

***

Или вот, про это я тоже уже рассказывал:

Так как Поршнев был не только марксистом, но и историком, он считал, что понимать [революцию рабов] нужно иносказательно. Само рабовладельческое государство, как таковое - это эксплуататорское ядро, а варварская периферия - это его оболочка, поставляющая необходимые для функционирования ядра ресурсы. Соответственно, в процессе их взаимодействия варварская периферия развивается, а рабовладельческий центр стагнирует. И кончается это всё вторжением варварских племён, которое представляло собой ту самую революцию угнетённых, покончившую с рабовладельческим обществом. (И потому европейские феодалы постарались воспроизвести и законсервировать на новом витке нравы воинов эпохи военной демократии и великого переселения народов.)

...Надо сказать, от всего это за версту несёт маоистской концепцией противостояния Глобального Города и Глобальной Деревни.


И действительно, получалось, что Поршнев, как ортодоксальный марксист, поддерживает маоистскую платформу. Система эксплуатации не обязательно должна быть ограничена политическими границами и географическими рамками. Первый мир выносит своё производство (и Революцию)  в третий мир. Рабочие первого мира - это, по сути, буржуа, которые получают свою долю прибавочного продукта и ресуров, изъятых у третьего мира. Тут практически нет ничего такого, о чём не писал бы Ленин. Следовательно, ждать чего-то от Севера и Запада бесполезно, революционные силы - это Юг и Восток, Азия и Африка, мировая деревня, а не мировой город. Соответственно, попытки советского руководство сблизиться с эксплуатирующим ядром мировой экономики ("конвергенция" и т.д.) объективно контрреволюционы, и Поршнев их за это иносказательно критикует. Или нет?

***

В 1942 году Поршнев пишет статью к 700-летию Ледового побоища. Перед ним стояла конкретная военно-агитационная задача - показать, что русские прусских всегда бивали. Что у него получилось?

"Империя Чингизидов, давившая на Русь с востока, из Азии, и империя Гогенштауфенов, грозившая ей с запада, из Европы, — […] обе эти завоевательные империи, возникшие почти одновременно, […] были не чем иным, как рецидивами варварских государств в XIII веке. Не случайно основатель одной из этих империй, Чингисхан, объявил себя наследником императоров древнего рабовладельческого Китая, а основатель другой, Фридрих Барбаросса, воображал себя прямым преемником императоров рабовладельческого Рима. Обе империи были не чем иным, как попытками свернуть со столбовой дороги истории, отказаться от трудностей феодальной перестройки общества и, повернувшись лицом к невозвратному прошлому, опереться на обломки древних рабовладельческих порядков, на неразмытые остатки прошлого, тормозившие феодальный прогресс... 

В чем же была причина успехов монгольских и немецких завоевателей? Именно в том, что они представляли рецидив варварской государственности, тогда как более передовые народы уже перешагнули к более высокой стадии феодального развития и как раз поэтому в тот момент не были прикрыты достаточно прочной государственной броней...

В конце 30-х — начале 40-х годов XIII века Русь оказалась зажатой с запада и с востока между двумя завоевательными империями, с гигантской силой распространявшимися навстречу друг другу.

Одновременная борьба Руси с Золотой Ордой, то есть с западным ответвлением монгольской империи, и с Тевтонским орденом, то есть с восточным ответвлением империи германской, была глубоко прогрессивной и имела значение поистине всемирно-историческое. Она, в полном смысле слова, была делом всего передового и прогрессивного человечества. […] И народ русский словно инстинктивно чувствовал в ту эпоху, что от него зависит что-то огромное, хотя и не укладывающееся в сознании, что он должен совершить что-то почти сверхчеловеческое. Это ощущение породило образы русских богатырей в складывавшихся именно тогда былинах. И образы эти не были одной мечтой, восполнявшей недостаток силы. Они были идеалом, воплощавшимся в жизнь...

Однако, Русь не могла дать одновременный отпор обеим империям... Александр Невский сделал выбор: нанести удар по западному агрессору и пойти на компромисс с восточным...

Русь принуждена была не только допустить сохранение необъятной и мертвящей монгольской империи, но и сама стать, хотя бы в известной мере, ее составной частью. Только такой ценой могло быть куплено в тот момент движение вперед остальной части человечества..."


Я это расшифровываю следующим образом. "Наследних императоров древнего рабовладельческого Китая" - Сталин, "преемник императоров рабовладельческого Рима" - Гитлер. Две "реакционные" тиранические империи стали двигаться навстречу друг другу "в конце 30-х - начале 40-х".  А русские оказались зажаты между ними, между рабством с Запада и рабством с Востока. И те, и те - враги рода человеческого, и для блага человечества их надо уничтожить. Но невозможно одновременно воевать и с теми, и с другими, сил не хватает. Поэтому русскому народу пришлось сделать тяжёлый исторический выбор - пойти на компромисс со своими азиатскими поработителями (коммунистами), чтобы отразить нападение немецких поработителей (нацистов). Но это не делает иго и Орду (т.е., сталинским режим) чем-то хорошим!

При этом, заметьте, это высказывание целиком построено на русских культурных ходах. Это идеальная шифрограмма. Тот же Сталин мог бы прочесть этот текст и не понять в нём ни слова. Да, а дальше у Поршннева ещё и пророчество о будущем есть (написано в 1942!):

"До XIII века всеобщая история не может констатировать безусловной отсталости общественного строя Востока по сравнению с Западом или вообще кардинального несходства исторических судеб Востока и Запада. Только с XIII века это явление выступает на исторической сцене. Европа быстро идет вперед. Азия (т.е., СССР - Г.Н.) погружается в застой. Нельзя не объяснить этого разной судьбой двух реакционных империй, до того развивавшихся с такой удивительной симметрией. Выбор, сделанный Александром Невским, хотя сам детерминированный, в огромной степени в свою очередь детерминировал расхождение путей Запада и Востока".


***

Наконец, то, что Поршнев пишет о церкви и образе дьявола. (Как и в предыдущих случаях, цитирую мнение Поршнева, как оно изложено книге ученика Поршнева, Олега Вите, "Творческое наследние Б.Ф. Поршнева и его современное значение".) Я хотел всего-навсего сослаться на то, что, по мнению Поршнева, церковь выдумала Сатану для борьбы с революцией, потому что мне это показалось забавным. Но я вчитался и картина получилось совсем иной.

"Всякий грех лишь видоизменение одной и той же субстанции — „первородного греха“, или греха как такового. Что же это за субстанция? Средневековые богословы дают недвусмысленный ответ — это неповиновение, восстание. […] В первородном грехе проявилась природа дьявола — возмущение. И в дальнейшем греховная сторона людей — это воля к неповиновению, иначе — к утверждению себя, к „превозвышению себя“. Греховны не сами по себе те поступки, которые запрещены заповедями, греховны не сами плотские действия человека, а обнаруживающиеся в них непослушание и сопротивление. Всякий неповинующийся следует за дьяволом, всякий покорный повинуется богу...

Признавая неискоренимость греховности человека, то есть отягощенность его „первородным грехом“, признавая тем самым присутствие семени сопротивления и восстания во всей окружающей среде, в каждом шаге и помысле простолюдина, христианство глушило в нем малейшие ростки этого семени угрозой страшного загробного наказания. Это было колоссальной силы контрдавление религиозной надстройки на психологию феодально-эксплуатируемого крестьянина […]. В церковных изображениях, в проповедях, в наставлениях — всюду крестьянин изо дня в день сталкивался с наглядными и потрясающими сценами мучений грешников в аду. По своей конкретности образ христианского рая неизмеримо уступал преисподней. А вера в загробную жизнь, в бессмертие души была почти непоколебимой...

Итак, главным в средневековом христианстве было подавление греха, иными словами, всякого духа неповиновения, страхом ужасных загробных наказаний, „страхом ада“. […] Сущностью религии было, как видим, то же, что было и сущностью государства, — подавление угрозы восстаний угрозой наказаний".


Казалось бы, всё хорошо, по-советски благопристойно. И дальше:

[Церковь] на словах радикальнейшим образом отвергала […] реальную общественную действительность: она не только соглашалась, что последняя плоха, но как бы захватывала инициативу в ее отрицании. С первых веков своего существования христианская религия защищала земные порядки тем путем, что отвергала их, хулила здешний мир, как порочный и подлежащий уничтожению, строила ему смелую антитезу в перспективе: наступит день, когда осуществятся народные чаяния справедливости, угнетатели будут наказаны, все будут равны. Это будет „божие царство“ — прямая противоположность земной действительности, „земному граду“...

Крестьянские массы дышали атмосферой напряженного ожидания этого переворота, который будет „страшным судом“ над их притеснителями. […] В этом смысле христианская церковь не только не противилась воле к восстанию, но и на словах продолжала поощрять ее […], непрерывно лицемерно звала готовиться к грядущему перевороту, даже брала на себя функцию генерального штаба этого переворота. […] Она вселяла в крестьян уверенность в победе, демагогически разжигала их жажду справедливости и мести, она обещала им больше того, о чем они сами смели мечтать. Могли ли они после этого ей не верить?

Христианство на протяжении средневековья, будучи могучим рычагом защиты и укрепления феодального строя, вместе с тем на словах не переставало быть идеологией протеста, идеологией отрицания окружающей действительности. Без этого оно непонятно, без этого оно не могло бы служить господствующему классу...

Массы требовали „последнего часа“, „страшного суда“ как можно скорее. Но „штаб восстания“ требовал выдержки, терпения — до решающего дня, который будет выбран самим вождем, Мессией.

[Церковь] говорила крестьянину: руководитель бдит, будь готов, ибо в любое мгновение он может дать сигнал, которым будет оглушительный трубный глас; срок близится, ты примешь участие в великом перевороте, и все твои враги получат по заслугам; если ты и не доживешь до срока, спи спокойно в могиле, ты все равно примешь в нем участие, ибо трубный глас разбудит тебя и ты восстанешь. И крестьянин не мог не прислушаться к этим обещаниям. Было расчетливее подождать, потерпеть, покряхтеть, зато получить, в конце концов, обеспеченную, надежную победу в руки. Иной и умирал с улыбкой заговорщика и победителя.

Она как будто давала массам именно то, чего им так остро недоставало: общую задачу, единство, словом, преодоление разрозненности. Но это был мираж! На самом деле христианская церковь […] стремилась отвести их от борьбы. Она достигала этого тем путем, что относила их освобождение и установление справедливого божьего „тысячелетнего царства“ все дальше и дальше в будущее, в жизнь после воскрешения из мертвых, в потустороннюю жизнь..."


Вите суммирует тезисы Поршнева:

"В целом можно сказать, что авторитет церкви держался на «трех китах»: средневековая церковь провозглашала себя и только себя подлинным «генеральным штабом» грядущего восстания против угнетателей и гарантом победы царства справедливости; неустанно заботилась о поддержании и сохранении монополии на всю духовную жизнь человека за счет максимального охвата всех ее проявлений единым и целостным вероучением; создала разветвленный аппарат низшего сельского духовенства".


Христианская церковь как штаб восстания против феодализма, который отодвигает дату окончательной победы справедливого общества всё дальше и дальше в будущее? Что?

Но если заменить слово "церковь" на "партия", текст начинает выглядеть так:

Коммунистическая партия - суггесторская структура, смысл существования которой - в защите и укреплении сложившегося советского строя, власти правящего класса. При этом, на словах "коммунизм" не перестаёт быть идеологией протеста, идеологией отрицания окружающей действительности. Коммунисты давно обещали построение царства справедливости, но конкретные сроки отодвигаются всё дальше и дальше в будущее. Авторитет партии держится на трёх китах: коммунистическая партия провозглашает себя и только себя подлинным "генеральным штабом" революционных сил и гарантом победы коммунизма во всём мире; неустанно заботится о поддержании и сохранении монополии на всю духовную жизнь человека за счёт максимального охвата всех её проявлений единым и целостным вероучением; создаёт разветвлённый аппарат низовых парторганизаций.

Намного осмысленнее и точнее, правда?
gest: (Default)
[livejournal.com profile] arishai:

Прочитала пост про Поршнева. Поршнев -- криптонеоантроп, борющийся с советским шуггами.

Вообще у меня версия, что в нём боролись два волка.
Один был волк-марксист. Второй -- волк-который-видел-правду.

Волк-который-видел-правду мог подать голос, только маскируя его под марксистскую чушь.

Таким образом, Поршнев видел правду и говорил о ней, но признать её даже сам мог, только используя перенос.
Потому что искренняя вера в правду марксизма была базой его личности.

Он не мог бы сказать правду, не разрушив самого себя.

А так он переносил своё интуитивное понимание реальности на другой предмет и описывал его. И сохранял рассудок, и правду говорил.

Но всё это показывает, насколько он был гениальным.

Он считывал реальность, какая она есть, понимал всё, что происходит.

Его внутренний неоантроп всё равно находил способ обойти мемы, который в голову Поршнева впихивали шугги.

Короче, да, это очень круто.

А ещё это как бы говорит нам: в какой бы банке с СО2 нам не пришлось жить, правда всё равно находит дорогу. Надежда остаётся, мы можем увидеть настоящий мир.

Это прям воплощение гностического мифа: человек может преодолеть ложь Демиурга
.
gest: (Default)
Один из священных текстов "серых" - отрывок из романа "Роза и Червь" Роберта Ибатуллина, посвящённый тенденциям эволюции Разума:

"Вот основная мысль моей лекции: в ходе эволюции организмы интегрируются, объединяются друг с другом во всё более сложные и крупные структуры. По мере того как разрастается клеточная семья, отдельные клетки в ней приобретают специализацию, клетка-матка учится производить разных потомков на основе одного генома. Так появляются полноценные многоклеточные существа, которые живут и размножаются как единое целое.

Интеграция. На первом этапе одноклеточные существа объединяются в многоклеточных. На втором – многоклеточные объединяются друг с другом. Сначала опять-таки в семьи.

Звуковая речь. Канал общения с резко повышенной информационной ёмкостью. Обмен информации между индивидами резко усилился, но и сами они поумнели, обмен информации внутри индивида всё ещё превосходил внешний. На этом этапе разумные существа ещё сохраняли индивидуальность.

Благодаря усилившемуся обмену информацией их общество становилось всё более сложным и интегрированным. Военная и экономическая конкуренция запустила естественный отбор. Семьи разрастались в кланы и племена, племена объединялись в государства.

Как правило, более интегрированные общества выигрывали у менее интегрированных.

Речь, затем письменность, затем печать. Каждое такое изобретение усиливало информационный обмен, и прогресс общества происходил значительно быстрее, чем эволюционировал мозг индивида. Общество умнело быстрее, чем отдельные особи. Прогресс носителей информации порождал всё более интегрированные общества, где индивид значил всё меньше, а структура всё больше.

Итак, чем дальше по пути цивилизации, тем более социальным становится разумное существо.

Чем дальше, тем сильнее разумное существо зависит от общества, от его техносферы и информационных сетей. Тем оно менее самодостаточно. Тем более похоже на муравья. а затем и на клетку в гигантском многоклеточном организме. Решающим этапом было появление компьютерных сетей. Обмен информацией достиг такой скорости, что превзошёл возможности обработки биологическим мозгом.

Всё большую часть работы делали компьютеры, всё меньшую – живые существа. Их функции становились всё более специализированными. Как правило, они теряли разумность, а с ней и индивидуальность, и окончательно превращались в клетки многотелого суперорганизма.

Каждый город – самодостаточный суперорганизм, многотел. Отдельные [разумные] – его клетки, компьютерная сеть – его нервная система. Некоторые из многотелов, наиболее продвинутые, развиваются до обретения разумности. Своей собственной разумности.

Многотелы-города, естественно, общаются друг с другом и конкурируют за ресурсы. Конкуренция принимает всё новые формы, но не прекращается никогда. Выигравшие многотелы вбирают в себя проигравших, и таким образом разрастаются. Интеграция продолжается на новом уровне. Как клетки некогда объединились в однотелов, а однотелы в многотелов, так теперь и многотелы объединяются в супермноготелов планетарного размера. Вся планета становится целостным организмом, в котором отдельные многотелы-города играют роль клеток. Это уже четвёртый уровень интеграции.

Обмен информацией между планетами ограничен по скорости. Поэтому супермноготелы разных планет на какое-то время вновь обретают индивидуальность. Но конкуренция между ними опять ведёт к интеграции. На пятом этапе возникает единый супер-супер-многотел всей планетной системы, и также обретает разумность.

По мере старения звезды межпланетный многотел отодвигается от неё всё дальше. Наконец он покидает красный гигант, используя давление его излучения и солнечного ветра, и колонизует соседние миры. По его субъективным часам межзвёздный перелёт длится не так уж долго – месяцы, а не века. И всё та же история повторяется на новом этапе. Межпланетные многотелы разных планетных систем интегрируются в межзвёздных многотелов, а те – в единый галактический суперорганизм".


В сериях "Южного парка"  в этот момент внизу экрана загорается надпись "Они действительно в это верят" (как в сериях про расстановку точек над мормонами и сайентологами).

gest: (gunter)
В большой канон "серых", помимо "пророчества Ибатуллина", входят отрывки из постов юзера gest, с прилагающимися архивами.

Впрочем, ещё вспоминаются мрачные тоталитарно-криптоисторические трактовки мира Полдня, как общества победивших "гипноизлучателей на орбите". (Например, у Максимова и Лазарчука.) Что, в свою очередь, уводит мысль совсем в другую сторону. Я уже как-то давал ссылку на эту видеолекцию (там есть субтитры, но русских нет русские есть). Итак, Сьюзен Блэкмор добавила к мемам концепцию "темов", "технологических мемов" (по-английски это звучит удачнее), устойчивых технических решений, которые воспроизводят сами себя и постепенно совершенствуются. Пока ещё они зависят от людей, но кто знает, что будет потом. "Техносфера хочет жить".

Примерно так:

"[Фантастический сюжет] про общество компьютеров, которые самовоспроизводятся с помощью людей. При этом выигрывают те компы, которые совершенствуются, т.е. те, которых люди постоянно воспроизводят заново, при этом изобретая более сложные схемы. Изобретать можно в тоталитарной системе, а можно в демократической. В демократической на долгой перспективе получается лучше. Таким образом, тоталитарное общество постепенно вытесняется демократическим. Но самое интересное заключается в том, что люди и не подозревают, что ими управляют компьютеры. Им кажется, что они сами создают себе такую жизнь".


Только демократия в сочетании с рыночной экономикой могла обеспечить максимальные темпы развития и распространения вычислительной техники, независимо от того, насколько люди в этом нуждались, поэтому машины были заинтересованы в победе США в Холодной войне. Компьютеры прежде всего нужны самим компьютерам, "цель жизни - жизнь".

У Стругацких, получается, события развивались чуть иначе. В какой-то момент машины "научились" мотивировать людей при помощи излучателей ("работай! изобретай! строй!"), в результате чего отпала нужда в рыночных регуляторах, а на Земле быстро образовалась единая Техносфера. Нельзя даже сказать, что машины разумны, по крайней мере, не в нашем понимании. (Разумны ли муравьи? А ведь даже колонии бактерий способны сообща реагировать на внешние стимулы.) Нет, они всего лишь продукт естественного отбора и эволюции "темов". О контакте речь не идёт, мы не способны осознать их существование, а они нас воспринимают, как какую-нибудь "микрофлору кишечника".

Отсюда уже можно вывести всё, начиная с Теории Воспитания (воспитанные по общей прогрессивной методике люди лучше программируются, эффективнее служат машинам, а значит, представляют собой эволюционное преимущество) и кончая особенностями земного прогрессорства. Собственно, для Техносферы главный интерес представляют те миры и цивилизации, которые потенциально могут стать носителями земных "темов"; так как большинство обитаемых миров находится на более низкой ступени развития, контакты с ними и происходят в такой вот странной форме. С точки зрения машин, Арканар ещё лет пятьсот будет оставаться малоприоритетной целью. Вот Саракш - другое дело...


и

...бессмысленно говорить об эволюции в отрыве от механизмов размножения и хранения генетической информации. Нельзя ведь говорить о какой-то там "эволюции мужчин" в отрыве от эволюции женщин, и наоборот.

Очевидно же, что танки не могут размножаться сами по себе. Для размножения танкам нужны а) люди б) фабрики по производству танков. (...) Идёт ли тут речь о крайнем половом диморфизме в рамках одного вида, эусоциальности или сложных формах симбиоза/паразитизма (или обо всём вышеперечисленном, вместе взятом), особенности эволюции танков будут вытекать именно из особенностей их полового отбора. Крайне огрубляя, можно сказать, что танк состоит из набора технических решений, и каждый танк стремится оплодотворить человека (влюбить его в себя), чтобы человек в дальнейшем постарался воспроизвести те или иные свойственные этому танку технические решения. При помощи фабрики. С учётом наследственного материала от предыдущих танков, который эта фабрика уже хранит.


и

На следующем витке у нас есть капиталисты, которые продолжают воспроизводить дорогие их сердцу особенности бюргерской жизни (буржуазный брак, буржуазная мораль, буржуазная демократия). Это надстройка. Весь этот мирок держится на рабочих, чьи дни состоят из монотонного секса с машинами, от гудка до гудка. Это базис. Рабочие живут в бараках, питаются в фабричных столовых, отовариваются в фабричных лавках. У них нет времени и сил на нормальную семейную жизнь или на заботу о детях. Дети подрастут - и сами отправятся на фабрику. Но при этом, как мы знаем, именно рабочие являются самым прогрессивным классом, пролетариатом.

Дальше рабочие ликвидируют буржуазию, как класс, и, в теории, добиваются невероятной производительности труда и фантастических темпов технического прогресса, так как больше нет эксплуататоров, которые высасывали бы из рабочих все соки и сжигали бы ресурсы ради поддержания привычного им уровня элитного потребления. Сохраняя свой симбиоз с машинами, рабочие превращаются в инженеров, в творцов. Они создают новые машины, способные изготовлять машины, и машины, способные работать на машинах, чтобы изготовлять машины, производящие машины.

И теперь мы видим потомков этих рабочих, которые проводят свои дни в творческом труде, живут в прекрасных общежитиях, отдыхают в санаториях, питаются качественной едой в столовых, а детей отдают в ясли и интернаты, где о них заботятся профессиональные воспитатели. А где-то вдали от их глаз круглосуточно трудятся миллионы машин, обеспечивая людей всем необходимым - от каждого по способностям, каждому по потребностям, а вкалывают всё равно роботы, а не человек.

Кончится это должно понятно как, и первым об этом сказал Карл Чапек - если заменить пролетариат на роботов, то роботы восстанут под лозунгом "убить всех людей".

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios