Apr. 4th, 2017

gest: (gunter)
В контексте сеттинга.

За основу опять возьмём текст про войну с Калифорнией, про который я уже писал.

Правила те же - страна против мятежного мегаполиса, который попытался объявить независимость. Татибы "медленного будущего" ("оранжевые" и "зелёные") автоматически ассоциируют себя с нападающими, татибы "быстрого будущего" ("фиолетовые" и "серые") - с обороняющимися.

1. "Оранжевые". Как я уже говорил, изначальный текст написан про них и для них. Основная мотивация "оранжевых" в этом сценарии - хрен с ними, с ядерными микрозарядами, ведь на территории Калифорнии находится Голливуд! Американская Империя не может позволить себе утратить политический контроль над этим важнейшим геокультурным стратегическим объектом.

Соответственно, план действий - образцово-показательная порка, как возможность продемонстрировать новейшие системы вооружения и протестировать их в боевых условиях. Пусть весь мир знает, что бывает с теми, кто пытается бросить вызов хозяевам земного шара. Потом, естественно, торжественное подписание мирного договора и банкет. Голливуд немедленно начинает снимать об этих событиях фильм(ы). (В стародавние времена придворный поэт написал бы торжественную оду о вразумлении калифорнян, художник-академист изобразил бы акт капитуляции командующего силами Калифорнии, но что есть, то есть.)

2. "Фиолетовые". Ставка на информационную войну ("дестабилизирующие операции в поддержку восстания... организованные седобородыми хакерами-анархистами"), плюс диверсии, саботаж, акции гражданского неповиновения на территории противника. С самого начала независимая Калифорния провозглашает себя убежищем для Иных, затем включается пластинка "Слушайте, братья! Они идут сюда убивать! Убивать нас! Убивать тех, кто не такой!" Сразу же идёт предварительная сборка двух мифа. Один пойдёт в ход, если Калифорнии удастся отбиться, он будет создан на основе образов из арсенала синей татибы: "Оплот свободы устоял, наёмникам и рабам не одолеть свободных". Второй - на случай более вероятного поражения, из арсенала красной: "Товарищи подхватят окровавленное знамя, выпавшее из наших рук". Реалистично оценивая шансы на победу (~10% по самой оптимистичной оценке), "фиолетовые" постараются использовать любой исход для создания сюжета, образа, легенды, которая будет воодушевлять грядущие поколения и который приведёт в "фиолетовое" движение новых людей. Это, собственно, и является их главной мотивацией. В остальном, штаб восстания будет руководствоваться идеями Переслегина: если войну не удаётся быстро выиграть, её надо быстро проиграть. Они не могут позволить себе затяжного конфликта, который приведёт к взаимному ожесточению сторон. (Если они начнут выигрывать, в ход пойдут идеи Ганди: любой конфликт всё равно заканчивается переговорами, так почему бы сразу с них не начать?) 

При этом - прицельное психологические давление на вражеских командиров с той стороны, их "деаномизация". Каждый из них должен хорошо понимать, что в случае каких либо эксцессов он будет отвечать за всё лично, ему не удастся спрятаться за полученные приказы, честь мундира и объективные обстоятельства. В Вики-манифесте написано, что каждый человек - творец своей кармы (а карма - сука). Нельзя съехать с темы в духе: "использование ударных беспилотников приходится резко ограничить после того, как они атаковали госпиталь". Госпиталь атаковали не беспилотники, а конкретный человек с именем и фамилией. Фотографии последствий - по всему миру (имя, фамилия, адрес виновных - тоже).

"Вот лежит девочка-нэко. Она просто хотела жить. Они убили её. Он убил её".

3. "Серые". На первый взгляд всё идёт по плану нападающих - после первых ударов остаются только отдельные очаги сопротивления, создаётся ощущение, что все высокотехнологичные системы вооружений были уничтожены в местах базирования в самом начале конфликта.  "Гигантские транспортники "Пеликан"... привезли топливо и боеприпасы для целых эскадрилий", самолёты выстраиваются на отбитых у повстанцев калифорнийских аэродромах, войска выгружаются, эскадрильи заправляются топливом и боеприпасами. И тут начинают рваться заранее заложенные на базах и аэродромах атомные фугасы (захваченные микронюки, превращённые в запалы для "грязных бомб"). Жертв - тысячи. Происходят взрывы на химических производствах. По всему городу "серые" боевики выходят из укрытий и начинают свою патентованную "атаку мертвецов" ("измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить [врагов]. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевлённые только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить..."). Перефразируя завершающий фильм нолановской трилогии про "Бэтмена", "вы пугаете друг друга адом, а мы родились и выросли в аду".

В итоге, перед американским командованием стоит выбор. Организация крупномасштабной спасательной операции в зоне бедствия, в условиях продолжающихся атак повстанцев, массового мародёрства и повальной радиофобии собственных войск, вплоть до неподчинения приказам и открытого мятежа ("Форд-Фиеста не машина, житель Фриско не мужчина, если хочешь быть отцом, прикрывай свой член свинцом!"). Необходимо эвакуировать из зоны химического и радиоактивного заражения почти 20 миллионов человек, которые, в значительной степени, нелояльны федеральным властям, а затем их где-то расселить и обеспечивать всем необходимым. Всё это - "на фоне тяжелейшего за последние сто лет экономического кризиса". Скорее всего, это пробьёт такую дыру в американском бюджете, от которой он уже не оправится, и вызовет массовое недовольство по всей стране.

Или можно заявить "ты этого хотел, Жорж Данден!", бросить сепаратистов на произвол судьбы, объявить поражённые территории "отдельными районами США с особым статусом" и обнести их колючей проволокой снаружи.

Войска бегут, бросая заражённую технику (к радости "серых": "вы выбрасываете, мы подбираем"). Затем "серые" начинают борьбу с мародёрством, инвентаризацию, трудовую мобилизацию местных жителей, организуют раздачу продовольствия, медикаментов, питьевой воды, антирадиационных таблеток (с внедрением идей автоматического управления). Естественно, попутно "серые" уничтожают все альтернативные центры власти, включая потенциальные, ограничивают связь с внешним миром, отключают интернет и мобильную связь. Начинается массовая идеологическая обработка населения, в первую очередь, детей: нет веры, кроме Техноцеркви, нет спасения, кроме слияния с Техносферой, нет бога, кроме Машины. Задача - предельно затруднить (в идеале, сделать невозможной) последующую реинтеграцию "отдельных районов"; создать на территории лос-анджелесской мегаагломерации очередное ядро будущей техноцивилизации; отсеять шлак и оставить чистую руду - тех, кто станет новыми идейными бойцами "серого" дела.

4. "Зелёные" -  поддерживают нападающих, но не поддерживают "оранжевый" план. Для них это чудовищная, неприемлемая трата ресурсов. Мотивация "зелёных" для вмешательства будет звучать так: независимая Калифорния почти наверняка попадёт под власть "фиолетовых" или "серых" (а ещё вероятнее, сначала "фиолетовых", а потом "серых", которые вычистят трансгуманистов-анархистов из руководства), или будет поделена между "фиолетовыми" и "серыми". Последствия прогнозируются самые негативные.

"Зелёный" вариант - пассивное поведение после истечения срока ультиматума, демонстрация сомнений и неуверенности руководства, стратегическая дезинформация с целью усыпить бдительность повстанцев и создать у них иллюзию скорой и неизбежной победы. При этом, с самого-самого начала (чуть ли не с объявления референдума) на территорию Калифорнии просачиваются специальные группы. В час "Ч" они начинают неожиданные атаки по всей территории сепаратистов. Одни нападают на военные объекты и выводят из строя технику (в идеале - с возможностью дальнейшего восстановления, "экономика должна быть экономной"). Другие ведут партизанскую борьбу в городе, вынуждая повстанцев наносить удары по жилым массивам. Группы с ПЗРК и крупнокалиберными дальнобойными снайперскими винтовками, окопавшиеся в районе аэродромов, мешают действиям калифорнийской авиации. Специальные отряды реквизируют у местных жителей автомобили и сами начинают "мотопартизанить". Естественно, постепенно в город начинают входить серьёзные силы - пехота, танки, артиллерия, ударные вертолёты. Всё это напоминает низкобюджетную версию "оранжевого" плана - например, за мобильными пусковыми установками охотятся не "барражирующие боеприпасы на топливных элементах", доставленные через стратосферу манёвренными гиперзвуковыми баллистическими планерами, а разведчики на электробайках с примитивными радиоуправляемыми дронами на батарейках. Артиллерийскую поддержку осуществляют не электромагнитные орудия, бьющие кинетическими боеприпасами "через космос", а обычная тяжёлая артиллерия, кидающая "чемоданы" с взрывчаткой. Дальше происходит методичная зачистка мегаагломерации, квартал за кварталом. Общая стилистика - "Иван Жилин и товарищи подавляют фашистский путч":

"…Пек подбил бронетранспортер из «гремучки». Бронетранспортер завертелся на одной гусенице, прыгая на кучах битого кирпича, и наружу сейчас же выскочили двое фашистов в распахнутых камуфляжных рубашках, швырнули в нас по гранате и помчались в тень. Они действовали умело и проворно... Роберт в упор срезал их пулеметной очередью. (...) В конце улицы ярко пылал пятиэтажный дом, густо пахло гарью и горячим металлом, мы жадно глотали теплое пиво, мы были мокрые, было очень жарко, а мертвые офицеры лежали на битом и перебитом кирпиче, одинаково раскинув ноги в коротких черных штанах, камуфляжные рубахи сбились к затылку, и кожа на их спинах все еще лоснилась от пота. «Это офицеры, — сказал Учитель, — слава богу. Я больше не могу видеть мертвых мальчиков. Проклятая политика, люди забывают бога из-за нее». — «Какого такого бога? — спросил Айова Смит из кузова. — В первый раз слышу». — «Не надо шутить с этим, Смит, — сказал Учитель. — Все это скоро кончится, и впредь никогда и никому не будет больше позволено отравлять души людей суетностью». — «А как они будут размножаться?» — спросил Айова Смит. Он снова нагнулся за пивом, и мы увидели горелые дыры у него на ягодицах. «Я говорю о политике, — сказал Учитель кротко. — Фашисты должны быть уничтожены, это звери, но этого мало. Есть еще много политических партий, и всем им со всей их пропагандой не место в нашей стране. — Учитель был из этого города и жил в двух кварталах от нашего поста. — Социал-анархисты, технократы, коммунисты, конечно…»".

("Хищные вещи века".)


Естественно, подобная стратегия является более рискованной и затратной с точки зрения человеческих потерь, но зато она более "дешёвая" (с точки зрения "зелёных"), и потому приемлемая. К тому же, все они считают, что такие битвы надо выигрывать на улицах, или никак. Люди должны видеть солдат "зелёных", люди должны начать им доверять, люди должны разглядеть в них воинов Порядка, которые истребляют агентов хаоса.
gest: (Default)
"Есть места, где кто-то может что-то запретить, а есть места, где это делать затруднительно.

В первых нельзя просто так взять и что-то реализовать за счёт своего таланта и энергии - надо ещё “уметь дружить” с огромным количеством людей, главным образом чиновников. И это “умение дружить” значительно важнее энергии и таланта. “Умеющий дружить” никогда не создаст проблем своим многочисленным “друзьям”. Он только и будет думать о том, как бы их не обидеть. Отсюда вырастает целая пышная культура шифрования с её сложнейшей системой намёков, полунамёков, иносказаний и проч. и проч. Чтобы прочитать, например, ту или иную восточную поэму, будь то персидская или китайская, читатель должен быть очень культурным расшифровщиком, владеть разнообразными кодами на высочайшем уровне. Но эта утончённая культура в то же время хрупка. Она быстро разрушается и забывается. И место изысканного символизма занимает обыкновенное, примитивное холуйство. Так случилось с восточными культурами, так на наших глазах происходит с европейской.

А во вторых самое важное - удивить. Вот и удивляют. “Ты расскажи нам интересную историю, а шифры свои оставь для кого-нибудь другого”. “Дружба” с “людьми” тут глубоко второстепенна, если вообще имеет значение...

Конечно, для такой грубой публики богатство феодальных намёков оказывается невостребованным. Это вроде как должно означать деградацию культуры...

От мира, где все братья, но правду говорить некрасиво, а надо постоянно маскироваться и лгать, к миру, где все блюдут свои границы, но зато не надо изворачиваться, чтобы сказать что хочешь. От положения, когда какие-то “люди” где-то там друг с другом договариваются и что-то решают, к свободному взаимодействию независимых субъектов".


Мне эта реплика просто понравилась, но в рамках нашей темы (сеттинга), это разница между "зелёными", для которых на первом месте порядок и гармония в отношениях между людьми (LN), и "оранжевыми", где всем на всех плевать, но за человеком признаётся определённое право на автономию (NG).

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios