Apr. 10th, 2017

gest: (Default)
"Проект Альберта Брюнела, Франция.

Высота 700 метров, это самый высокий проект в конкурсе. Башня выполнена из гранита и весит 196702 тонны. Башня символизирует собой величие Британской империи, в ней должны были разместиться все органы управления Британией, от Парламента и министерств до малейших комиссий и комитетов, кроме, конечно, королевской семьи. На вершине башни установлена 50-метровая статуя императрицы Виктории".


Тот случай, когда хочешь пошутить про Дворец Советов и обнаруживаешь, что в комментах это уже сделали до тебя.
gest: (gunter)
Знаете, у меня тут ещё разговор про пять типов стратегических планов не завершён :(. Я выдохся после французского, который должен был стать вступлением к остальным.

Но как бы сказать... где наша не пропадала.

2. "Немецкий" подход, решительный разгром врага в результате наступательного манёвра; "подражая Ганнибаловым "Каннам", разгромить войско врага".

Это старая добрая немецкая идея кессельшлахта (Kesselchlactht), боя на окружение. В отличие от "французского" подхода, который строится на захвате ключевых пунктов, тут сразу постулируется, что мы воюем не с географией, а с армией противника. Неважно, как будет называться конкретная деревенька, на подступах к которой мы разобьём врага, и будет ли она находиться на нашей территории или на вражеской.

Повторю ещё раз суть "французской" идеи:

Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Боевые действия строятся вокруг захвата или удержания ключевых пунктов ("центров позиции"). Стороны располагает ресурсами. Задача - сконцентрировать необходимое количество ресурсов (или, как сказал бы Переслегин, "единиц планирования") против ключевого пункта противника. Противник обязан удерживать ключевой пункт своей позиции под угрозой поражения.


"Немецкая" поправка - целью операции являются не пункты, а линии коммуникаций (операционные линии). Любая армия - это подвешенная на нитях марионетка. Какой бы грозной она не казалась, она неспособна существовать сама по себе, без связи с тылом. Эти нити мы и должны перерезать. Если противник сосредотачивает избыточные силы для защиты того или иного ключевого пункта, нам достаточно окружить этот пункт, отрезать его, и тогда всё, что противник там собрал, попадёт к нам в котёл.   

Дитрих Генрих фон Бюлов, "Дух новейшей военной системы" (1805):

"Из всего сказанного вытекает, что духу новейшей системы войны более свойственно выдвигать целью операций неприятельские магазины и линии подвоза, соединяющие их с армией, чем самую неприятельскую армию. Причина этому заключается в том, что новейшие армии не могут продолжительное время жить теми запасами, кои они имеют при себе, и зависят от находящихся вне армий источников. (...) Магазины — это сердце, при повреждении которого разрушается коллективный человек, т.е. армия. Линии подвоза — это мускулы, перерезав которые мы парализуем весь военный организм. Так как магазины и линии подвоза могут находиться лишь сбоку или сзади, то выходит, что фланги и тыл должны являться предметом операций как в наступательной, так и в оборонительной войне. Отсюда, в свою очередь, следует, что надлежит избегать боев, по крайней мере, фронтальных боев. В наступательной войне гораздо легче принудить противника к отступательным движениям путем воздействия на средства его существования, т.е., как уже было сказано, на его фланги, чем стремиться посредством атаки силой выбить его из занимаемой позиции. Он весьма скоро найдёт другую позицию, на которой вновь будет оказывать сопротивление".


"Французский" подход начинается с тактики и дальше просто масштабируется - как нам захватить эту деревню, как нам захватить город, как нам захватить вражескую столицу.

"Немецкий" подход делает упор на оперативное искусство. Ключевыми понятиями являются "охват" (удар по флангу противника), "обход" (выход в тыл к противнику) и "прорыв" (если у противника нет очевидных флангов, их нужно создать, вклинившись в его строй и получив за счёт этого возможность действовать против его флангов и тыла). Важнейшей идеей является темп: темп позволяет перерезать операционные линии противника раньше, чем он успеет проделать то же самое с нами. Достижение стратегической цели осуществляется за счёт успеха в одной или нескольких последовательных операциях. При этом, те же принципы транслируются вниз, вплоть до тактики малых отрядов.

Опять же, фон Бюлов:

"Все стратегические правила могут быть применены и к тактике, если только понятие базиса подменить линией фронта боевого порядка, а вместо операционных линий иметь в виду направления движений и стрельбы.
Можно всегда избежать боя, если только не подпускать противника на слишком близкое расстояние.
Никогда не следует встречать атаку, оставаясь на месте, а надо самим переходить к наступлению, разве что позиция будет почти неприступной.
Нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой.
Надо только развлекать [сдерживать, отвлекать] противника на фронте, а самим набрасываться на один или оба его фланга.
Надо противника охватывать, т.е. иметь более длинный фронт, чем у него.
Когда вы находитесь на фланге противника, то вы охватываете его, хотя бы он был гораздо более многочислен".


Даже на уровне пехотного отделения с одним пулемётом, немцы всё время должны искать слабые места вражеских боевых порядков, вклиниваться в них, атаковать противника с флангов кинжальным огнём; решительно действовать, наступать, обходить. Это "Flächen-und-Lückentaktik", "тактика свободного пространства и зазоров-разрывов".

"Игра в войну" Ги Дебора выражает именно эту, "немецкую" идею - как и все игры, в которых неприятельские силы зависят от снабжения, и где можно и нужно их окружать, создавая котлы. [В том числе, например, это мои любимые Dice Wars.]

(АВ-1940.)
gest: (gunter)
3. "Английский" подход - истощение врага действиями на его периферии, "стратегия непрямых действий"; "изнурение врага нанесением ему уколов подальше от его клыков и когтей".

Англичане начинают там, где остановились немцы.

Ошибкой было бы считать, что целью войны является "разгром главных сил противника на главном театре военных действий". Сам Клаузевиц писал:

"1. При ведении войны могут быть три главные задачи:

а) победить и уничтожить вооруженные силы неприятеля;
б) овладеть материальными средствами борьбы и другими источниками существования неприятельской армии;
в) склонить на свою сторону общественное мнение".


Правда, затем он добавил:

"2. Для достижения первой задачи всегда нацеливают главную операцию против главной армии неприятеля или хотя бы против значительной ее части, ибо, лишь разбив ее, можно с успехом приступить к выполнению двух других".


Поправка идеологов манёвренной войны: лишение неприятельской армии источников существования важнее её уничтожения в результате победы в полевом сражении; армия, не имеющая материальных средств борьбы, уже нейтрализована. Словами самого Клаузевица: "Вооруженные силы противника должны быть уничтожены, т. е. приведены в состояние, в котором они уже не могут продолжать борьбу. Следует иметь ввиду, что впредь мы будем разуметь «уничтожение вооруженных сил противника» именно в этом значении".

Поправка Лиддел-Гарта: целью войны является воздействие на политическую волю противника, чтобы объект воздействия перестал проводить нежелательную политику и стал проводить желательную политику. Всё остальное - средства, а не цель. А бить противника нужно там, где он слаб, а не там, где он силён. В равной же степени важно не подставляться под его удары. Как говорил Сунь-Цзы: "Поэтому, если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду составлять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу. Нас тогда будет много, а противника мало... Поэтому предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было".

Лиддел-Гарт писал:

"Когда, всё-таки, будет принято судьбоносное решение начать войну, что должно являться задачей страны с точки зрения здравого смысла? Восстановление, продолжение и развитие того, что мы могли бы назвать "политикой мирного времени", чтобы сбой в нормальной жизни страны длился бы как можно короче и обошёлся бы как можно дешевле.

Что этому мешает? Упорное стремление вражеской державы проводить противоположную политику, вопреки нашим собственным целям и желаниям. Чтобы достичь наших целей или решить наши задачи, мы должны эту враждебную волю заменить на согласие с нашей политикой, и чем быстрее мы этого добьёмся, чем меньшими будут наши затраты в людях и деньгах, чем больше шансов на возвращение к национальному процветанию, в самом широком смысле слова.

Целями страны, таким образом, является подавление вражеской воли к сопротивлению с наименьшим ущербом для собственного населения и экономики.

Если мы осознаём, что это и есть настоящая цель, мы должны принять тот факт, что уничтожение вооружённых сил противника является не более чем средством - при этом, необязательно необходимым или безотказным - для решения вышеупомянутой задачи. Оно точно не является, несмотря на уверения военных экспертов, единственной настоящей целью войны. Развейте туман броских фраз, которые окружают военное дело, поймите, что человеческая воля - это источник и первопричина всех конфликтов, как и всей остальной человеческой деятельности, и вам станет ясно, что наши цели на войне могут быть достигнуты только за счёт подчинения воли противника. Все остальные действия, такие, как победа в сражении, пропаганда, блокада, дипломатия, удары по политическим и демографическим центрам, должны считаться не более чем средствами для достижения цели; и вместо того, чтобы связывать себя какими-то конкретными средствами, мы вольны анализировать сравнительную полезность всех имеющихся средств. Чтобы, в итоге, выбрать те, которые нам лучше всего подходят, которые быстрее всего подействуют, и которые будут наиболее экономичны, т.е. которые позволят нам достичь цели с наименьшим ущербом для жизни нашей страны во время и после войны. Чего стоит сокрушительный разгром противника в бою, если он нас обескровит и сведёт в могилу?

...Высокоорганизованное государство сильно ровно настолько, насколько сильным будет его самое слабое звено... Кулаки и сухожилия войны зависят друг от друга, и если деморализовать часть населения, коллапс воли приведёт к капитуляции целого...

Целью большой стратегии является обнаружение и воздействие на Ахиллесову пяту неприятельской страны; бить надо не по укреплённым пунктам, а по самому слабому месту. В первой войне, о которой сохранились предания, Парис, сын Приама, царя Трои, сразил так величайшего из греческих воинов". 

"Парис, или будущее войны" (1925)


[Дальше Лиддел-Гарт приводит пример Сципиона Африканского, который не пытался разбить Ганнибала в Италии, а вместо этого организовал экспедицию в Северную Африку, чтобы угрожать непосредственно Карфагену и этим снять угрозу с Рима.]

Итак, если "французский" подход делает упор на тактику, а "немецкий" - на оперативное искусство, то "английский" сразу начинает с большой стратегии, политики и экономики, потому что на этих уровнях всё и решается. (На уровне тактики это будут предложения вида "как сделать так, чтобы противник сам ушёл и оставил нам свою позицию".)

"Английский" подход асимметричен. Это легко обосновать. В противном случае эти предложения бессмысленны: мы можем воздействовать на волю противника в той же степени, в какой он будет воздействовать на нашу, мы сможем защищаться от него с таким же успехом, с каким он будет защищаться от нас. Но здесь ситуация асимметрична, раз именно мы выбираем, где и как нанести ему удар. Итак, первое, что мы должны сделать - это обеспечить себе неуязвимость от прямого (и, по возможности, непрямого) воздействия противника.

"Французский" и "немецкий" подходы симметричны, оба строятся на необходимости разгромить противника, который придерживается той же самой стратегии ("французской" или"немецкой"), поэтому нужно просто разгромить его раньше, чем он разгромит нас. У "французов" победа достигается за счёт концентрации превосходящих сил против ключевого пункта вражеской позиции, у "немцев" - за счёт выигрыша темпа, за счёт риска и дерзости манёвра. "Английский" подход начинается со знаменитой цитаты Сунь-Цзы: "Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике". Первым делом нужно стать непобедимым. Поэтому сторона, способная позволить себе "английский" подход, может тратить меньше сил, чем "французы", и тянуть время, в отличие от "немцев".

Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Принцип непрямых действий и косвенной борьбы - это механика стратегии. Чтобы с минимальными усилиями сдвинуть с места тяжёлый предмет, нужна точка опоры и длинный рычаг. (...)

Чем меньше будет затраченное усилие, тем лучше.

"Пример прямого действия – преодоление препятствия увеличением скорости. Разбить кирпич, разрубить Гордиев узел. Пример косвенного действия – замедление скорости и объезд препятствия, маневрирование. Японские бизнесмены, используя идею маневра, руководствуются поговоркой: «Отстаешь? Иди в обход!»... Идею косвенного или непрямого действия довольно точно выражает формула: «Побеждай, уступая»".


Естественно, тут будет геополитическая стратегия Архипелага против Острова:

Представьте себе большой круглый Остров, окружённый морем. В море находится Архипелаг из нескольких более мелких островов. Одна держава контролирует Остров, вторая - базируется на Архипелаге и владеет морем. Назовём первую "сухопутной", вторую - "морской". Сухопутная держава, по определению, располагает большими ресурсами и большим населением, потому что у неё больше суши. Но морской державе изначально проще перемещать свои силы по морю. А для ведения боевых действий необходимо перебрасывать ресурсы и людей. Таким образом, морская держава всегда сможет организовать давление на сухопутную державу в любой точке морского побережья Острова, создав там себе локальное преимущество. Сухопутная держава может на это ответить только переброской в этот район людей и ресурсов из других регионов. Но делать это ей приходится по суше, потому что море ей не принадлежит. В свою очередь, морская держава может легко поменять свой план и начать атаковать сухопутную державу где-нибудь ещё, ведь в её распоряжении всё побережье. Сухопутная держава не может так же просто перенацелить свои ресурсы - если она задействовала их в одном месте, их сложно использовать где-нибудь ещё, ведь суша обладает огромным "трением".

Таким образом, получаем, что преимущество в скорости и транспортной связности создаёт преимущество в силах. (...)

В этих условиях морская держава даже может завести собственных вассалов на прибрежных территориях Острова; сами по себе эти вассалы не способны противостоять мощи сухопутной державы, но та опасается их атаковать в страхе перед неприятностями, которые морская держава способна организовать ей в любом другом месте.


Но в той же степени тут будет партизанская война того типа, которую вёл Лоуренс Аравийский против турецкой армии. Партизаны действуют не там, где противник силён, а там, где он слаб; они заставляют противника истекать кровью и тратить ресурсы, а сами сохраняют свои силы; они уворачиваются от ударов, оставаясь неуязвимыми, невидимыми и неуловимыми.

Итак, "английский" подход работает, когда противнику трудно до нас добраться: мы сидим за морем, мы прячемся в лесу, мы приходим из пустыни и уходим туда же. Мы создаём для противника множество проблем (или становимся ещё одной проблемой в списке существующих), чтобы заставить противника распылить свои усилия и не дать ему сосредоточить все ресурсы против нас. Мы бьём его там, где он слаб и уязвим. В результате чего противник либо поменяет свою политику на удобную для нас, либо вся вражеская держава ослабеет до такой степени, что её можно будет уничтожить прямым воздействием (с нашим вмешательством или даже без него).

Игра? Commandos!
gest: (gunter)
У меня есть собственная слегка безумная концепция, что классические комедии учат нас стратегии, в той же степени, в какой классические трагедии ("Ричард III", "Гамлет", "Король Лир" и т.д.) учат политике. В "Укрощении строптивой", например, военно-стратегический подход Петруччо к женитьбе и семейной жизни - это целый отдельный смысловой слой пьесы.

Вообще, стратегия - это и есть то средство, при помощи которого ирон побеждает алазона.

Или вот, по мотивам последних постов. В "Тартюфе" хитрая служанка Дорина учит Мариану и Валера, как надо саботировать планы Тартюфа и обманутого Тартюфом Оргона, если лобовая атака невозможна или обойдётся им всем слишком дорого:

                Мариана

Ах, посоветуй нам!

                Дорина

Да где уж вам самим!
                (Мариане)
Чудесит ваш отец.
                (Валеру)
Но справимся мы с ним.
                (Мариане)
Насколько я его натуру разумею,
Отвергнуть напрямик нелепую затею
Весьма рискованно. Верней окольный путь.
Смириться надобно для виду, но — тянуть.
Кто время выиграл — всё выиграл в итоге.
Вам нужно без конца выдумывать предлоги:
То прихворнули вы, то снился сон дурной,
Разбилось зеркало, возился домовой,
То выла на луну соседская собака...
Ну, словом, мало ли препятствий есть для брака?
Вот так и действуйте, и эти господа
Не выдавят из вас желаемого "да".
Но все же, чтоб дела не обернулись худо,
Влюблённым лучше бы не видеться покуда.
                (Валеру)
Не тратьте времени. Сейчас всего нужней
Призвать на помощь нам сочувствие друзей.
                (Мариане)
За вас и братец ваш, и мачеха — горою.
Я тоже как-никак чего-нибудь да стою.


Это чистой воды "английский подход": "Верней окольный путь... кто время выиграл - всё выиграл в итоге". Действия на периферии, уклонение от ударов и дипломатия с целью создать широкую коалицию против Тартюфа.

А вот древнеримская комедия Плавта, "Хвастливый воин", язвительный остряк Периплектомен пытается расшевелить хитрого раба Палестриона: 

                Периплектомен

Видишь, враг заходит с тылу? План скорей выдумывай.
Собирай войска и силы. Живо! Медлить некогда.
Как-нибудь предупреди их, войско обведи кругом.
Завлеки врагов в засаду, приготовь защиту нам.
Перережь им сообщенье, укрепи свои пути,
Чтоб снабженье и запасы до тебя и войск твоих
Безопасно доходили. Дело это срочное.
Думай, измышляй! Скорее хитрый план давай сюда,
Чтоб тут, видя, не видали, сделавши - не сделали.


Перед нами краткое и ёмкое выражение "немецкого подхода" - целью операции являются коммуникации противника, "нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой", если враг пытается нас обойти, нужно контратаковать и нанести ему удар во фланг и в тыл.

Ну и дальше, про необходимость соблюдения режима секретности в ходе планирования операции:

              Палестрион

За порогом подождите вы меня немножечко,
Дайте погляжу сначала, нет ли где засады здесь
Нашему собранью. Нужно место безопасное,
Чтобы враг нас не подслушал, нашу мысль не отнял бы.
Самый лучший план - не план уж, если в пользу он врагам.
А не может быть не вредно нам, что в пользу недругу.
Может план прекрасный часто стать трофеем для врага,
Если место для беседы выбрать необдуманно.
Неприятель коль узнает план твой, так заткнет тебе
Рот твоим же планом, свяжет по рукам, и то, что ты
Сделать им хотел, так это сделают они тебе.
gest: (Default)
У меня было чувство, что я слил ту серию постов, но сейчас перечитал - нет, не слил, я всё-таки выразил мысль.

Мой вопрос - в том смысле, в каком вопросом является "как вы операционализируете свою гипотезу?" или "как вы можете её вывести из вашей аксиомы?" - звучит так: "Можно ли посвятить этому комикс?" Дело даже не в комиксе, как таковом: комикс можно заменить на компьютерную игру, например. (...)

Вопрос о "вложенном смысле" - это вопрос о реальности, стоящей за текстом: объёмной модели, по отношению к которой текст выступает в качестве описания и чертежа. Это, в конечном счёте, вопрос о комиксе. Видел ли Гегель то, о чём он пытался рассказать? Без этого слова будут только словами, описывающими слова. (...)

С чем имеет дело военная теория? С реальностью слов и логических построений? Или с виртуальной реальностью, в которой сталкиваются две самообучающиеся системы, состоящие из автономных элементов, для каждого из которых можно прописать своё целеполагание и алгоритм действий?


Вот пример, который я хотел тогда привести. Приходит человек на Reddit и спрашивает - немецкий блицкриг (который сами немцы не любили так называть) и советская концепция глубокой наступательной операции (раскрученная на Западе) - это одно и тоже или не одно и тоже? И если это две разные идеи, то какие они? В чём разница между шверпунктом и направлением главного удара?

И ответом на такой вопрос становится комикс:

Схема )

С ним можно не соглашаться, но суть именно в том, что тут говорить бесполезно, тут рисовать нужно.

Хотя нет, давайте я спрошу - эти картинки интуитивно понятны? Понятны, если понимать английский язык? Понятны, если знать контекст, а так непонятны, или вообще непонятны?

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios