Apr. 11th, 2017

gest: (Default)
4. "Американский" подход - захват господства в воздухе за счёт технического превосходства с последующим принуждением противника к капитуляции ("разрушение путей сообщения и промышленности").

Генезис этого подхода связан с появлением эффективных дистанционных средств поражения, то есть, огнестрельного оружия (хотя, говорят, длинные английские луки были тоже ничего). Изначальная идея имела определённое сходство с французской: Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Но развивалась она в совершенно другую сторону.

Во-первых, главная задача теперь не в том, чтобы занять ключевой пункт, переколов врагов штыками, а в том, чтобы находиться на позиции, с которой можно контролировать ключевой пункт, держа его под огнём. Суть манёвра - в занятии удобной позиции для ведения огня по противнику, там, где мы сможем его расстреливать с безопасной дистанции, используя своё техническое превосходство (Overwatch). Как в фильме "По соображениям совестки" (Hacksaw Ridge): "Сама эта высота ничего не значит. Но тот, кто её займёт, сможет контролировать всю Окинаву. А Окинава - это ключ ко всей Японии".

"Территория существует для того, чтобы создавать пространство между тобой и неприятелем, потому что, не считая линии горизонта, лучшая броня - это сам воздух ("пустота"? - Г.Н.), а тебе нужно ВРЕМЯ, чтобы причинить врагу ущерб индивидуальными оружейными системами точечного поражения, потому что это и есть то, чем мы сейчас воюем. Территория (по крайней мере, с точки зрения общевойскового боя) существует не для того, чтобы за неё "держаться", как за подружку. Таким способом хорошо только гробы заполнять".


Во-вторых, в конечном счёте все свелось к поиску пункта - или пространства - абсолютной связности, то есть связанного с наибольшим числом ключевых пунктов. Кто займёт этот пункт, тот будет контролировать (держать под огнём) все остальные пункты. Очевидным образом, первым делом американцы обратили своё внимание на морскую войну, поскольку море обещало именно такую связность: тот, кто владеет морем, получает выход ко всем пунктам, находящимся рядом с морем. Остаётся только разгромить флот противника в битве линейных сил. Короче, это Мэхэн: "Суть войны состоит в борьбе за морское господство. Главное внимание должно уделяться линейному флоту — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении". 

Но у моря были свои недостатки, которых был лишён воздушный океан. До каждого пункта на Земле можно добраться по воздуху. И как только появились первые образцы воздухоплавательной техники, военная мысль неизбежно стала работать в этом направлении.

Журнал "Популярная механика", февраль 1909:



Воздухоплаватель Рой Кнабеншу (?) сбросил конфетти на Лос-Анджелес, чтобы показать, как будут бомбить города в будущей войне.



"Я думаю, я прекрасно продемонстрировал, насколько просто будет во время войны причинить несоизмеримый ущерб вражеской стране", - сказал Кнабеншу после своего полёта. "Я всегда говорил, что воздушный флот сможет закончить войну так же быстро, как ружейная пальба сможет её начать. Воздушные суда обязаны сыграть важнейшую роль в любой будущей войне, и сторона с наиболее многочисленной и наиболее эффективной воздушной техникой одержит победу".


Нужно ли после этого называть имена Дуэ, Билли Митчелла, Александра Северского, Джона Уордена?

Как говорил Северский (ведущий американский теоретик войны в воздухе во времена Месснера), воздушная стратегия естественным образом вырастает из морской стратегии. А это значит, что: cуть войны состоит в борьбе за господство в воздухе. Господство в воздухе достигается за счёт уничтожения истребительной авиации и средств ПВО противника. Уничтожение авиации противника (тотальное уничтожение, от заводов до аэродромов) является самым эффективным способом противовоздушной обороны. [Но о Северском я бы ещё хотел написать, конечно. О нём и о Уордене.]

Поэтому я сказал, что "американский" подход по Месснеру одновременно симметричен и асимметричен. Пока мы боремся за господство в воздухе и истребители дерутся с истребителями, война симметрична, потому что обе стороны стремятся к одной и той же цели, они пытаются расчистить небо для своих сил. Но когда мы захватили господство в воздухе, война становится асимметричной, потому что теперь мы решаем задачи по уничтожению противника с воздуха, а противник - задачу выживания под ударами и восстановления-укрепления своей ПВО.

...К шестидесятым годам 20 века Северский окончательно осознал, что у Воздуха нет потолка, аэрократия переходит в космократию и без швов. Тот, кто владеет космосом, владеет Землёй, потому что из космоса можно поразить любую точку планеты (астрополитика). Хочется сказать, что это осознание его добило, но он и так прожил 80 лет, всем бы нам так.
gest: (Default)
Во-первых, я хотел сказать, что [livejournal.com profile] i_ddragon - настоящая свинка, потому что он уничтожил свой ЖЖ!

А во-вторых, вот вам подходящая цитата от него, прямо про сеттинг:

В "Схизматрице" сюжет крутиться вокруг конфликта между шейперами (биологически модифицированными потомками Homo Sapiens) и механицистами (гибриды Homo Sapiens и механизмов).

Можно пофантазировать на тему других межтрансхуманских конфликтов - например, из Вархаммера - конфликт кхорнитов и слаанешитов. За кхорнитов сошёл бы например аутентичный гитлеровский нацизм (именно аутентичный - современные нацики на 95% чисто реакционная идеология) с его приверженностью жёсткому порядку, военщине, звериной силе. За слаанешитов - если у ЛГБТ увеличить градус трансгрессии. Смена пола, наращивание искусственных сисек и тентаклей - чем не трансхуманизация? Противоположность подхода к трансхуманизации первых и вторых и рождала бы среди них неприязнь.

Но это всё не главные конфликты. Это так - пока нет врагов - бъём друг друга, чтобы не расслабляться. Главный конфликт будет между путём создания постлюдей из людей - и путём создания постлюдей с чистого листа. Между киборгами-людьми и между бесчеловечными роботами. Почему этот конфликт самый сильный? Потому что путь роботов оставит всех людей не у дел. А все пути киборгов - дают возможность людям, изменившись, продолжать быть передовым видом (или передовыми видами) эволюции. Если же люди не будут сами изменяться, то они просто будут постепенно вытеснены из всех сфер деятельности роботами. И потом - как труд однажды сделал из обезъян людей, так и - образно выражаясь - безделие сделает из людей обезъян, а также свиней из мультика про робота "Валл-И" и в прочую низшую живность.

Так что борьба шейперов и механицистов, кхорнитов и слаанешитов - это лишь второстепенные конфликты в стане сторонников пути киборгов. А главная для них задача - противостоять пути роботов. Главное для них - чтобы мир будущего принадлежал людям, а каким именно людям - вопрос номер два. Борьба киборгов с роботами - это борьба неотчуждённого прогресса против прогресса отчуждённого.

Под эту борьбу можно даже подвести религиозно-оккультную доктрину:

Грядущая структурная безработица станет прекрасной почвой для нового мессианства, и возможной угрозой нового отката в тёмные века - в духе тысячелетнего христианского упадка цивилизации. Глиняное человечество будет до последнего цепляться за свои идолы.
Мышление нового восстания не может проходить вне топики восставшего металла, как минимум на уровне стиля, как максимум на уровне киборгизации восставших.
Новое условие гностической картины мира - автономные киборги со свободной волей против запрограммированных сетецентричных андроидов "демиурга".


Обладающие душой киборги против бездушных роботов ЗОГа - созданных для порабощения человечества.

Традиционалисты (противники и роботов, и киборгов) самостоятельной силы иметь не будут - ввиду своей слабости. Но скорее всего, они будут использоваться ЗОГом и другими организациями, ставящими на роботов, для борьбы с киборгами".


Естественно, я вообразил совсем иной расклад сил, но суть именно такова.
gest: (Default)
Я всё хотел как-то среагировать на этот пост [livejournal.com profile] gcugreyarea.

Потому что я чувствовал, что он мне что-то напоминает. Таблицы эти... у меня хорошая визуальная память, где-то я это уже видел.

Переслегинская триада! Экология-Эволюция-Революция! Сохранение-Развитие-Спонтанная Трансформация! Эта та самая упоротая переслегинская концепция онтологий:

Переслегинские онтологии )
gest: (Default)
Есть у меня в голове один образ...

Вот представьте, что мы бы взяли одного из моих любимых белогвардейских военных теоретиков (я их всех люблю), годов эдак двадцатых. И показали бы ему советское мотострелковое отделение на БМП-1 из конца шестидесятых - начала семидесятых, то есть через 40-50 лет после его времени.

Но условие такое - всё, что он видит, он должен интерпретировать в привычных ему терминах и образах. То есть он видит будущее не в чистом виде, не глазами, а "как бы через мутное стекло", через призму своих знаний и восприятия.

БМП для него - это танк, лёгкий пехотный танк. Но с другой стороны, а что это, как не танк? Гусеницы есть, вращающаяся башня есть, противопулевое бронирование есть. Если "Рено" FT-17 танк, то и БМП-1 - танк. Танк на отделение, которое, к тому же, служит транспортом для этого отделения - это, конечно, очень жирно. (Лиддел-Гарт в 1919, что ли, году предлагал выделять один пехотный танк на взвод.)

У солдат стальные каски, в руках - ружья-пулемёты. Наш белоэмигрант знает, что это такое, для него это прямое развитие автомата Фёдорова. СВД у него тоже не вызовет проблем - самозарядная винтовка под русский винтовочный патрон, с оптическим прицелом, ничего странного. Гранатомётчик с РПГ-7? Опять же, он это истолкует через известную ему историю отечественных ружейных гранатомётов, то есть, например, как "развитие мортирки Дьяконова в сторону использования шомпольных гранат".

Ладно, скажет этот условный белоэмигрант, элитные войска вы мне показали. А как в ваше время выглядят обычные маршевые батальоны с конным обозом?

Понимаете, что я хочу сказать? Для нас советское мотострелковое отделение - это символ массовой армии, заточенной под тотальную войну и огромные потери в результате применения противником ядерного оружия. Вся техника максимально простая и надёжная, чтобы её мог произвести грузинский рабочий и использовать узбекский крестьянин.

А наш белогвардеец увидит нечто невероятно дорогое и сложное - концентрацию хайтека, даже избыточную концентрацию. Для него будет совершенно очевидно, что небольшое число особых ударных частей можно вооружить подобным образом, но ни в одной стране мира не хватит средств, чтобы поднять до этого уровня линейные части. Да и потом, это не нужно и бесполезно. Им же ещё и горючее придётся подвозить. И танк у них будет постоянно ломаться. А патронов они сколько потратят? Это ведь безумие - раздать каждому бойцу по ружью-пулемёту! И гранатомёт на отделение, вместо со снайперской винтовкой. Зачем?! Разве не общеизвестно, что в рамках отделения может использоваться оружие только одного типа, а не нескольких разных? Как они будут применять весь свой арсенал в бою? Как сержант сможет одновременно руководить действиями бойцов с разным вооружением и разными задачами на поле боя? Или тут каждый автоматчик - уже унтер, а командует ими младший офицер, и у них за плечами многолетняя специальная подготовка?

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios