gest: (Default)
Завтра выходит новый, восьмой "Форсаж", а я про старые ещё ничего не писал.

Как ни странно, это тоже часть моей истории.

Когда-то я посмотрел первый "Форсаж". Ничего особенного, безыдейный фильм, практически дословный римейк "На гребне волны". Только там молодой симпатичный полицейский Киану Ривз внедрялся в банду грабителей-серфингистов, которых возглавлял харизматичный Патрик Суэйзи, а тут молодой симпатичный полицейский Пол Уокер внедрялся в банду грабителей-стритрейсеров, которую возглавлял харизматичный Вин Дизель. Там Киану Ривз становился в банде своим, проникался жизненной философией главаря, но всё-таки сдавал банду, хотя в конце не выдерживал и давал уйти главарю, Патрику Суэйзи; тут Пол Уокер становился в банде своим, проникался жизненной философией главаря, но всё-таки сдавал банду, хотя в конце не выдерживал и давал уйти главарю, Вину Дизелю.

Потом был второй фильм, который я не смотрел.

Потом был третий фильм, который мне со второго-третьего раза даже начал нравится, я о нём писал: 1, 2.

Потом я с удивлением узнал, что уже вышел четвёртый и пятый (!) фильм, и пятый даже кому-то понравился. Как эта франшиза ещё не сдохла? Как?!

И я посмотрел трейлер шестого фильма, и мне даже стало интересно. Но для того, чтобы оценить шестой, мне пришлось посмотреть второй, четвёртый и пятый...

Второй фильм - это паршивая овца серии. С продюсерами случилась какая-то беда и они решили, что главный герой и самый интересный персонаж - это Пол Уокер (а не Вин Дизель, ха-ха). Поэтому второй фильм посвящён Полу Уокеру, которого выгнали из полиции за то, что он дал уйти Вину Дизелю, и который с тех пор стал крутым профессиональным стритрейсеромм. Ещё в фильме появляется его темнокожий друг-идиот Роман, самое слабое звено. В общем, это был провал во всех смыслах слова.

Третий фильм - см. выше. Про тридцатилетнего учащегося токийской школы Димона (назовём его так), которого научил дрифтовать таинственный кореец Хан. Хан, в итоге, погибает от рук якудзы. В последние пять минут фильма появляется сам Вин Дизель! Который говорит, что Хан был его другом и вызывает Димона на поминальные гонки в честь покойного.

Четвёртый фильм... и вот тут оно началось. Во-первых, в начале фильма появляется пока ещё живой Хан, член команды Вина Дизеля. Он со всеми прощается и уезжает в Токио. Таким образом, четвёртый фильм - это приквел третьего. Во-вторых, четвёртый фильм - это римейк и альтернативная версия второго, более крутая версия отстойного второго "Форсажа". Смотрите. Во втором фильме Пол Уокер и его идиотский друг Роман вынуждены принять участие в операции спецслужб, чтобы получить прощение грехов и "чистое досье". Заработав репутацию крутых водил за счёт побед в уличных гонках, они устраиваются на работу к мексиканскому наркобарону в качестве автокурьеров, и в итоге помогают засадить его далеко и надолго. В четвёртом фильме Пол Уокер и его крутой друг Вин Дизель принимают участие в операции спецслужб, чтобы получить прощение грехов и "чистое досье" для Вин Дизеля. Заработав репутацию крутых водил за счёт побед в уличных гонках, они устраиваются на работу к мексиканскому наркобарону в качестве автокурьеров, и в итоге помогают засадить его далеко и надолго.

При этом, в этой версии реальности Пол Уокер - образцовый сотрудник ФБР, которого вовсе не выгнали из полиции после событий первого фильма, как это было в "Форсаже-2". Вместо этого он перевёлся из полиции в ФБР и сделал там карьеру. Ей-богу, вариант с альтернативными вселенными был бы наиболее правдоподобен. Или придётся считать, что во втором фильме Пол Уокер уже был сотрудником ФБР, работавшим под прикрытием, а из полиции его уволили для вида, чтобы залегендировать переход в ФБР. Или же, что по итогам второго "Форсажа" Пол Уокер всё-таки получил своё "чистое досье" - настолько чистое, что он после этого смог на работу в ФБР устроиться.

[Я, кстати, считаю, что действие ещё более убогой франшизы "Три Икса" происходят в той же вселенной, что и события "Форсажей". А Ксандер Кейдж (Вин Дизель) - это альтер-эго Доминика Торретор (Вина Дизеля), потому что это один и тот же Вин Дизель. "Чистое досье", всё такое.]

Как бы то ни было, в конце четвёртого "Форсажа" Пол Уокер снова должен выбирать, и на сей раз он выбирает банду, Вина Дизеля и жизнь по ту сторону закона.

В пятом фильме впервые появляется Скала, а в команду возвращается Хан. "Хан, ты же хотел уехать в Токио?" - "Токио подождёт". Мы всё ещё смотрим приквел. События третьего фильма не произойдут, пока Хан не поедет в Токио (где его убьют). Хан пока ещё не встретил Димона и не научил его искусству дрифта, Димон всё ещё сопливый школьник.

Мало того. К команде присоединяются Роман-идиот и Крис-Лудакрис из второго фильма. Блин, это... VolkOz. Это когда фанфики по стране Оз, но Волков тоже канон. Вот тут пятая часть - продолжение четвёртой (которая римейк второй), но вторая тоже канон. Иначе говоря, верны обе версии реальности - та, где Пола Уокера уволили из полиции и он пошёл в уличные гонщики, и та, где он остался работать в правоохранительных органах и сделал карьеру в ФБР. Потому что они обе приводят к одному и тому же итогу - Пол Уокер снова оказывается в банде грабителей-стритрейсеров Вина Дизеля. Поэтому в пятом фильме персонажи из второго и четвёртого фильма могут существовать одновременно.

Шестой фильм мне очень сильно не понравился. Он был дрянной и безыдейный. Из смешного - в шестом фильме у Хана погибла девушка, он утратил волю к жизни и решил всё-таки поехать в Токио, окончательно. Где его убил... Джейсон Стейтем (которого я всю жизнь называл Стетхэмом). Сейчас, внимание:

Выясняется, что Хан всё это время прикарманивал деньги. ДиКей с бригадой врывается к обманувшему его партнёру, наши герои прыгают по машинам, дальше начинается гонка по улицам ночного Токио. ДиКей гонится за Ханом, кореец дрифтует, ДиКей стреляет по его машине из пистолета, Хан гибнет. Кунфу бессильно против ружей.


В шестом фильме они вернулись к этой сцене и переделали её так, чтобы Хан погиб в результате тарана, осуществлённого Джейсоном Стейтемом (который мстил за своего брата, убогого главного злодея шестого фильма). Мало того, что шестой фильм сам по себе слаб - он ещё умудрился залезть во временную линию третьего, который был хорошим, и тоже его испортить! В общем, Стейтем звонит Вину Дизелю и говорит, что Хан - это только начало, он всю их банду нахрен покрошит за брата.

Седьмой фильм. Пока снимали седьмой фильм, погиб Пол Уокер - по-настоящему погиб. В общем, я шёл на этот фильм без каких-либо завышенных ожиданий. Но как ни странно, мне понравилось. Седьмой фильм оказался хорошим и качественным - по меркам "Форсажей", конечно, но хорошим, никакого сравнения с шестым. Крутой фильм. Я получил то, за чем шёл.

Но самое-то ржачное вот. В седьмом фильме Вин Дизель приезжает в Токио, чтобы погонять-подрифтовать с Димоном в память о Хане (концовка третьего фильма). И потом Вин Дизель стоит с Димоном на парковке, перетирает за Хана и получает от него квестовый предмет. В третьем фильме Димон уже был тридцатилетним школьником, и за прошедшие десять лет он не помолодел. То есть, он всё это время стоял на парковке, чтобы поговорить с Вином Дизелем и передать ему важный предмет. Но он не мог поговорить с Вином Дизелем, пока Хан не умрёт, а для этого Хан должен был приехать в Токио, познакомиться с Димоном и т.д.. А Хан долгое время откладывал поездку в Токио. Шли года, сменялись поколения мобильных телефонов, новые песни поднимались в чартах, а Димон продолжал ходить в старший класс токийской школы.

В результате просмотра "Форсажей" с первого по седьмой у меня аж две концепции родилось. Про мир, где у человека может быть две версии прошлого, если они сливаются в одном и том же настоящем. Мало того, что человек помнит оба варианта (как абсолютно достоверные), в его жизни могут появляться артефакты и люди из обоих вариантов, даже если они взаимоисключающие. И про мир, где действует специфическая форма детерминизма. Человек может застрять в каком-то периоде своей жизни - он будет стареть, мир вокруг него будет меняться, но его жизнь будет течь по бесконечному замкнутому кругу, потому что у него есть своё предназначение, которое он, допустим, отказывается выполнять. Или, что ещё хуже, он должен был сыграть какую-то роль в жизни другого человека, а тот по неизвестной причине всё не появляется и не появляется (возможно, тоже застрял). Хан не едет в Токио.
gest: (Default)
Дубль-пост! А то тут я просто скопировал из файла, теперь вот дошли руки отсканировать из книжки. Это, так сказать, вклад Переслегина в татибодискурс - ответ на пост [livejournal.com profile] gcugreyarea и всю эту тему, данный ещё в 2009 году, заранее. Ну, потому что это Переслегин!

Социопиктографический анализ )
gest: (Default)
"Сразу расставим точки над "i": я считаю договор о мирном Космосе от 1967 года одной из самых страшных ошибок в истории человечества. Этот договор едва не выбил из-под ног еще очень и очень молодой космонавтики одну из ее ключевых опор - военных. Отсутствие возможности развертывать оружие массового поражения в Космосе сильно уменьшило интерес военных к его освоению, задержало развитие средств выведения и долговременных космических программ. С моей точки зрения, этого договор должен быть пересмотрен и будет пересмотрен. Гонка вооружений продемонстрировала себя куда более надежным аргументом в поддержании мира и международной стабильности, чем беззубый пацифизм и благодушные призывы к разоружению".


Ну - за астрополитику и космооперу-ноль!

Buck Rogers

(Бак Роджерс на боевом ракетоплане класса "земля-орбита" прорывается сквозь советскую систему космической противоракетной обороны, чтобы уничтожить орбитальный командный пункт, боевую платформу "ЦЕНТРОСВЯЗЬ" - ну или как-то так, не знаю, как будет Masterlink по-советски.)
gest: (Default)
Пять типов стратегических планов: Французский
Пять типов стратегических планов: Немецкий
Пять типов стратегических планов: Английский
Пять типов стратегических планов: Американский
Пять типов стратегических планов: Советский

"Французы" делают ставку на контроль над ключевыми пунктами.
"Немцы" - на обход и окружение противника, перерезание линий коммуникаций.
"Англичане" - на воздействие на волю противника за счёт стратегии непрямых действий и операций на периферии.
"Американцы" - на захват господства в воздухе (в общем смысле: на создание ситуации, когда они могут расстреливать противника с безопасной дистанции, а он не может им ответить), с целью постепенного уничтожения военного потенциала противника и принуждения его к политической капитуляции.
"Ангбандский" подход - это ставка на полное сокрушение и коллапс вражеской системы в целом, за счёт сочетания внешнего давления и (самое главное) действий в тылу и изнутри. С советской точки зрения, высшая форма войны - это война классовая, целью которой является разрушение экономической системы противника, полное уничтожение политической системы противника, радикальная трансформация культуры противника.


"Французы" - тактика. Центр тяжести - это центр позиции (ключевой пункт), объект воздействия - живая сила противника.
"Немцы" - оперативное искусство. Центр тяжести - вооружённые силы противника, объект воздействия - линии снабжения (операционные линии), система коммуникаций в целом, от передачи приказов до поставок горючего. 
"Англичане" - стратегия и политика. Центр тяжести - политическая воля неприятельского руководства, объект воздействия - экономика противника. Конфликт должен обходиться врагу дороже, чем нам. Рациональный противник в этой ситуации согласится с нашими требованиями, нерациональный обанкротится и перестанет быть угрозой.
"Американцы" - наука и техника. Центр тяжести - господство на море/в воздухе/в космосе, объект воздействия - вражеская инфраструктура (понимаемая в очень широком ключе).
"Советские" - идеология, системный подход. Центр тяжести - вражеская система в целом, объект воздействия - мораль противника, его боевой дух, чувство солидарности, вера в победу.

***

По остальным системам.

При желании, можно связать это с пятью типами боевой устойчивости (но без конкретных отношений).

Огонь, ставка на массу, которую невозможно остановить - "французский" подход.
Дерево, ставка на гибкость, уклонение, скорость, манёвренность - "немецкий" подход.
Вода, ставка на малозаметность, слияние со средой и использование среды в своих целях - "английский" подход.
Металл, ставка на перехват, дистанционное воздействие, уничтожение противника до того, как он сможет представлять угрозу - "американский" подход.
Земля, ставка на броню, укрепления, неуязвимость - "советский" подход, Ангбанд.

Легенда о волшебном оружии (*), 5 мечей [livejournal.com profile] gimli_m.

Солдат - естественно, "француз". Солдаты занимаются именно тем, что ведут бои за конкретные пункты, пытаясь взять их приступом или отбиваясь от других солдат.
Берсерк - "немец", как всегда. Специализируется на прорыве вражеского строя и обращении противника в бегство, может компенсировать численное превосходство противника за счёт своего качества, но недолго. Если он не выиграл бой сразу, он уже проиграл.
Гоплит - "англичанин". Любит действовать в составе коалиций и изматывать противника (*).
Самурай - "американец". Верит в совершенную технику и абсолютное превосходство, мечтает решить судьбу боя одним безупречным ударом, который сокрушит любую защиту - разрубит доспехи, перерубит клинок.
У-ся - "советский". Совершенный воин, ведёт асимметричную борьбу, сочетает прямые и косвенные действия.

Наконец /*барабанная дробь*/ татибы! Это не связанно с политикой (разные политические силы могут выбирать самые разные методы решения проблем, стратегические планы лежат вне плоскости идеологии), и это не подход татиб к войне, это просто их личные симпатии.

Красная татиба - "французский" подход, борьба за ключевые пункты. Ленин, "Советы постороннего":

Телефон, телеграф, мосты )


Вычленить главную проблему, сосредоточить достаточные ресурсы для решения этой проблемы. Захват ключевых пунктов города означает победу восстания в городе. Захват и успешная оборона главных городов страны (например, Петрограда и Москвы) означает победу революции в масштабах страны. Победа революции в ведущей капиталистической стране означает победу мировой революции (с последним пунктом вышла заминка).

Белая татиба - "немецкий" подход, "Канны", "план Шлиффена"; чтобы схему каждой операции хотелось убрать под стекло и повесить на стену в рамке. Совершенное искусство войны требует развитых традиций воинского искусства, для этого нужна потомственная воинская и офицерская каста. Это вам не босяцкая тактика заваливания опорных пунктов противника трупами "малоценных" товарищей.

Чёрная татиба - "английский" подход, с его ставкой на экономику и экономичность, стратегия непрямых действий. Цель любого конфликта - выгодный мир.

Синяя татиба - естественно, аэрократия, "американский" подход. У демократии стволы длиннее, ракеты быстрее, а бомбардировщики толще. Вы ещё не верите в демократию? Тогда мы летим к вам.

Жёлтая татиба - "ангбандский" или "советский" подход. Фиксация на мировой гегемонии, готовность воспринимать противника, как комплексную проблему, которую нужно решать комплексно.

(Как видите, отношения  в каждом случае разные, это можно считать недостатком пятиугольных схем.)
gest: (Default)
На самом деле, все предыдущие пункты были ради последнего:

5. "Советский" подход: "угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил".

Я уже высказывался по этому поводу:

Советский стратегический план, выдуманный Месснером - это универсальная страшилка, которую всегда можно приписать врагам. Например, американский план разгрома СССР в холодной войне - запугивание атомным конфликтом, широкая поддержка антисоветских сил в советском лагере. Опять же, это стратегия, которая привела Германию к победе над Российской империей в Первую мировую.


[Вообще, Месснер верил в теории заговора, и у него это выглядело примерно так. Представьте себе комнату. В комнате находятся следующие лица. Красномордый советский товарищ, в пиджаке поверх нелепой косоворотки, он нервно курит беломор. Желтоликий китайский товарищ, в строгом френче, он курит китайскую копию беломора - на самом деле, он мечтает о трубке опиума, но понимает, что это символ буржуазного разложения, неприемлемый для коммуниста. Загорелый и бородатый кубинский товарищ в оливково-зелёной форме и армейском кепи - естественно, он курит ароматную кубинскую сигару. Наконец, бледный персонаж в какой-то невероятной пёстрой блузе и брюках клещ, который наглым образом затягивается косяком с травкой. И вот они, все четверо, обсуждают, как им лучше всего уничтожить капитализм и западную цивилизацию.]

Но как бы то ни было - почему я всё это говорю - я вспомнил произведение, в котором описывался и демонстрировался именно такой стратегический план. А яркая и образная иллюстрация - это уже кое-что, согласно принципу мой вопрос (...) звучит так: "Можно ли посвятить этому комикс?"

В "Сильмариллионе" стратегический план Мелькора против эльфов в Первую эпоху - это "советский" подход ("ангбандский"). Ангбанд, как база операций, неприступен. Осаждать Ангбанд бесполезно, тем более, что "осада" - это когда нолдоры сторожат одну из калиток, ведущих в цитадель Врага. Одну из, подчёркиваю. Задача Мелькора - вызывать у эльфов чувство бессмысленности и безнадёжности всех их действий. В итоге - полный коллапс эльфийских держав в Белерианде, банды феанорингов бегают по региону и добивают последние очаги антимелькоровского сопротивления. Мелькор - это угроза регулярным воинством (запугивание, подавление противника своим численным и техническим превосходством), широкое применение иррегулярного войска (шпионов, предателей, агентов влияния, в том числе, используемых "втёмную", без их ведома). Внешнее давление + разрушение единства обороняющихся за счёт подкупа, пропаганды, действий двойных агентов и т.д. Даже самые прямые операции Мелькора, например, штурм Гондолина, включали в себя предварительное создание в Гондолине альтернативного центра власти в лице Маэглина, который работал на Мелькора и при этом располагал собственным силовым ресурсом, дружиной Дома Крота. Этим Мелькор отличался от Саурона, который в Третью эпоху был абсолютный "француз", с идеями вида "бросим все силы против Минас-Тирита и захватим Минас-Тирит" (а до этого, ещё во Вторую эпоху - "бросим все силы против Эрегиона и захватим Эрегион").

Итак, этот подход асимметричен, для него требуется развивать собственную "неуязвимость". Надо, чтобы противник сам боялся прямого столкновения, противника надо лишить веры в возможность победы. И пока мы вынуждаем противник реагировать на очевидную угрозу и давление извне, у него в тылу начинают действовать "иррегулярные" силы, необязательно даже связанные с нами напрямую, но являющиеся ключевым элементом нашего плана. Цель - полный коллапс вражеской системы.

[Так, с точки зрения Месснера, выглядели шестидесятые. Мировое коммунистическое движение организует вызовы для США. СССР укрепляет свою военную мощь, наращивает силы в Восточной Европе, совершенствует свой ядерный арсенал и средства доставки. США обязаны реагировать? Обязаны. Китай начинает методично перекрашивать карту Азии в красный цвет. США обязаны реагировать? Обязаны. Куба в руках у коммунистов, а Куба - это ключ к Латинской Америке, а то и к Африке (там тоже начинают появляться темнокожие кубинские "добровольцы"). США обязаны реагировать? Обязаны. При этом, открытая война с СССР невозможна, в военную победу над коммунистическим блоком никто не верит. Существующее в мире напряжение провоцирует появление всевозможных хиппи и леваков в самих США, которые начинают разлагать западное общество изнутри, делая коллапс системы неизбежным.

Поправка пост-советского конспиролога могла бы выглядеть так. СССР, как раз, использовал "английский" подход: Советский Союз действовал на периферии, в Третьем мире, потихоньку отбирая у Американской Империи кусочек за кусочком - Кубу здесь, Вьетнам там, - при этом старательно избегая прямого столкновения с американскими силами. На это США ответили "Ангбандом".

1) СССР тратил все силы на будущую войну, США внушали советскому руководству, что СССР эту войну проиграет. В шестидесятые годы военное преимущество СССР в Европе компенсировалось превосходством Америки в ядерных зарядах и средствах их доставки, и если бы советские войска перешли границу ФРГ, СССР был бы немедленно уничтожен сокрушительным ядерным ударом. К концу шестидесятых складывается ситуация гарантированного взаимного уничтожения, но это означает, что СССР по-прежнему не имеет возможности достичь победы военным путём. К середине семидесятых американцы начинают утверждать, что превосходство в обучении и техническом оснащении войск НАТО позволит им разбить советскую армию в ограниченной войне без применения ядерного оружия. Если СССР начнёт войну, советскому руководству придётся выбирать между военным поражением и уничтожением своей страны, а с ней и всей человеческой цивилизации. В восьмидесятые годы американцы вбросили тему "звёздных войн", Стратегической Оборонной Инициативы, утверждая, что могут создать непробиваемый противоракетный орбитальный щит из лазеров и противоракет, который в значительной степени обесценит советские стратегические силы, с понятными последствиями для советского проекта. Военная победа над Америкой невозможна, победа Америки в войне всё более и более вероятна.

2) На фоне чувства уныния и безнадёги в социалистическом лагере, ставка делается на поддержку антисоветских сил. Причём, лучше в странах Варшавского договора, чем в Третьем мире; лучше в советских национальных республиках, чем в странах Варшавского договора; лучше в Москве, чем советских национальных республиках. Цель - полный коллапс советской системы, превращение войны идеологической в войну межнациональную. Вот в точности как с феанорингами. Нолдоры пришли в Белерианд воевать, но с Морготом воевать не получается, он за это больно наказывает. Что делать феанорингам? Остаётся только резать других эльфов. Оружие, накопленное СССР для Третьей мировой, использовалось - и до сих пор используется - для уничтожения бывших советских граждан и их потомков, руками бывших советских граждан и их потомков.]

Ещё раз. "Французы" делают ставку на контроль над ключевыми пунктами. "Немцы" - на обход и окружение противника, перерезание линий коммуникаций. "Англичане" - на воздействие на волю противника за счёт стратегии непрямых действий и операций на периферии. "Американцы" - на захват господства в воздухе (в общем смысле: на создание ситуации, когда они могут расстреливать противника с безопасной дистанции, а он не может им ответить), с целью постепенного уничтожения военного потенциала противника и принуждения его к политической капитуляции. "Ангбандский" подход - это ставка на полное сокрушение и коллапс вражеской системы в целом, за счёт сочетания внешнего давления и (самое главное) действий в тылу и изнутри. С советской точки зрения, высшая форма войны - это война классовая, целью которой является разрушение экономической системы противника, полное уничтожение политической системы противника, радикальная трансформация культуры противника. (В духе фантазий Ефремова, "когда Эра Разделённого Мира закончится, английский станет мёртвым языком".)

Это, в свою очередь, позволяет нам в порядке интеллектуальной игры спустить "ангбандскую" идею с политико-стратегического на оперативно-тактический уровень, и преобразовать её во что-то похожее на советскую концепцию "глубокой наступательной операции". Немецкая оперативная идея прорыва - это аккуратный "укол", "удар шпагой", с целью рассечь вражеские силы, отрезать их от источников снабжения и окружить. Советская идея прорыва - это удар (или серия ударов) на сравнительно широком фронте, с целью вскрыть вражескую оборону на всю глубину, образовать как можно более широкий проход, вызвать обрушение всего вражеского фронта; "удар булавой". (Как в анекдоте: "Ну-ка, Алёша, посыпь его мелом!")

"Концептуальной основой теории глубокого наступательного боя является массированное воздействие на всю тактическую глубину оборонительных порядков противника с целью его окружения и уничтожения. Для этого используются:

  1. прорыв сплошного фронта противника на отдельных избранных направлениях, который осуществляется внезапным наступлением пехоты и танковых частей, при плотной огневой поддержке артиллерией,

  2. ввод на участке прорыва механизированных и кавалерийских частей (эшелон развития успеха) для охватывающих ударов по целям в глубине обороны,

  3. удары авиации по резервам и тылам противника в сочетании с парашютными десантами для поддержания у ударных группировок высоких темпов продвижения вперёд".

(См.)


В рамках это подхода можно переосмыслить роль парашютных десантов (СССР был пионером в создании воздушно-десантных войск и разработки теории их массового применения). Десантные войска являются не дополнительной приправой, а самой солью концепции глубокой операции. Советские военные теоретики прекрасно понимали, что сброшенные во вражеском тылу легковооружённые десантники, не имеющие нормальной бронетехники и тяжёлой артиллерии, будут с лёгкостью окружены и уничтожены противником. Но всё дело в том, что в этот самый момент вражеский фронт затрещит под напором наступающих советских частей, накатывающих на него волна за волной. Все силы будут брошены на отражение советского удара и ликвидацию возможного прорыва. В этой ситуации десантники-парашютисты (просочившиеся в тыл диверсанты, местная "пятая колонна") смогут стать катализаторами распада, центрами образования трещин во вражеской структуре, от которых во все стороны пойдут линии разлома. Итогом будет полный, сокрушительный коллапс - более глубокий и обширный, чем он был бы в случае простого таранного удара.

Именно эту схему, кстати, любила советская военная фантастика тридцатых годов. С одной стороны, несокрушимая мощь Красной Армии, которая приковывает к себе всё внимание вражеского командования, с другой - действия местных коммунистов и советских агентов-диверсантов в тылу противника, которые застают противника врасплох и приводят к полному краху его обороны (чем, в свою очередь, пользуются основные силы Красной Армии, идущие в прорыв). Регулярные силы связывают противника на фронте, иррегулярные действуют у него в тылу, коллапс тыла оборачивается коллапсом фронта, коллапс фронта позволяет регулярным силам прорваться в тыл и полностью уничтожить противника.
gest: (Default)
Есть у меня в голове один образ...

Вот представьте, что мы бы взяли одного из моих любимых белогвардейских военных теоретиков (я их всех люблю), годов эдак двадцатых. И показали бы ему советское мотострелковое отделение на БМП-1 из конца шестидесятых - начала семидесятых, то есть через 40-50 лет после его времени.

Но условие такое - всё, что он видит, он должен интерпретировать в привычных ему терминах и образах. То есть он видит будущее не в чистом виде, не глазами, а "как бы через мутное стекло", через призму своих знаний и восприятия.

БМП для него - это танк, лёгкий пехотный танк. Но с другой стороны, а что это, как не танк? Гусеницы есть, вращающаяся башня есть, противопулевое бронирование есть. Если "Рено" FT-17 танк, то и БМП-1 - танк. Танк на отделение, которое, к тому же, служит транспортом для этого отделения - это, конечно, очень жирно. (Лиддел-Гарт в 1919, что ли, году предлагал выделять один пехотный танк на взвод.)

У солдат стальные каски, в руках - ружья-пулемёты. Наш белоэмигрант знает, что это такое, для него это прямое развитие автомата Фёдорова. СВД у него тоже не вызовет проблем - самозарядная винтовка под русский винтовочный патрон, с оптическим прицелом, ничего странного. Гранатомётчик с РПГ-7? Опять же, он это истолкует через известную ему историю отечественных ружейных гранатомётов, то есть, например, как "развитие мортирки Дьяконова в сторону использования шомпольных гранат".

Ладно, скажет этот условный белоэмигрант, элитные войска вы мне показали. А как в ваше время выглядят обычные маршевые батальоны с конным обозом?

Понимаете, что я хочу сказать? Для нас советское мотострелковое отделение - это символ массовой армии, заточенной под тотальную войну и огромные потери в результате применения противником ядерного оружия. Вся техника максимально простая и надёжная, чтобы её мог произвести грузинский рабочий и использовать узбекский крестьянин.

А наш белогвардеец увидит нечто невероятно дорогое и сложное - концентрацию хайтека, даже избыточную концентрацию. Для него будет совершенно очевидно, что небольшое число особых ударных частей можно вооружить подобным образом, но ни в одной стране мира не хватит средств, чтобы поднять до этого уровня линейные части. Да и потом, это не нужно и бесполезно. Им же ещё и горючее придётся подвозить. И танк у них будет постоянно ломаться. А патронов они сколько потратят? Это ведь безумие - раздать каждому бойцу по ружью-пулемёту! И гранатомёт на отделение, вместо со снайперской винтовкой. Зачем?! Разве не общеизвестно, что в рамках отделения может использоваться оружие только одного типа, а не нескольких разных? Как они будут применять весь свой арсенал в бою? Как сержант сможет одновременно руководить действиями бойцов с разным вооружением и разными задачами на поле боя? Или тут каждый автоматчик - уже унтер, а командует ими младший офицер, и у них за плечами многолетняя специальная подготовка?
gest: (Default)
Я всё хотел как-то среагировать на этот пост [livejournal.com profile] gcugreyarea.

Потому что я чувствовал, что он мне что-то напоминает. Таблицы эти... у меня хорошая визуальная память, где-то я это уже видел.

Переслегинская триада! Экология-Эволюция-Революция! Сохранение-Развитие-Спонтанная Трансформация! Эта та самая упоротая переслегинская концепция онтологий:

Переслегинские онтологии )
gest: (Default)
Во-первых, я хотел сказать, что [livejournal.com profile] i_ddragon - настоящая свинка, потому что он уничтожил свой ЖЖ!

А во-вторых, вот вам подходящая цитата от него, прямо про сеттинг:

В "Схизматрице" сюжет крутиться вокруг конфликта между шейперами (биологически модифицированными потомками Homo Sapiens) и механицистами (гибриды Homo Sapiens и механизмов).

Можно пофантазировать на тему других межтрансхуманских конфликтов - например, из Вархаммера - конфликт кхорнитов и слаанешитов. За кхорнитов сошёл бы например аутентичный гитлеровский нацизм (именно аутентичный - современные нацики на 95% чисто реакционная идеология) с его приверженностью жёсткому порядку, военщине, звериной силе. За слаанешитов - если у ЛГБТ увеличить градус трансгрессии. Смена пола, наращивание искусственных сисек и тентаклей - чем не трансхуманизация? Противоположность подхода к трансхуманизации первых и вторых и рождала бы среди них неприязнь.

Но это всё не главные конфликты. Это так - пока нет врагов - бъём друг друга, чтобы не расслабляться. Главный конфликт будет между путём создания постлюдей из людей - и путём создания постлюдей с чистого листа. Между киборгами-людьми и между бесчеловечными роботами. Почему этот конфликт самый сильный? Потому что путь роботов оставит всех людей не у дел. А все пути киборгов - дают возможность людям, изменившись, продолжать быть передовым видом (или передовыми видами) эволюции. Если же люди не будут сами изменяться, то они просто будут постепенно вытеснены из всех сфер деятельности роботами. И потом - как труд однажды сделал из обезъян людей, так и - образно выражаясь - безделие сделает из людей обезъян, а также свиней из мультика про робота "Валл-И" и в прочую низшую живность.

Так что борьба шейперов и механицистов, кхорнитов и слаанешитов - это лишь второстепенные конфликты в стане сторонников пути киборгов. А главная для них задача - противостоять пути роботов. Главное для них - чтобы мир будущего принадлежал людям, а каким именно людям - вопрос номер два. Борьба киборгов с роботами - это борьба неотчуждённого прогресса против прогресса отчуждённого.

Под эту борьбу можно даже подвести религиозно-оккультную доктрину:

Грядущая структурная безработица станет прекрасной почвой для нового мессианства, и возможной угрозой нового отката в тёмные века - в духе тысячелетнего христианского упадка цивилизации. Глиняное человечество будет до последнего цепляться за свои идолы.
Мышление нового восстания не может проходить вне топики восставшего металла, как минимум на уровне стиля, как максимум на уровне киборгизации восставших.
Новое условие гностической картины мира - автономные киборги со свободной волей против запрограммированных сетецентричных андроидов "демиурга".


Обладающие душой киборги против бездушных роботов ЗОГа - созданных для порабощения человечества.

Традиционалисты (противники и роботов, и киборгов) самостоятельной силы иметь не будут - ввиду своей слабости. Но скорее всего, они будут использоваться ЗОГом и другими организациями, ставящими на роботов, для борьбы с киборгами".


Естественно, я вообразил совсем иной расклад сил, но суть именно такова.
gest: (Default)
4. "Американский" подход - захват господства в воздухе за счёт технического превосходства с последующим принуждением противника к капитуляции ("разрушение путей сообщения и промышленности").

Генезис этого подхода связан с появлением эффективных дистанционных средств поражения, то есть, огнестрельного оружия (хотя, говорят, длинные английские луки были тоже ничего). Изначальная идея имела определённое сходство с французской: Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Но развивалась она в совершенно другую сторону.

Во-первых, главная задача теперь не в том, чтобы занять ключевой пункт, переколов врагов штыками, а в том, чтобы находиться на позиции, с которой можно контролировать ключевой пункт, держа его под огнём. Суть манёвра - в занятии удобной позиции для ведения огня по противнику, там, где мы сможем его расстреливать с безопасной дистанции, используя своё техническое превосходство (Overwatch). Как в фильме "По соображениям совестки" (Hacksaw Ridge): "Сама эта высота ничего не значит. Но тот, кто её займёт, сможет контролировать всю Окинаву. А Окинава - это ключ ко всей Японии".

"Территория существует для того, чтобы создавать пространство между тобой и неприятелем, потому что, не считая линии горизонта, лучшая броня - это сам воздух ("пустота"? - Г.Н.), а тебе нужно ВРЕМЯ, чтобы причинить врагу ущерб индивидуальными оружейными системами точечного поражения, потому что это и есть то, чем мы сейчас воюем. Территория (по крайней мере, с точки зрения общевойскового боя) существует не для того, чтобы за неё "держаться", как за подружку. Таким способом хорошо только гробы заполнять".


Во-вторых, в конечном счёте все свелось к поиску пункта - или пространства - абсолютной связности, то есть связанного с наибольшим числом ключевых пунктов. Кто займёт этот пункт, тот будет контролировать (держать под огнём) все остальные пункты. Очевидным образом, первым делом американцы обратили своё внимание на морскую войну, поскольку море обещало именно такую связность: тот, кто владеет морем, получает выход ко всем пунктам, находящимся рядом с морем. Остаётся только разгромить флот противника в битве линейных сил. Короче, это Мэхэн: "Суть войны состоит в борьбе за морское господство. Главное внимание должно уделяться линейному флоту — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении". 

Но у моря были свои недостатки, которых был лишён воздушный океан. До каждого пункта на Земле можно добраться по воздуху. И как только появились первые образцы воздухоплавательной техники, военная мысль неизбежно стала работать в этом направлении.

Журнал "Популярная механика", февраль 1909:



Воздухоплаватель Рой Кнабеншу (?) сбросил конфетти на Лос-Анджелес, чтобы показать, как будут бомбить города в будущей войне.



"Я думаю, я прекрасно продемонстрировал, насколько просто будет во время войны причинить несоизмеримый ущерб вражеской стране", - сказал Кнабеншу после своего полёта. "Я всегда говорил, что воздушный флот сможет закончить войну так же быстро, как ружейная пальба сможет её начать. Воздушные суда обязаны сыграть важнейшую роль в любой будущей войне, и сторона с наиболее многочисленной и наиболее эффективной воздушной техникой одержит победу".


Нужно ли после этого называть имена Дуэ, Билли Митчелла, Александра Северского, Джона Уордена?

Как говорил Северский (ведущий американский теоретик войны в воздухе во времена Месснера), воздушная стратегия естественным образом вырастает из морской стратегии. А это значит, что: cуть войны состоит в борьбе за господство в воздухе. Господство в воздухе достигается за счёт уничтожения истребительной авиации и средств ПВО противника. Уничтожение авиации противника (тотальное уничтожение, от заводов до аэродромов) является самым эффективным способом противовоздушной обороны. [Но о Северском я бы ещё хотел написать, конечно. О нём и о Уордене.]

Поэтому я сказал, что "американский" подход по Месснеру одновременно симметричен и асимметричен. Пока мы боремся за господство в воздухе и истребители дерутся с истребителями, война симметрична, потому что обе стороны стремятся к одной и той же цели, они пытаются расчистить небо для своих сил. Но когда мы захватили господство в воздухе, война становится асимметричной, потому что теперь мы решаем задачи по уничтожению противника с воздуха, а противник - задачу выживания под ударами и восстановления-укрепления своей ПВО.

...К шестидесятым годам 20 века Северский окончательно осознал, что у Воздуха нет потолка, аэрократия переходит в космократию и без швов. Тот, кто владеет космосом, владеет Землёй, потому что из космоса можно поразить любую точку планеты (астрополитика). Хочется сказать, что это осознание его добило, но он и так прожил 80 лет, всем бы нам так.
gest: (Default)
У меня было чувство, что я слил ту серию постов, но сейчас перечитал - нет, не слил, я всё-таки выразил мысль.

Мой вопрос - в том смысле, в каком вопросом является "как вы операционализируете свою гипотезу?" или "как вы можете её вывести из вашей аксиомы?" - звучит так: "Можно ли посвятить этому комикс?" Дело даже не в комиксе, как таковом: комикс можно заменить на компьютерную игру, например. (...)

Вопрос о "вложенном смысле" - это вопрос о реальности, стоящей за текстом: объёмной модели, по отношению к которой текст выступает в качестве описания и чертежа. Это, в конечном счёте, вопрос о комиксе. Видел ли Гегель то, о чём он пытался рассказать? Без этого слова будут только словами, описывающими слова. (...)

С чем имеет дело военная теория? С реальностью слов и логических построений? Или с виртуальной реальностью, в которой сталкиваются две самообучающиеся системы, состоящие из автономных элементов, для каждого из которых можно прописать своё целеполагание и алгоритм действий?


Вот пример, который я хотел тогда привести. Приходит человек на Reddit и спрашивает - немецкий блицкриг (который сами немцы не любили так называть) и советская концепция глубокой наступательной операции (раскрученная на Западе) - это одно и тоже или не одно и тоже? И если это две разные идеи, то какие они? В чём разница между шверпунктом и направлением главного удара?

И ответом на такой вопрос становится комикс:

Схема )

С ним можно не соглашаться, но суть именно в том, что тут говорить бесполезно, тут рисовать нужно.

Хотя нет, давайте я спрошу - эти картинки интуитивно понятны? Понятны, если понимать английский язык? Понятны, если знать контекст, а так непонятны, или вообще непонятны?
gest: (gunter)
У меня есть собственная слегка безумная концепция, что классические комедии учат нас стратегии, в той же степени, в какой классические трагедии ("Ричард III", "Гамлет", "Король Лир" и т.д.) учат политике. В "Укрощении строптивой", например, военно-стратегический подход Петруччо к женитьбе и семейной жизни - это целый отдельный смысловой слой пьесы.

Вообще, стратегия - это и есть то средство, при помощи которого ирон побеждает алазона.

Или вот, по мотивам последних постов. В "Тартюфе" хитрая служанка Дорина учит Мариану и Валера, как надо саботировать планы Тартюфа и обманутого Тартюфом Оргона, если лобовая атака невозможна или обойдётся им всем слишком дорого:

                Мариана

Ах, посоветуй нам!

                Дорина

Да где уж вам самим!
                (Мариане)
Чудесит ваш отец.
                (Валеру)
Но справимся мы с ним.
                (Мариане)
Насколько я его натуру разумею,
Отвергнуть напрямик нелепую затею
Весьма рискованно. Верней окольный путь.
Смириться надобно для виду, но — тянуть.
Кто время выиграл — всё выиграл в итоге.
Вам нужно без конца выдумывать предлоги:
То прихворнули вы, то снился сон дурной,
Разбилось зеркало, возился домовой,
То выла на луну соседская собака...
Ну, словом, мало ли препятствий есть для брака?
Вот так и действуйте, и эти господа
Не выдавят из вас желаемого "да".
Но все же, чтоб дела не обернулись худо,
Влюблённым лучше бы не видеться покуда.
                (Валеру)
Не тратьте времени. Сейчас всего нужней
Призвать на помощь нам сочувствие друзей.
                (Мариане)
За вас и братец ваш, и мачеха — горою.
Я тоже как-никак чего-нибудь да стою.


Это чистой воды "английский подход": "Верней окольный путь... кто время выиграл - всё выиграл в итоге". Действия на периферии, уклонение от ударов и дипломатия с целью создать широкую коалицию против Тартюфа.

А вот древнеримская комедия Плавта, "Хвастливый воин", язвительный остряк Периплектомен пытается расшевелить хитрого раба Палестриона: 

                Периплектомен

Видишь, враг заходит с тылу? План скорей выдумывай.
Собирай войска и силы. Живо! Медлить некогда.
Как-нибудь предупреди их, войско обведи кругом.
Завлеки врагов в засаду, приготовь защиту нам.
Перережь им сообщенье, укрепи свои пути,
Чтоб снабженье и запасы до тебя и войск твоих
Безопасно доходили. Дело это срочное.
Думай, измышляй! Скорее хитрый план давай сюда,
Чтоб тут, видя, не видали, сделавши - не сделали.


Перед нами краткое и ёмкое выражение "немецкого подхода" - целью операции являются коммуникации противника, "нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой", если враг пытается нас обойти, нужно контратаковать и нанести ему удар во фланг и в тыл.

Ну и дальше, про необходимость соблюдения режима секретности в ходе планирования операции:

              Палестрион

За порогом подождите вы меня немножечко,
Дайте погляжу сначала, нет ли где засады здесь
Нашему собранью. Нужно место безопасное,
Чтобы враг нас не подслушал, нашу мысль не отнял бы.
Самый лучший план - не план уж, если в пользу он врагам.
А не может быть не вредно нам, что в пользу недругу.
Может план прекрасный часто стать трофеем для врага,
Если место для беседы выбрать необдуманно.
Неприятель коль узнает план твой, так заткнет тебе
Рот твоим же планом, свяжет по рукам, и то, что ты
Сделать им хотел, так это сделают они тебе.
gest: (gunter)
3. "Английский" подход - истощение врага действиями на его периферии, "стратегия непрямых действий"; "изнурение врага нанесением ему уколов подальше от его клыков и когтей".

Англичане начинают там, где остановились немцы.

Ошибкой было бы считать, что целью войны является "разгром главных сил противника на главном театре военных действий". Сам Клаузевиц писал:

"1. При ведении войны могут быть три главные задачи:

а) победить и уничтожить вооруженные силы неприятеля;
б) овладеть материальными средствами борьбы и другими источниками существования неприятельской армии;
в) склонить на свою сторону общественное мнение".


Правда, затем он добавил:

"2. Для достижения первой задачи всегда нацеливают главную операцию против главной армии неприятеля или хотя бы против значительной ее части, ибо, лишь разбив ее, можно с успехом приступить к выполнению двух других".


Поправка идеологов манёвренной войны: лишение неприятельской армии источников существования важнее её уничтожения в результате победы в полевом сражении; армия, не имеющая материальных средств борьбы, уже нейтрализована. Словами самого Клаузевица: "Вооруженные силы противника должны быть уничтожены, т. е. приведены в состояние, в котором они уже не могут продолжать борьбу. Следует иметь ввиду, что впредь мы будем разуметь «уничтожение вооруженных сил противника» именно в этом значении".

Поправка Лиддел-Гарта: целью войны является воздействие на политическую волю противника, чтобы объект воздействия перестал проводить нежелательную политику и стал проводить желательную политику. Всё остальное - средства, а не цель. А бить противника нужно там, где он слаб, а не там, где он силён. В равной же степени важно не подставляться под его удары. Как говорил Сунь-Цзы: "Поэтому, если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду составлять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу. Нас тогда будет много, а противника мало... Поэтому предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было".

Лиддел-Гарт писал:

"Когда, всё-таки, будет принято судьбоносное решение начать войну, что должно являться задачей страны с точки зрения здравого смысла? Восстановление, продолжение и развитие того, что мы могли бы назвать "политикой мирного времени", чтобы сбой в нормальной жизни страны длился бы как можно короче и обошёлся бы как можно дешевле.

Что этому мешает? Упорное стремление вражеской державы проводить противоположную политику, вопреки нашим собственным целям и желаниям. Чтобы достичь наших целей или решить наши задачи, мы должны эту враждебную волю заменить на согласие с нашей политикой, и чем быстрее мы этого добьёмся, чем меньшими будут наши затраты в людях и деньгах, чем больше шансов на возвращение к национальному процветанию, в самом широком смысле слова.

Целями страны, таким образом, является подавление вражеской воли к сопротивлению с наименьшим ущербом для собственного населения и экономики.

Если мы осознаём, что это и есть настоящая цель, мы должны принять тот факт, что уничтожение вооружённых сил противника является не более чем средством - при этом, необязательно необходимым или безотказным - для решения вышеупомянутой задачи. Оно точно не является, несмотря на уверения военных экспертов, единственной настоящей целью войны. Развейте туман броских фраз, которые окружают военное дело, поймите, что человеческая воля - это источник и первопричина всех конфликтов, как и всей остальной человеческой деятельности, и вам станет ясно, что наши цели на войне могут быть достигнуты только за счёт подчинения воли противника. Все остальные действия, такие, как победа в сражении, пропаганда, блокада, дипломатия, удары по политическим и демографическим центрам, должны считаться не более чем средствами для достижения цели; и вместо того, чтобы связывать себя какими-то конкретными средствами, мы вольны анализировать сравнительную полезность всех имеющихся средств. Чтобы, в итоге, выбрать те, которые нам лучше всего подходят, которые быстрее всего подействуют, и которые будут наиболее экономичны, т.е. которые позволят нам достичь цели с наименьшим ущербом для жизни нашей страны во время и после войны. Чего стоит сокрушительный разгром противника в бою, если он нас обескровит и сведёт в могилу?

...Высокоорганизованное государство сильно ровно настолько, насколько сильным будет его самое слабое звено... Кулаки и сухожилия войны зависят друг от друга, и если деморализовать часть населения, коллапс воли приведёт к капитуляции целого...

Целью большой стратегии является обнаружение и воздействие на Ахиллесову пяту неприятельской страны; бить надо не по укреплённым пунктам, а по самому слабому месту. В первой войне, о которой сохранились предания, Парис, сын Приама, царя Трои, сразил так величайшего из греческих воинов". 

"Парис, или будущее войны" (1925)


[Дальше Лиддел-Гарт приводит пример Сципиона Африканского, который не пытался разбить Ганнибала в Италии, а вместо этого организовал экспедицию в Северную Африку, чтобы угрожать непосредственно Карфагену и этим снять угрозу с Рима.]

Итак, если "французский" подход делает упор на тактику, а "немецкий" - на оперативное искусство, то "английский" сразу начинает с большой стратегии, политики и экономики, потому что на этих уровнях всё и решается. (На уровне тактики это будут предложения вида "как сделать так, чтобы противник сам ушёл и оставил нам свою позицию".)

"Английский" подход асимметричен. Это легко обосновать. В противном случае эти предложения бессмысленны: мы можем воздействовать на волю противника в той же степени, в какой он будет воздействовать на нашу, мы сможем защищаться от него с таким же успехом, с каким он будет защищаться от нас. Но здесь ситуация асимметрична, раз именно мы выбираем, где и как нанести ему удар. Итак, первое, что мы должны сделать - это обеспечить себе неуязвимость от прямого (и, по возможности, непрямого) воздействия противника.

"Французский" и "немецкий" подходы симметричны, оба строятся на необходимости разгромить противника, который придерживается той же самой стратегии ("французской" или"немецкой"), поэтому нужно просто разгромить его раньше, чем он разгромит нас. У "французов" победа достигается за счёт концентрации превосходящих сил против ключевого пункта вражеской позиции, у "немцев" - за счёт выигрыша темпа, за счёт риска и дерзости манёвра. "Английский" подход начинается со знаменитой цитаты Сунь-Цзы: "Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике". Первым делом нужно стать непобедимым. Поэтому сторона, способная позволить себе "английский" подход, может тратить меньше сил, чем "французы", и тянуть время, в отличие от "немцев".

Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Принцип непрямых действий и косвенной борьбы - это механика стратегии. Чтобы с минимальными усилиями сдвинуть с места тяжёлый предмет, нужна точка опоры и длинный рычаг. (...)

Чем меньше будет затраченное усилие, тем лучше.

"Пример прямого действия – преодоление препятствия увеличением скорости. Разбить кирпич, разрубить Гордиев узел. Пример косвенного действия – замедление скорости и объезд препятствия, маневрирование. Японские бизнесмены, используя идею маневра, руководствуются поговоркой: «Отстаешь? Иди в обход!»... Идею косвенного или непрямого действия довольно точно выражает формула: «Побеждай, уступая»".


Естественно, тут будет геополитическая стратегия Архипелага против Острова:

Представьте себе большой круглый Остров, окружённый морем. В море находится Архипелаг из нескольких более мелких островов. Одна держава контролирует Остров, вторая - базируется на Архипелаге и владеет морем. Назовём первую "сухопутной", вторую - "морской". Сухопутная держава, по определению, располагает большими ресурсами и большим населением, потому что у неё больше суши. Но морской державе изначально проще перемещать свои силы по морю. А для ведения боевых действий необходимо перебрасывать ресурсы и людей. Таким образом, морская держава всегда сможет организовать давление на сухопутную державу в любой точке морского побережья Острова, создав там себе локальное преимущество. Сухопутная держава может на это ответить только переброской в этот район людей и ресурсов из других регионов. Но делать это ей приходится по суше, потому что море ей не принадлежит. В свою очередь, морская держава может легко поменять свой план и начать атаковать сухопутную державу где-нибудь ещё, ведь в её распоряжении всё побережье. Сухопутная держава не может так же просто перенацелить свои ресурсы - если она задействовала их в одном месте, их сложно использовать где-нибудь ещё, ведь суша обладает огромным "трением".

Таким образом, получаем, что преимущество в скорости и транспортной связности создаёт преимущество в силах. (...)

В этих условиях морская держава даже может завести собственных вассалов на прибрежных территориях Острова; сами по себе эти вассалы не способны противостоять мощи сухопутной державы, но та опасается их атаковать в страхе перед неприятностями, которые морская держава способна организовать ей в любом другом месте.


Но в той же степени тут будет партизанская война того типа, которую вёл Лоуренс Аравийский против турецкой армии. Партизаны действуют не там, где противник силён, а там, где он слаб; они заставляют противника истекать кровью и тратить ресурсы, а сами сохраняют свои силы; они уворачиваются от ударов, оставаясь неуязвимыми, невидимыми и неуловимыми.

Итак, "английский" подход работает, когда противнику трудно до нас добраться: мы сидим за морем, мы прячемся в лесу, мы приходим из пустыни и уходим туда же. Мы создаём для противника множество проблем (или становимся ещё одной проблемой в списке существующих), чтобы заставить противника распылить свои усилия и не дать ему сосредоточить все ресурсы против нас. Мы бьём его там, где он слаб и уязвим. В результате чего противник либо поменяет свою политику на удобную для нас, либо вся вражеская держава ослабеет до такой степени, что её можно будет уничтожить прямым воздействием (с нашим вмешательством или даже без него).

Игра? Commandos!
gest: (gunter)
Знаете, у меня тут ещё разговор про пять типов стратегических планов не завершён :(. Я выдохся после французского, который должен был стать вступлением к остальным.

Но как бы сказать... где наша не пропадала.

2. "Немецкий" подход, решительный разгром врага в результате наступательного манёвра; "подражая Ганнибаловым "Каннам", разгромить войско врага".

Это старая добрая немецкая идея кессельшлахта (Kesselchlactht), боя на окружение. В отличие от "французского" подхода, который строится на захвате ключевых пунктов, тут сразу постулируется, что мы воюем не с географией, а с армией противника. Неважно, как будет называться конкретная деревенька, на подступах к которой мы разобьём врага, и будет ли она находиться на нашей территории или на вражеской.

Повторю ещё раз суть "французской" идеи:

Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Боевые действия строятся вокруг захвата или удержания ключевых пунктов ("центров позиции"). Стороны располагает ресурсами. Задача - сконцентрировать необходимое количество ресурсов (или, как сказал бы Переслегин, "единиц планирования") против ключевого пункта противника. Противник обязан удерживать ключевой пункт своей позиции под угрозой поражения.


"Немецкая" поправка - целью операции являются не пункты, а линии коммуникаций (операционные линии). Любая армия - это подвешенная на нитях марионетка. Какой бы грозной она не казалась, она неспособна существовать сама по себе, без связи с тылом. Эти нити мы и должны перерезать. Если противник сосредотачивает избыточные силы для защиты того или иного ключевого пункта, нам достаточно окружить этот пункт, отрезать его, и тогда всё, что противник там собрал, попадёт к нам в котёл.   

Дитрих Генрих фон Бюлов, "Дух новейшей военной системы" (1805):

"Из всего сказанного вытекает, что духу новейшей системы войны более свойственно выдвигать целью операций неприятельские магазины и линии подвоза, соединяющие их с армией, чем самую неприятельскую армию. Причина этому заключается в том, что новейшие армии не могут продолжительное время жить теми запасами, кои они имеют при себе, и зависят от находящихся вне армий источников. (...) Магазины — это сердце, при повреждении которого разрушается коллективный человек, т.е. армия. Линии подвоза — это мускулы, перерезав которые мы парализуем весь военный организм. Так как магазины и линии подвоза могут находиться лишь сбоку или сзади, то выходит, что фланги и тыл должны являться предметом операций как в наступательной, так и в оборонительной войне. Отсюда, в свою очередь, следует, что надлежит избегать боев, по крайней мере, фронтальных боев. В наступательной войне гораздо легче принудить противника к отступательным движениям путем воздействия на средства его существования, т.е., как уже было сказано, на его фланги, чем стремиться посредством атаки силой выбить его из занимаемой позиции. Он весьма скоро найдёт другую позицию, на которой вновь будет оказывать сопротивление".


"Французский" подход начинается с тактики и дальше просто масштабируется - как нам захватить эту деревню, как нам захватить город, как нам захватить вражескую столицу.

"Немецкий" подход делает упор на оперативное искусство. Ключевыми понятиями являются "охват" (удар по флангу противника), "обход" (выход в тыл к противнику) и "прорыв" (если у противника нет очевидных флангов, их нужно создать, вклинившись в его строй и получив за счёт этого возможность действовать против его флангов и тыла). Важнейшей идеей является темп: темп позволяет перерезать операционные линии противника раньше, чем он успеет проделать то же самое с нами. Достижение стратегической цели осуществляется за счёт успеха в одной или нескольких последовательных операциях. При этом, те же принципы транслируются вниз, вплоть до тактики малых отрядов.

Опять же, фон Бюлов:

"Все стратегические правила могут быть применены и к тактике, если только понятие базиса подменить линией фронта боевого порядка, а вместо операционных линий иметь в виду направления движений и стрельбы.
Можно всегда избежать боя, если только не подпускать противника на слишком близкое расстояние.
Никогда не следует встречать атаку, оставаясь на месте, а надо самим переходить к наступлению, разве что позиция будет почти неприступной.
Нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой.
Надо только развлекать [сдерживать, отвлекать] противника на фронте, а самим набрасываться на один или оба его фланга.
Надо противника охватывать, т.е. иметь более длинный фронт, чем у него.
Когда вы находитесь на фланге противника, то вы охватываете его, хотя бы он был гораздо более многочислен".


Даже на уровне пехотного отделения с одним пулемётом, немцы всё время должны искать слабые места вражеских боевых порядков, вклиниваться в них, атаковать противника с флангов кинжальным огнём; решительно действовать, наступать, обходить. Это "Flächen-und-Lückentaktik", "тактика свободного пространства и зазоров-разрывов".

"Игра в войну" Ги Дебора выражает именно эту, "немецкую" идею - как и все игры, в которых неприятельские силы зависят от снабжения, и где можно и нужно их окружать, создавая котлы. [В том числе, например, это мои любимые Dice Wars.]

(АВ-1940.)
gest: (Default)
"Проект Альберта Брюнела, Франция.

Высота 700 метров, это самый высокий проект в конкурсе. Башня выполнена из гранита и весит 196702 тонны. Башня символизирует собой величие Британской империи, в ней должны были разместиться все органы управления Британией, от Парламента и министерств до малейших комиссий и комитетов, кроме, конечно, королевской семьи. На вершине башни установлена 50-метровая статуя императрицы Виктории".


Тот случай, когда хочешь пошутить про Дворец Советов и обнаруживаешь, что в комментах это уже сделали до тебя.
gest: (Default)
"Пользователь Vladimir Brezhnev по секрету сообщает в комментах:
"В 60-е при ЦК создали секретную лабораторию по прогнозированию развития страны, куда собрали лучшие мозги, но прогноз привел в шок руководство и их потом разогнали. Я лично знаю людей, которые там работали. И еще и пострадали за это в итоге...""


Сказка-ложь, но в ней намёк, добрым молодцам урок. Если можно было бы предсказать будущее, то чем точнее был бы прогноз о будущем СССР, тем меньше он бы нравился советскому  начальству. 

Но какое роскошно начало, всё-таки! Тот человек говорил, что он лично знал людей, которые ему по большому секрету рассказали... Я прямо чувствую, как в воздухе запахло психопрофилями.
gest: (gunter)
На самом деле, я всё хочу написать про поколения войн.

[Минимальное количество поколений войн, с которыми можно работать - три. Потом что это прошлое, настоящее, будущее; что было, что есть, и что появляется в данный момент. Или, с другого конца: военное дело нельзя отделить от общества, а общества раньше были аграрными, а стали индустриальными. А будут ещё какими-нибудь (информационными? когнитивными?).]

1. В нашей стране эту тему развивал такой смешной человек, как Слипченко. Слипченко - это вот так:

"В прошлом году я выступал на конференции в Китае, и мне рассказали, что где-то в южной провинции есть памятник, на котором изображено оружие — винтовка — и там обозначен 1117 год. То есть в Китае стрелковое оружие появилось в 1117 году. Затем порох стал распространяться повсюду, пришёл он и в Россию, и где-то в XIII веке войны полностью перешли к новому, огнестрельному оружию".


Винтовка 12 века! Небось, "трёхлинейка"! Интересно, а почему сразу не калаш? Ну и да, к 13 веку "войны полностью перешли к новому, огнестрельному оружию".

Как бы то ни было, в основе идей покойного Слипченко лежала советская схема развития военного дела.

1 поколение - холодное оружие.
2 поколение - огнестрельное оружие.
3 поколение - нарезное оружие, казнозарядная артиллерия.
4 поколение - автоматическое оружие, танки, авиация.
5 поколение - ядерное оружие, ракетное оружие, электронные системы наведения и управления; это советская концепция "революции в военном деле", о которой я уже писал
6 поколение - высокоточное оружие (это поколение выделил и отстаивал сам Слипченко).
7 поколение - оружие будущего: информационное, климатическое, сейсмическое (опять же, идея Слипчеко).

Главная проблема этой концепции... ладно, она вся состоит из проблем, но первым делом видно, что поколений слишком много.

2. На западе идею поколений войн (generations of warfare, GW) отстаивал Уильям Линд и примкнувший к нему Мартин ван Кревельд. Схема Линда выглядит примерно так:

Нулевое поколение - войны, как они велись до наступления эпохи национальных государств, до внедрения огнестрельного оружия и до появления нормальной статистики (поэтому наша информация о них по определению неточна и неполна). Когда историки 19 века (например) писали о войнах античности или даже средневековья, они всё равно пытались натянуть их на привычную им схему национальных войн, с политикой, дипломатией и генеральным штабом: страна против страны, армия против армии. Но это было не совсем корректно.

Первое поколение (1GW). "Первое поколение войн эпохи национальных государств". Война полевых манёвров. Формируется по итогам Тридцатилетней войны, переживает рассвет в ходе "кабинетных войн" 18 века. Дульнозарядное огнестрельное оружие, пехота, кавалерия, артиллерия, военный оркестр; рекрутский набор, шагистика, палочная дисциплина, яркие разноцветные мундиры. Идея армии, как совершенного часового механизма. Чёткая грань между солдатским пушечным мясом и настоящими людьми, офицерами-дворянами, которые больше ценили и лучше понимали офицеров армии противника, чем собственных солдат (в том числе, лучше понимали в буквальном смысле, из-за языкового барьера).

Второе поколение (2GW). Индустриальная война. Нарезное оружие, скорострельная артиллерия, железные дороги, телеграф; патриотизм, национализм, призывные армии, гигантские операции, распланированные штабами поминутно. Появляется под влиянием технического прогресса, с одной стороны, и как результат осмысления революционных войн наполеоновской эры, с другой. Клаузевиц - бог и пророк этого поколения. Первая мировая - его могила.

Третье поколение (3GW). Манёвренная война. Возникает в результате осмысления позиционного тупика Первой мировой. Радио, авиация, танки, самоходные орудия, БТРы. Ставка на скорость, темп, инициативу, неожиданные действия. Пик и недостижимый идеал - немцы Второй мировой. Но Израиль в свои лучшие годы тоже ничего.

Четвёртое поколение (4GW). Нелинейная ("гибридная") война. Постулирована Линдом ещё в 80ые годы. Возникает в результате кризиса Вестфальской системы и возвращения на поле боя негосударственных акторов, ведущих войну с армиями национальных государств и друг с другом. Характеризуется смешением всех уровней взаимодействия, на всех уровнях - тактическом, оперативном, стратегическом; стиранием границ между фронтом и тылом, военными и гражданским населением, войной и миром. Технологии - компьютеры, высокоточное оружие, беспилотники, лазеры; интернет, глобальные СМИ.

[Очевидным образом, за исключением последнего пункта, поколения Линда аналогичны советской модели.]

3. Да, у меня есть собственная концепция.
gest: (Default)
История, которая мне понравилась.

"Великое столкновение пикселей" (более подробная английская версия: When Pixels Collide).

Гифка процесса, результат (левой кнопкой мыши таскать в разные стороны, правой кнопкой мыши приближать/отдалять).

При мир, про людей, про мемы, про будущее.
gest: (Default)


Тут в Фейсбуке вспоминили старый пост [livejournal.com profile] szhaman и картинку оттуда.

Ну вы поняли! "Серые" vs коалиция "фиолетовых", "зелёных" и "оранжевых"! Если бы мы делали об этом игру, юниты "серых" выглядели бы именно так. Ну и потом... может быть, у "серых" мало женщин, но те, которые есть, выглядят именно так. Я прямо слышул голос Славы Макарова в моей голове, который говорит "надо добавить "серым" телочек!"

(Надо понимать, что "серые" существуют в реальности, которая успешно освоила нашу массовую культуру. То есть, это не движение, которое случайным образом выглядит, как стереотипные силы зла; это движение, чётко отрефлексировавшее стереотип сил зла в массовой культуре гегемонических держав старого мира, и которое выглядит так сознательно, с постмодернистской усмешкой. "Мы не считаем себя злом; зло - это вы; но в той степени, в какой вы объявляете себя добром на основании своего контроля над дискурсом, мы в этой борьбе сил Добра с силами Разума становимся на сторону Разума". И кресты с красными пентаграммами.)
gest: (gunter)
Когда я дочитал до мысленного эксперимента про друида, я первым делом подумал про Хари Селдона...

Так, "Основание" Азимова все читали?

Пунктиром. Существовала Галактическая империя, существовала так долго, что все привыкли считать её вечным и неизменным феноменом, а отдельные кризисные явления - временными трудностями, за которыми неизбежно последует очередной рассвет. Как это всегда и было. И тут гениальный учёный Хари Селдон (Гэри Сэлдон, неважно) изобретает психоисторию - науку, позволяющую с достаточно большой точностью предсказывать поведение человеческих масс и социальных структур в исторических масштабах. А психоистория говорит, что Галактическая империя в ближайшие века развалится, а с ней рухнет и вся галактическая цивилизация, причём положительная динамика в обозримом будущем не прослеживается - а это десятки тысяч лет.

Но не всё потерянно. Психоистория в своём прикладном аспекте позволяет сократить время упадка и Тёмных веков до тысячи лет. Для этого на самом краю Ойкумены, на богом забытой планетке, нужно основать Основание (в оригинале - Foundation, Фонд), собрать там подходящие кадры, заложить основу устойчивого общества, и оставить им на хранение все технические знания империи. (При этом, колонисты не должны обладать знаниями о психоистории, потому что психоистория не может предсказывать поведение психоисториков, по определению.) Когда всё рухнет, Основание станет новым ядром консолидации и собирания земель, цивилизация сохранится, утраты знаний не произойдёт. Единая галактическая цивилизация восстанет из пепла империи, пускай и через тысячу лет.

Всё идёт по расчётам Селдона. Сам теоретик психоистории давно умер, но дело его живёт. Империя дряхлеет и теряет контроль над периферией, Основание крепнет и потихоньку начинает прибирать к рукам окрестные миры. Попытки остатков империи повернуть процессы вспять и укротить молодого хищника ни к чему не приводят, несмотря на изначальное подавляющее преимущество имперцев. Как и было предсказано. (Как написал один западный автор, Селдон был фиговым психоисториком, но хорошим социальным инженером - он дал Основанию идеологию и идентичность, ощущение своей исторической миссии и избранничества.)

Тут появляется случайный, неучтённый фактор - Мул, мутант-психократор. Который начинает подчинять своей воле людей и собирать свою маленькую (но быстро растующую) галактическую империю. Чистой воды роль личности в истории. Казалось бы, планам покойного Селдона пришёл конец. Но нет, есть ещё Второе Основание, основанное "на противоположном конце Империи" в тайне от первого. И вот они-то получили все наработки Селдона по психоистории, с упором на тот раздел, где речь шла об управлении поведением масс и отдельных людей. Второе Основание должно было следить за историческим процессом и убирать все факторы, которые мешают "объективному ходу событий" (который, таким образом, не особо "объективен" - естественный процесс, поддерживаемый искусственным образом!). Выясняется, что "противоположный конец Империи" от периферии - это центр, и что Второе Основание всё это время сидело на руинах столичной планеты. Мозголомы Второго Основания добираются до Мула и хакают ему мозг. Всё снова идёт своим чередом, учение Селдона всесильно, потому что верно. (Конец первой трилогии, дальше уже пошла всякая наркомания.)

***

Историю упадка и гибели Галактической империи Азимов передрал с истории Западной Римской империи, как он её себе представлял.

В свою очередь, явившийся к Марку Аврелию друид-психоисторик (с его деревянным компьютером и динамической моделью эволюции Римской империи на ближайшую тысячу лет) - это явный Хари Селдон. Уж не знаю, является ли это сознательным цитированием, или нет.

Текст Азимова выглядит, как ответ Уго Барди за десятки лет до того, как был задан вопрос. ("Основание" - 1951, на основе рассказов 1942-1944 годов; "Основание и Империя" - 1952, "Второе Основание" - 1953.) Естественно, никакая центральная власть никогда не согласится с подобными предложениями по "управляемому переходу", не имея ни возможностей, ни желания для осуществления требуемой политики. С точки зрения психоистории, надо действовать иначе. Если уж Верховный Друид решил играть на стороне империи, он должен был позаботиться о том, чтобы создать Фонд-укрытие для имперских знаний и имперских технологий, будущее ядро нового имперского синтеза - достаточно небольшого размера, чтобы можно было осуществить его сборку за разумное время, достаточно далеко, чтобы Фонд не привлекал внимания и не был задет деструктивными процессами в метрополии. Ну и конечно же, нужен ещё Фонд-2, который будет легендировать деятельность первого Фонда и неявно ему помогать, но при этом никак не будет с ним связан.

Но так как текст Азимова - это альтернативная версия реальной истории ("как надо было действовать, чтобы Тёмные века кончились быстрее, а ущерб от них был бы меньше"), то мы можем использовать реальную историю, чтобы нарисовать "реалистичную" картину развития событий в мире Азимова, используя образы Барди.

Итак, друид и его последователи, вооружившись деревянными компьютерами, основывают Основание, Первое Основание, с целью спасения организационных, научных и культурных достижений Империи. Основывают они его, естественно, в Британии - во-первых, оттуда происходил Верховный Друид, а во-вторых, Британия соответствует всем заявленным критериям. Это самая окраина Ойкумены, там можно банально отсидеться, потому что это остров. С римской точки зрения, это чудовищная глушь, но если умозрительно развернуть карту, становится понятно, что перед нами отличная стартовая позиция для будущей экспансии возрождённой империи. Держава, которая будет контролировать Британские острова, сможет оказывать влияние на всю Европу, оставаясь при этом неуязвимой для противников, не имеющих сильного флота. Короче, наша реальная история показывает, что стартовая площадка для будущего гегемона была выбрана верно.

Read more... )
gest: (gunter)
Есть один текст, про который я давно хочу написать. Вот он - ""Peak Civilization": The Fall of the Roman Empire" (""Пик цивилизации": Падение Римской империи"), автор Ugo Bardi. Как-то я подцепил эту ссылку в комментах у [livejournal.com profile] timonya, и с тех пор регулярно к ней возвращался.

К сожалению, текст слишком длинный для того, чтобы просто его перевести.

Автор рассматривает концепцию системного кризиса/коллапса (где коллапс = резкая утрата сложности), основываясь на понятийном аппарате "Пределов роста" и на идеях книги Джозефа Тейнтера "Коллапс сложных обществ" (см.); рассматривает он её на примере упадка Римской империи, проводя параллели с современностью. Кстати, по мнению автора, настоящая Римская империя на Западе умерла в середине 3-го века, дальнейшее было уже агонией.

Один из важных пунктов - сами римляне не понимали, что происходит вокруг них, они не могли адекватно отрефлексировать кризис империи, даже в самом конце, когда очевидцы описывали опустевшие города и зарастающие кустарником дороги. "Рыба не способна разглядеть воду".

Почему мне это интересно и важно? Психоистория не может существовать без проработанной теории кризисов, без динамической модели кризисов и коллапсов.

[В марксизме, например, модели коллапса сложных обществ не было, что приводило к различным курьёзам, типа чеканного сталинского определения: "Революция рабов ликвидировала рабовладельцев и отменила рабовладельческую форму эксплуатации трудящихся. Но вместо них она поставила крепостников и крепостническую форму эксплуатации трудящихся... Революция крепостных крестьян ликвидировала крепостников и отменила крепостническую форму эксплуатации. Но она поставила вместо них капиталистов и помещиков, капиталистическую и помещичью форму эксплуатации трудящихся" (*). Революция рабов создала феодализм, революция крепостных крестьян создала капитализм. Только представьте, что говорил бы Сталин, если бы ему пришлось объяснять слушателям причины катастрофы бронзового века.]

1. Суть цивилизации - в поддержании гомеостаза. Если цивилизация сталкивается с кризисом, цивилизация принимает контрмеры, создавая структуру для минимизации последствий кризиса. Итогом становится усложнение системы. Сложность затратна. В начале рост сложности выгоден, преимущества сложной системы превышают расходы на поддержание сложности. Затем расходы на поддержание сложности съедают всю прибыль, которую даёт сложность, но система продолжает усложняться. В какой-то момент социальные структуры начинают потреблять больше энергии, чем можно произвести с их помощью. Запускается механизм негативной обратной связи, в итоге - коллапс. [У меня такое чувство, что автор имел в виду "положительную обратную связь в плохом смысле слова", потому что отрицательная обратная связь как раз поддерживает гомеостаз.] Меры по борьбе с кризисом приводят к ухудшению ситуации, так как эти меры приводят к дополнительному расходу ресурсов. Человек сидит в яме, и у него в руках лопата. Чем больше он старается выкопаться из ямы, тем глубже он погружается.

2. Можно рассмотреть историю Римской империи через призму взаимозависимости армии, населения, добычи золота/серебра, сельского хозяйства и негативного влияния человеческой деятельности на окружающую среду.

Армия - это капитал. Легионы потребляют золото (естественно, они также нуждаются в населении, потому что состоят из людей, и в продукции сельского хозяйства, потому что людям надо чем-то питаться). Легионы завоёвывают соседние державы и обеспечивают Риму приток золота и рабов с захваченных земель (а рабы необходимы в сельском хозяйстве). Больше золота -> больше легионов -> больше золота. Но в какой-то момент легионы начинают потреблять больше золота, чем они добывают. С одной стороны Империя упирается в Парфию, которую так просто не завоюешь, с другой - в германских варваров, покорять которых долго, сложно и непродуктивно, они дикие и нищие. С третьей стороны океан, а для трансатлантической экспансии нет ни ресурсов, ни технологий, ни понимания, зачем это вообще нужно. При этом, количество легионов продолжает расти, в то время как шахты истощаются, а драгоценные металлы постепенно вымываются из Империи за счёт покупок предметов роскоши у восточных торговцев и подкупа варварских вождей.

Экспансия невозможна и невыгодна. Власти делают ставку на стены и цепь укреплений для защиты Империи от варваров, потому что на тот момент это кажется наиболее дешёвым и эффективным решением - вложиться в укрепления, но сэкономить на солдатах. В итоге, строительство укреплений сжирает ресурсы, и всё равно приходится тратиться на гарнизоны, которые теперь будут жёстко привязаны к укреплениям. "Империя сама себе построила клетку, из которой уже не сможет выбраться".

В то же время, в сельском хозяйстве происходит следующее. Рост эффективности сельского хозяйства приводит к росту населения. Рост населения и приток рабочей силы (в том числе, за счёт рабов) приводит к дальнейшему расширению и интенсификации сельского хозяйства, вырубке лесов, освоению новых пахотных земель и т.д. Но это, в свою очередь, приводит к истощению почвы, к выветриванию и вымыванию плодородного слоя, который сам по себе восстанавливается очень медленно. Это приводит к перебоям с продовольствием (с понятными социальными последствиями), может вызывать эпидемии (плохое питание ведёт к ослаблению иммунитета), и, в конечном счёте, ведёт к сокращению населения, что ещё больше усиливает кризис сельского хозяйства за счёт нехватки рабочих рук.

(Естественно, всеми этими процессами руководит бюрократический аппарат, который всё время растёт, не может не расти, а потому ресурсов требует всё больше, а пользы приносит всё меньше. Плюс, расширение границ Империи приводит к росту транспортных расходов и расходов на поддержание инфраструктуры. В какой-то момент у местных властей уже не хватает средств на ремонт дорог и мостов, и пошло-поехало.)

Но я всё-таки хотел бы перевести ударную концовку этого текста, где появляются элементы альтернативной истории и криптоистории.

"Здесь и сейчас мы можем рассмотреть, какие процессы происходили тогда в Римской империи. Изнутри, как мы уже убедились, это было совершенно неочевидно. Но представьте, что кому-то это стало очевидно, ещё во времена Марка Аврелия. Допустим, тогда существовала "Ассоциация по исследованию пика империи". Или давайте вообразим, что некий мудрец-друид, сын туманной Британии, предок Мерлина Мудрого, был достаточно умён, чтобы всё это просчитать. Динамическую модель можно построить и без компьютеров, хотя не исключено, что друид создал для этой цели компьютер - деревянный, из деревянных шестерёнок и работающий на мускульной рабской силе".


Так, сейчас, извините. Где-то в этот момент я влюбился в этот текст. Вообразите себе картину. Кельтский друид решает построить динамическую модель Римской империи, и рассылает по империи своих учеников, во все концы, для сбора статистической информации по товарообороту, площади обрабатываемых земель и т.д. Все данные стекаются обратно в Британию, где они обрабатываются при помощи деревянного механического компьютера. Я уверен, что это был компьютер, работавший на троичной логике! В конце концов, один из исторических деревянных арифмометров использовал троичную логику. Кто знает, возможно, что троичная логика, со значениями переключателей (+, 0, -), больше подходит для механических устройств, в то время как бинарная (0, 1) идеальна для электрических. А ещё троичная логика позволяет сэкономить на количестве разрядов и в целом удобна для экономических расчётов.

"Так вот, допустим, наш друид понимал, что проблемы Империи вызваны наличием негативных контуров обратной связи, и что эти контуры эти связаны с затратами на армию и бюрократический аппарат, с избыточной эксплуатацией плодородных земель, с тем фактом, что у Рима закончились "лёгкие" цели для экспансии. Как мы знаем, традиционно друиды должны были предупреждать царей и правителей об опасностях, которые могут ждать их впереди. В конце концов, Мерлин играл эту роль при короле Артуре, так что мы вправе заключить, что наш умозрительный друид считал своим долгом предупредить Марка Аврелия. Значит, он решил отправиться в Рим и поговорить с императором. Представьте себя на его месте: что бы вы сказали императору?

(...)

Друид при дворе императора Марка Аврелия )

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios