gest: (Default)
Нео-татибы и этические системы Крылова... Господи, нужно ли это говорить? См.

"Оранжевая" - новая версия Запада, "зелёная" - новая версия Востока.

"Серая" - очередная версия Юга (минимальной этики), Юг 4.0. (После ислама и марксизма-ленинизма.)

Тогда "фиолетовая" - это первая экспериментальная свёртка социума, целиком основанного на северной этике, после вброса Севера в игру (что сильно повлияло и на все остальные этические системы). "Фиолетовые" предельные индивидуалисты, не признают государственных монополий, считают, что личность вправе придумать для себя правила и требовать от других личностей их соблюдения, при условии, что она сама соблюдает эти правила в отношении других личностей. Это не тот Север, о котором мечтал Егор Холмогоров (но тот, которого он заслуживает).

***

В схеме "ниндзя-пираты-зомби-роботы", ака классификатор ксеноцивилизаций, мы имеем дело с четырьмя зародышами потенциальных межзвёздных цивилизаций.

"Оранжевые", естественно, космооперная техноцивилизация, "роботы". Технический прогресс опережает развитие социальных технологий. "А если что, можно просто машину послать".

"Зелёные" - ментальная цивилизация, "ниндзя". Развитие социальных технологий опережает технический прогресс. "Дюна" Херберта и всё в таком духе.

"Фиолетовые" - потенциальная биоцивилизация, "пираты". Каждая личность, в принципе, самодостаточна и предельно адаптирована к тем условиям, в которых существует. Как у "Трансформеров" с их телами из живого металла.

"Серые" - зародыш некроцивилизации, "зомби". С идеалами вида:

"Люди способны совершить многое. Наверное, даже всё. Люди способны стать равными богам и лепить Вселенную по своему желанию, как пластилин. Для этого нужна сущая мелочь - стать единым целым. Встать перед выбором - предпочтёшь ли ты "свободное самовыражение" или возможность стать шестерёнкой в величайшей машине Творения. Шестерёнкой, без которой эта машина остановится и рухнет.

Вот такой я мечтатель и идеалист, да. Но я всё же не теряю надежды, что когда-нибудь мне будет даровано это самое высочайшее наслаждение из всех возможных - стать ещё одним кирпичиком в стене. Частью чего-то большего, чем я или кто бы то ни было ещё. Шестерёнкой".


Просто побрей голову и выколи на черепе Шестерёнку. Сделай это. Мы знаем, что ты этого хочешь. Техносфера знает.

(Собственно, то, что описано в "Розе и Черве" Ибатуллина и, вероятно, в "Ложной слепоте" Уоттса - это некроцивилизация.)
gest: (gunter)
Со времён этого комментария мне хотелось написать одну вещь... и я снова её вспомнил. Это об этических системах Крылова, да.

Представьте себе несколько древних существ, которые играют в некую игру с нечеловечески сложными правилами, а их игральное поле - известный нам мир. Типичный для меня образ, правда? Изначально я хотел дать ссылку на концовку фильма "Люди в чёрном":



Именно эти существа и играют в игру, двигая фишки своим гибкими щупальцами.

Сама игра больше всего похожа на ту американскую настолку про Гражданскую войну в России:

В 1976 года компания SPI выпустила концептуальную трилогию настольных игр, посвящённых вопросам власти и политики.

Первой, и, по общему мнению, лучшей игрой цикла стала "Гражданская война в России, 1918-1922", вышедшая в 1976 году ("Russian Civil War 1918-1922"). На карте России сражались фишки четырёх цветов - красные, белые, зелёные (националисты, поляки, финны, и разные там прочие белочехи) и синие (интервенты Антанты). Синие боролись с красными, белые и зелёные - с красными и друг с другом, красные мочили всех, кто не они, в общем, как обычно.

Особенностью игры было то, что эти фишки-войска, а также особые юниты - крупные исторические деятели красного и белого лагеря - распределялись между несколькими игроками (от четырёх до шести) случайным образом. Каждый из игроков обычно получал под своё командование сборную солянку из красных и белых вождей, красноармейцев и белогвардейцев, а также "зелёных" и интервентов. Таким образом, игроки оказывались в роли неких абстрактных политических силы, влияющие на развитие событий. (Можно было меняться с другими игроками - допустим, игрок, получивший много белых войск, мог обменять ненужных ему красных вождей на дополнительных беляков.) И белые, и красные получали очки за военные победы и захват городов, эти очки не смешивались, каждый игрок отдельно вёл свой "белый" и "красный" счёт. Белые выигрывали, если им удавалось перебить красных вождей, красные автоматически побеждали, если им удавалось разгромить все белогвардейские войска. В случае победы белых, победителем объявлялся игрок, который набрал больше всего "белых" очков, то есть больше всего сделавший для успеха Белого дела, и наоборот - в случае победы красных все "белые" очки сгорали, а побеждал лидер "красного" рейтинга.

Read more... )

...А вообще, сама эта механика - игра не за сторону, а за силу, обладающую определённой долей влияния в разных фракциях - напомнила мне о немецкой игре, представляющей собой своеобразную надстройку к классической "Дипломатии". "Дипломатия" - игра про борьбу великих держав перед Первой мировой, а немцы сделали из этого игру в международных финансистов, скупающих акции той или иной страны, и, в зависимости от своих вложений, получающих возможность влиять на политику данной страны. При этом, успехи державы на мировой арене финансистов волнуют только косвенно, через их влияние на курс акций.


Да, у упомянутой в конце немецкой игры был ещё футурологический римейк "Imperial 2030" (рус.), про первую половину 21 века.

Меня тогда поразил этот образ. В обычной настольной или компьютерной игре приходится играть за ту или иную сторону, а тут игрок играет не за красных или белых, а за лидеров и красных, и белых. Или, как в "Империале-2030", не за Россию или Китай, а за инвестора, делающего инвестиции и туда, и туда, покупающего и продающего свою долю в экономике и политике стран-участниц Большой Игры.

Вернёмся к нашим существам с цепкими щупальцами, которые играют в Очень Сложную Игру. Темой этой игры являются этические системы Крылова. Игровым полем, как я уже сказал, им служит человеческое общество и планета в целом, с самых ранних времён.

Они играют в правила. Они пишут "программы" для человеческих социумов (задают их структуру), используя в качестве "языка программирования" (формальной основы для правил) этические системы Крылова. Человеческие социумы взаимодействуют между собой на Земле согласно заданным игроками правилам, образуя систему, подобную игре "Жизнь", только намного более сложную, с гораздо большим числом изменяемых параметров. "В активной шахматной игре игрокам представляется возможность влиять на события «Жизни/Эволюции» единичным введением - выведением ограниченного количества фишек своего цвета с целью экспансии, стабилизации хода истории, противодействия в этом противнику".

Изначальная цель игроков проста - задать социальную схему, которая сумеет выжить и максимально успешно освоить пустое пространство; когда "пустого", изначального пространства не остаётся, социумы вынужденно переходят к освоению (уничтожению-поглощению) чужих социумов. При этом, игроки играют не за конкретные социумы, а за свою долю в той или иной этической системе. Поэтому сначала игра тривиальна - есть только одна этическая система, "Юг", все игроки работают с "Югом", все пытаются забрать себе большую долю "Юга" за счёт создания более успешной социальной схемы на принципах южной этики.

Допустим, самая первая версия Юга ("Юг 0"), запущенная автоматически, описывает убогое бытие небольших групп людей со стихийно-выдвинувшимися лидерами. Но вот уже кто-то из игроков ухватился за то, что этическая система Крылова включает в себя как полную версию этических правил, так и "полюдье" (упрощённую версию этики). Человек, живущий по принципам южной этики, либо реагирует на внешние раздражители ("ты должен делать другим то, что другие делают тебе"), либо не может самостоятельно реагировать, но воспроизводит действия окружающих людей ("ты должен делать то, что делают другие"). Очевидным образом, это позволяет создавать из социумов "тьюринг-полные" кибернетические системы, состоящие из цепочек людей, воспроизводящих полученный сигнал, и меняющих своё поведение в зависимости от того, как поведёт себя большинство окружающих. Первой подобной структурой стала "пирамидка" (социальная пирамида с божественным вождём на вершине), которая позволяла подчинить единой воле значительное количество живых единиц, и которая асфальтовым катком втаптывала в землю мелкие "племена" и "деревни" предыдущего этапа. Так появился "Юг 1.0".

Но в этой игре есть ещё одна тонкость. Если суммарные показатели игрового поля (допустим, население Земли, уровень потребления ресурсов, доступная человечеству в целом энергия) перейдут некий рубеж, происходит качественный скачок, и на поле автоматически вбрасываются фишки нового цвета, соответствующие новой этической системе, новому языку программирования. Каждый следующий язык является более ёмким и гибким по сравнению с предыдущим, что позволяет задавать основанным на нём структурам более сложное и эффективное поведение. Иными словами, калькулятор можно сконструировать и на шестерёнках, было бы желание; но калькулятор на микросхемах будет меньше, быстрее и сможет выполнять большее число функций. А на следующем витке калькулятор превратится в одну из бесчисленных программ внутри мобильного устройства, которое само будет размерном с прежний электронный калькулятор.

Таким образом, сильные ходы на игровом поле связаны с внедрением удачных инноваций, но их эффективность приводит к тому, что они расползаются, повышая уровень системы в целом, а это приводит к качественному скачку, который ставит под удар все предыдущие успешные решения. (Пример из истории. Англия в начале 20 века развивала свой броненосный флот, пытаясь закрепить своё превосходство над всеми другими военно-морскими державами. Результатом стал "Дредноут". Но появление "Дредноута" означало качественный скачок в военном кораблестроении, что привело к обесцениванию всех ранее построенных броненосцев, и на деле сократило дистанцию между Англией и её конкурентами, типа той же Германии. Началась "дредноутная гонка". Можно провести аналогию с ударом Японии по Пёрл-Харбору. Чтобы компенсировать американское превосходство в линейных кораблях, японцы сделали ставку на развитие авианосных флотов. Но в результате авианосцы оказались настолько эффективными, что произошёл качественный скачок, и японские линейные корабли обесценились вместе с американскими, а те два американских авианосца, которые японцы не сумели поймать в Пёрл-Харборе, стали весить больше, чем все линкоры, которые японцы в тот день потопили.)

Но. Игроку, вложившемуся в предыдущую этическую систему, невыгодно терять свои инвестиции в неё. Он кровно заинтересован в том, чтобы "его" этическая система как можно дольше оставалась в игре, самим своим существованием понижая цену новых правил (что, в свою очередь, может облегчить игроку перехват контроля над ними). Таким образом, ситуация на поле, при сильной игре всех участников, становится всё более и более запутанной.

Например. Система вышла на новый уровень. Возник "Восток", как новый принцип организации. Появилась возможность создавать "империи", которые стали всухую жрать предыдущие формы "социальной жизни". Акции "Юга" стали падать, что поставило под удар позиции того игрока, который больше всего вложился в "Юг". И тогда игрок создал ислам, как "Юг 2.0", позволяющий эмулировать большинство эффективных восточных программ на южном субстрате. (По Крылову, ислам - это религия, построенная на принципах южной этики, что, как ни странно, похоже на правду.) За счёт этого, игроку удалось вернуть "Югу" Ближний Восток и Северную Африку, вырвав их из имперского пространства.

А потом появился "Запад", который стал теснить в Европе "Восток", после чего один из игроков сбросил на поле "Юг 3.0" - марксизм-ленинизм. Причём, изначально для того, чтобы дестабилизировать позиции "Запада", сбить цену на "западные" акции и скупить их по дешёвке. (Нынешнее "переселение народов", кстати, из той же серии.)

Ещё примеры. Индийское кастовое общество - это результат клинча двух игроков в борьбе за контроль над локальным "Востоком", за "правила по написанию правил". Партия пошла дальше, а выстроенная противостоянием сложнейшая структура осталась.

Соответственно, "Севера" на поле ещё нет, но когда он появится, он в очередной раз изменит правила игры и расклад сил на поле, потому что слабость на одном витке может обернуться преимуществом на другом. Хотя, с другой стороны, слабость на текущем витке может привести к банальной нехватке ресурсов, необходимых для удачного развития на следующем витке.

И, допустим, эти игроки играют уже не в первый раз, но в предыдущих мирах им не разу не удавалось дойти до "Севера" - либо им надоедало, либо победитель партии определялся раньше.

***

Какую мысль я хотел бы здесь выразить?

Этих существ, игроков, не волнует судьба отдельных человеческих социумов - по-крайней мере, не напрямую. В той степени, в которой эти социумы представлены в игре, это просто упорядоченные структуры, живущие, растущие и размножающиеся по заложенным в них правилам.

И этих существ не волнует судьба отдельных этических систем, потому что они играют не за этические системы.

Но их волнует судьба их собственных инвестиций в ту или иную этическую систему, которая, действительно, зависит от успеха или неуспеха тех или иных социумов, живущих по тем или иным правилам, сформулированным по принципам той или иной этической системы. И чем дольше идёт игра, тем больше появляется этических систем (вплоть до четырёх), что позволяет игрокам диверсифицировать свои вклады.
gest: (gunter)
Когда у режиссёра Гильермо дель Торо спросили, какой его любимый фильм про кайдзю, гигантских монстров, он сказал, что это "Война Гаргантюа" ("Чудовища Франкенштейна: Санда против Гайры"). Этот фильм, в свою очередь, был сиквелом японского фильма про гигантского монстра Франкенштейна - да, был у японцев такой период, когда они подумывали о том, чтобы скрестить истории про гигантских монстров с легендарными американскими киномонстрами и снять какую-нибудь "Годзиллу против Мумии". Из этих планов ничего не вышло, но фильм про Франкенштейна всё-таки вышел, и он оказался достаточно успешен для того, чтобы заслужить сиквел. По сюжету, от гигантского монстра Франкенштейна отпочковалось два отпрыска, великана-"гаргантюа". Злобный зелёный Гайра ушёл жить в море, а добрый коричневый Санда поселился в горах. Естественно, в конце им пришлось сойтись в битве, потому что они оба были кайдзю.


Чудесная и замечательная arishai как-то спросила меня, какой татибе соответствует Север (северная этика Крылова).

На самом деле, я тогда придумал историю, которая могла бы увязать татибы и этические системы Крылова в единое целое. Она, скажем так, неканонична с точки зрения татиб, но тем не менее. Эта история посвящена одной из любимых мной тем, а именно, фантастической биологии.

Представим, что татибы живые. Что это могучие и сильные Звери, которые, тем не менее, рождаются, растут, стареют и очень редко, но умирают. И старейшей из известных нам татиб является жёлтая...

- А почему не белая? - спросила [livejournal.com profile] arishai.

На самом деле, потому, что жёлтая больше всего похожа на Юг Крылова, а это Первая этическая система, самая древняя из четырёх возможных. Но помимо этого, жёлтая татиба, с её слепым вождизмом, действительно кажется мне наиболее примитивной из всех. Белая татиба призывает вернуться к заветам предков, но при этом она включает в себя осознание того, что путь предков может быть утрачен и бывал утрачен, что людей подстерегают различные соблазны, что помимо правильных образцов поведения существует множество неправильных. Это сложная концепция, которую, например, странно было бы ожидать от людей, живущих в лесу и называющих себя "люди". Правда, для них и жёлтая татиба была бы слишком сложной.

Ладно, начнём сначала.

Существуют древние и могучие Звери, невероятно огромные и практические бессмертные. Они живут на другом слою реальности, где ландшафт и экосистема сложены из ментально-энергетических эманаций нашего мира. Мы их тени, и они наша тень. У Зверей практически отсутствуют естественные враги, а главную угрозу для взрослой особи представляют другие взрослые особи, потому что они конкурируют за одни и те же ресурсы.

Как описать экологическую нишу этих Зверей?

Представьте себе очень крупное морское животное, которое, например, питается рыбами, целыми косяками рыб.
Во-вторых, представьте себе, что так как оно питается рыбой, то оно умеет контролировать массовое поведение рыб и управляет их миграциями, заставляя их сбиваться в гигантские косяки, необходимые ему для поддержания собственного существования. А следовательно, по отношению к рыбам это животное выступает не только как хищник, но и как пастух, который прямо заинтересован в том, чтобы его стада плодились и размножались.
В-третьих, как прямое следствие его рыбной диеты, это существо способно включать в своей геном отдельные рыбьи гены, и за счёт этого вырабатывать адаптации к тем условиям, в которых ему приходится охотиться на эти косяки. Да, речь идёт о горизонтальном переносе генов ("оболочники, судя по всему, демонстрируют поразительный пример горизонтального переноса генов. Они, единственные из всех животных, умеют синтезировать целлюлозу и делают из нее прилегающий к телу "домик", в котором живут. И ген синтеза целлюлозы они получили от каких-то бактерий, в результате единичного акта горизонтального переноса".)

А теперь представьте, что "рыбы" - это человеческие мысли и информационные объекты низшего порядка, порождаемые социальными структурами.

Размножаются эти существа тоже довольно специфическим образом, если так можно выразиться, "диалектически". От взрослой особи отпочковываются две дочерние особи, которые первым делом стремятся как можно дальше отойти друг от друга и от родителя. Каждый из юных Зверей выбирает свой собственный "ландшафт", свою специфическую диету, адаптируясь под существующие условия и изменяя их под свои потребности. На протяжении веков или даже тысячелетий, в зависимости от имеющихся ресурсов, Звери-дети постепенно растут и набираются сил, конкурируя друг с другом и другими взрослыми особями, включая собственного родителя. Когда Зверь достигает зрелости, он начинают ощущать потребность в сближении с собственным братом, что изначально приводит к резким вспышкам агрессии, потому что все Звери крайне ревностно относятся к своей территории. Звери-братья начинают между собой отчаянный поединок, в котором никто не хочет уступать. Они безжалостно испытывают силу друг друга, пуская в ход всё, что они освоили и выработали за время своего автономного существования. В какой-то момент их схватка превращается в объятия, которые человек мог бы назвать любовными, а затем, со скоростью роста деревьев, они соединяются в одно целое, в общий организм, образуя единственного взрослого Зверя. Эта взрослая особь получает в наследство уникальные адаптации от обеих своих половинок, перемешивая их и отбраковывая неудачные решения. (Тезис и антитезис порождают синтез, схожий и не схожий с ними обоими - диалектический способ размножения.) И от этой взрослой особи, в свою очередь, отпочковываются два её отпрыска, которым суждено в будущем слиться и стать новым взрослым Зверем.

В нормальных условиях Зверь размножается один раз в жизни. В этом смысле, Звери подчинятся биологическим законам - они очень крупные, слабоуязвимые, долгоживущие существа, которым требуется огромная территория (ментальный ландшафт), и потому они очень медленно размножаются. Динамика роста популяции этих Зверей выглядит так: 1 (взрослая особь) - 3 (взрослая особь и два её отпрыска) - 2 (две взрослые особи) - 4 (две взрослые особи, два отпрыска) - 3 (три взрослые особи) - 5 (три взрослые особи, два отпрыска). Если юная особь перестаёт чувствовать своего брата или уничтожает его в процессе битвы-слияния, она проходит метаморфоз во взрослую особь самостоятельно. Если родитель перестаёт чувствовать двух своих отпрысков или собственного взрослого сына, он снова становится способным к размножению. Если представить себе родовую линию этих Зверей в виде цепочки, и выбить в этой цепочке среднее звено, то у нас образуется две независимые цепочки, каждая из которых начнёт размножаться и достраивать себя.

Эволюция Зверей происходит за счёт мутаций, которые они набирают в ходе взаимодействия с кормящим их ландшафтом, который, в свою очередь, генерируют попавшие под влияние Зверей высокоразвитые живые организмы нашего слоя реальности (проще говоря, мы). Звери взаимодействуют с информационными потоками, управляют ими, и эти потоки трансформируют их "геном". В каком-то смысле каждого юного Зверя можно сравнить с целой популяцией, которая постепенно, поколение за поколением, меняется под давлением среды. В ходе мучительного слияния с братом, которое само по себе представляет мощнейший адаптивный вызов, Звери образуют общий "геном" взрослой особи, которая после этого замедляет свой рост и развитие. "Перекомбинирование" и "расщепление" образовавшегося генома, в свою очередь, приводит к рождению двух не похожих друг на друга дочерних особей.

Старые Звери, несмотря на свой жизненный опыт, нередко становятся жертвой каннибализма со стороны молодняка, если больше не могут поддерживать необходимый им ландшафт и не могут адаптироваться к изменениям среды. Они банально проигрывают биологическую гонку вооружений. Тем не менее, основной причиной исчезновения Зверей является их случайное перемещение в соседние миры-Отражения. Так Звери постепенно колонизируют Мультивселенную.

А теперь про татибы и этические системы.

История Зверей на Земле уходит в дочеловеческую древность. Возможно, первый провалившийся сюда Зверь запустил процессы сапиентизации приматов и породил двух отпрысков, которые, в свою очередь, играли за разные виды гоминидов. Это противостояние длилось миллионы лет, потому что ментальные ресурсы, порождаемые тогдашними обитателями Земли, были весьма скудны. Наконец, Звери осуществили слияние, чему соответствовало появление современных людей на физическом уровне. У Зверя Человечества было два отпрыска, олицетворявших два возможных пути развития человечества. Назовём их, приблизительно, "люди-волки" и "люди-термиты". Их долгая борьба завершилась созданием первых настоящих цивилизаций и слиянием в существо, которое мы можем назвать Жёлтым (и которое отвечало за то, что Крылов назвал Югом, южной этикой). Жёлтый создавал деспотии во главе с божественными вождями-царями и пытался перейти от них к глобальной, всеобъемлющей империи. Но у него вскоре появилось два сына, которые бросили ему вызов. Опять же, чисто гипотетически, но, допустим, один из них стоял за идеей города-государства, полиса, разумно устроенного и существующего по мудрым законам, которые основатели оставили потомкам; полиса, который борется за гегемонию, но чьё мессианство завязано не на личность божественного вождя-царя, а на саму идею бессмертного города, со всем его прошлым и будущим. Второй отпрыск Жёлтого сделал ставку на религию, начав с мистических культов и уделяя особое внимание сакральным объектам, территориям и целым народам, избранным для служения. В отличие от своего отца, этот сын вынес источник всякого закона, порядка и могущества за пределы смертной сферы.

Схватка-состязание между тремя Зверьми шла на пространстве от Средиземноморья до Дальнего Востока, и доходила до южной Америки. Возможно, именно тогда они разорвали на куски двух своих предков - Зверя Разума и Зверя Человечества. Это был железный век, век глобальных империй, век религий нового типа, век, запустивший маятник осевого времени. Произошло великое слияние, и у Жёлтого появился взрослый сын, Белый (восточная этика Крылова). И эта одна из причин, почему золотой век сторонников белой татибы столь молод по историческим меркам, и почему никто из них не предлагает вернуться к идиллическим нравам Римской республики. Белый стоял за тем явлением, которое марксистские учёные называли феодализмом, и он не сильно старше нашей эры. (Конечно, если встать на точку зрения китайских историков, то феодализм в Китае сложился за несколько веков до начала нашей эры. Не стоит забывать и про Индию. Вообще, раз уж мы в рамках этой истории решили отожествить Белого Зверя и крыловский Восток, нет ничего удивительно в том, что он первым делом укоренился и набрал силу именно на востоке.)

В свой черёд и у Белого родилось два сына. Их особенность была в том, что росли они очень быстро, а их схватка почти не выходила за рамки Европейского субконтенента. Этот маленький пятачок в масштабах всей Земли был способен генерировать значительные ментальные ресурсы, что резко ускорило развитие и эволюцию юных Зверей. Кем или чем они были? В очередной раз приходится сказать, что мы не застали эти юные формы, мы можем только строить гипотезы на основании того, что из них в конце-концов выросло. Допустим, один из них стоял за Ренессансом, с идеями гуманизма, интеллектуального поиска, чувственных удовольствий и свободы совести. Второй - за Реформацией, с идеями трудовой этики, скромности, аскетизма, индивидуальных отношений с Богом и свободы совести. Оба они, как и положено Зверям, ненавидели своего родителя, Белого, выступавшего на стороне старого европейского порядка. Их схватка собрала щедрую кровавую дань, а их слияние породило Синего, Зверя Запада.

...Ну и вот мы наконец-то подходим к тому, с чего я начал. Красная и чёрная татибы - это всего лишь два очень юных Зверя, два отпрыска Синего, из слияния которых в будущем появится Зелёный, Зверь Севера, олицетворение гипотетической четвёртой этической системы Крылова. Мы пока не знаем, каким будет этот Зверь, но можем строить догадки, исходя из того, какие общие черты можно разглядеть в красной и чёрной татибе, у ультра-левых социалистов и у радикальных либертарианцев. И те, и другие, крайне критично относятся к идее государства и испытывают скепсис по отношению к институту представительной демократии ("буржуазной демократии"). В терминах "мира без Героя" и те, и другие отдают предпочтение неоантропам и диффузникам, а не манипуляторам-суггесторам или волевым психопатам-суперанималам. Безусловно, и те и другие считают, что за ними будущее.

[Да, с точки зрения концепции татиб, эта история неканонична. Но с другой стороны, а какая канонична? Кто знает, откуда взялись татибы? Я, скорее, склоняюсь к этой версии: "говорят, Невидимой Руке поклонялись ещё в Карфагене, и на улочках древних персидских городов резали людей во имя идей, близких нынешним "красным"". Но мне нравится представлять себе какой-нибудь развитой и состарившийся мир, с очень сложным, запутанным и утонченным обществом, с которого питаются эдак штук двадцать Зверей, представляющих собой не меньше двух независимых родовых цепочек.]
gest: (Default)
Чудесная и замечательная [livejournal.com profile] arishai как-то спросила меня, какой татибе соответствует Север (северная этика Крылова). Правильный ответ: никакой не соответствует, потому что этические системы Крылова и татибы - это две совершенно разные вещи. Я понимаю, что это не всегда очевидно, но некоторые мои системы имеют много общего, потому что они об одном и том же; некоторые я искусственно скрещиваю, потому что это доставляет мне эстетическое удовольствие ("смысловая рифма"); но часть систем никак не пересекается, в связи с полным несовпадением предмета, параметров и точки отсчёта. mortulo на днях сказал, что со мной, как с револьвером - никогда не знаешь, что именно я зарядил в барабан, и какую именно концепцию я собираюсь использовать в этот раз. У меня их несколько, и все рабочие :).

При этом, нельзя отрицать, что сходство между разными системами может присутствовать, потому что меня всё время волнуют одни и те же вопросы. В этом плане, татибы представляют собой интересный случай. Действительно, три татибы из пяти связаны с классической четырёхугольной схемой, о которой я уже не раз писал. Жёлтая татиба - это Огонь (Юг); Белая татиба - это Вода (Восток); Синяя татиба - это Воздух (Запад). Земли (Севера) тут нет: две оставшиеся татибы - это моя попытка изучить новые для меня явления. Красная татиба - это моя реакция на идею коммунизма, который не сталинизм. Для меня-то это всегда был один и тот же сатанизм, но оказалось, что есть люди, которые до сих пор чётко разделяют поклонение Антихристу (сталинизм) и веру в Дьявола (коммунизм). И это отчуждение может быть взаимным, потому что я видел идейных сталинистов, называющих настоящих коммунистов "троцкистами", потому что коммунисты "верят в мировую революцию, как Троцкий". Чёрная татиба - это моё восприятие специфической идеологии "внегосударственного ультракапитализма", которая по сути своей недемократична. У нас сторонники таких взглядов нередко пользуются дарованным их верой правом на ложь, но в США подобные персонажи, включая русскоязычных, не отказывают себе в удовольствии расставить точки над i. И это нечто.

---------------------------

Чтобы проиллюстрировать высказывание о том, что три татибы из пяти для меня типичны, а две нет, я хотел поговорить о них в терминах "мира без Героя".

Жёлтая татиба - типичная суперанимальская пирамида, с тем исключением, что Великий Хан, вершина пирамиды, в рамках своего мифа представляет собой Абсолютного Героя, "суперанимала суперанималов". Это дракон, который пожирает других драконов, и пирамида, которой суждено уничтожить или поглотить все другие пирамиды.

Белая татиба - "пирамида без верхушки", "пост-пирамида", "Матрица". Общество, которое существует за счёт жесткого и иерархичного коллективного мифа, который транслируют и поддерживают находящиеся у власти суггесторы, которые, в свою очередь, сами являются жертвами и носителями мифа.

Синяя татиба - суггесторская республика, как она есть. Суггесторы договорились с неоантропами, суггесторы договорились с другими суггесторами, и теперь, вместо того, чтобы пожирать друг друга, суггесторы меряются силами, соревнуясь за голоса и денежные пожертвования со стороны диффузников.

С двумя оставшимися татибами всё сложнее.

Чёрная татиба - это не общество суггесторов. Если суггесторам разрешить играть в неограниченный капитализм, они тут же изобретут самый лучший бизнес - религию. Это как обложить дураков налогом на глупость. ("Обезьяна сказала другой обезьяне: отдай мне свой банан, ибо так хочет Солнце" - "True Detective" (c).) Но там, где одни суггесторы изобретут религию, другие придумают штуку покруче, и изобретут государство. А потом они подпишут под себя диффузные массы, пойдут к первой группе суггесторов и скажут: "Давайте доить лохов в четыре руки, вы будете учить, что их дело - слушаться нас и отстёгивать нам, а за это мы вам оставим всё, что вы сумеете выклянчить себе в довесок. А если нет, то мы вас ликвидируем, как класс, и подыщем старику Крупскому новую вдову". Какая уж тут свобода рынка. Нет, как ни странно, либертарианский миф во многих своих аспектах опирается на неоантропский подход ("отказ от иллюзий", etc.). В этом смысле даже автор священных текстов чёрной татибы, Эйн Рэнд, не так уж далеко ушла от тех же братьев Стругацких в своём обличении агрессивного серого быдла, мешающего жить настоящим людям и истинным творцам. Как тяжко быть евреем в Российской империи. Итак, чёрная татиба мечтает о некой специфической форме сосуществования неоантропов и диффузников, опирающейся на строгие правовые (внегосударственные) нормы, и поддержанные рациональной волей Рынка. (В свои лучшие деньки Переслегин бы начал говорить о системе информационных объектов разных уровней, начиная с индивидуальных "колец" и заканчивая всемогущим Левиафаном товарно-денежных отношений, которому прислуживают мелкие "левиафанчики" конкурирующих на рынке правовых юрисдикций. Там, где Великий Хан обещает своим подданным рано или поздно воплотиться на Земле в теле человека, Невидимая Рука собирается облечься в телесность глобального информационного объекта.)

Красная татиба - если она и обещает неоантропский коммунизм, то только в далёком коммунистическом будущем 1980 года. ("То поколение, которому сейчас 15 лет, оно и увидит коммунистическое общество, и само будет строить это общество" - В.И.Ленин.) С таким же успехом можно говорить, что в настоящем коммунистическом обществе все люди будут совершенными Героями. Нет, фокусом красной татибы является диффузник, воспитанный машинами и за счёт этого слабоуязвимый к типичным суггесторским разводкам. Неоантропы в этом мифе тоже присутствуют (в конце концов, именно они обычно изобретают машины), но роль у них скорее подчинённая, хотя и важная. Иначе говоря, способность неоантропа противостоять внушению, его контр-суггестия - это индивидуальный процесс постоянной рефлексии, самоанализа и размышлений о собственных мыслях. А идеальный красный пролетарий просто перенял свои культурные коды от механизмов, и потому его мышление завязано на машинный код и процессы коллективной трудовой деятельности, оно массовое и при этом объективное, как сама техника объективна и чужда человеческим мифам.

[Сравните с этим постом, где я говорю практически о том же самом - этические системы Крылова в контексте "мира без Героя".]

Truel

Sep. 26th, 2014 09:37 pm
gest: (gunter)
Был один короткометражный фильм, который мне давно хотелось найти. Оказалось, что он уже три года как выложен в сеть. Вот он:

Truel from tom vaughan on Vimeo.



Фильм является иллюстрацией к проблеме трёхсторонних дуэлей в теории игр - собственно, я узнал о него существовании из соответствующей статьи на Википедии. (Кстати, задачу Вариса тоже можно трактовать как своего рода трёхстороннюю дуэль, только с использованием разумного и говорящего орудия.)

1. Сначала о фильме. Действие происходит в Европе, в первой половине 19 века. Главная героиня - умная и необычная женщина, дочь состоятельного отца, который всячески поощрял её талант к математике. Отец умер, а героиня вышла замуж за офицера, блестящего стрелка, но человека довольно неприятного, который привык пользоваться тем, что его все боятся. Муж совершенно не понимает и не уважает героиню, и относится к ней как к своей собственности, которой она по меркам того времени и является. К тому же, муж единолично распоряжается наследством её отца, на правах главы семьи. Героиня идёт к семейному адвокату и выясняет, что если она внезапно овдовеет, отцовское состояние снова к ней вернётся.

У героини есть избранник - симпатичный молодой человек. Правда, он посредственный стрелок, так что нельзя надеяться на его готовность довести отношения с ней до дуэли с её мужем. Молодой человек предлагает бежать вместе с ним, но героиня не хочет жертвовать своей прежней жизнью и добрым именем лишь для того, чтобы богатство её отца осталось в руках ненавистного мужа. Она хочет вернуть то, что по праву принадлежит ей. (Реплика в сторону. В терминах базовых эмоций Крылова, мы имеем дело с "ненавистью", желанием "вернуть своё". Как я уже писал, в моей трактовке этических систем "ненависть" является достойным основанием для начала боевых действий с точки зрения Западной этики. Таким образом, мы имеем дело с классическим западным сюжетом.)

Героиня исследует теорию игр и теорию вероятности, что делает её настоящим человеком будущего. Она подстраивает ситуацию, в которой её муж бросает вызов сразу двум противникам, включая её избранника (адвокат пошёл по делу как свидетель, если вы понимаете, о чём я). Героиня внедряет в сознание присутствующих идею трёхсторонней дуэли - раз у всех троих есть претензии друг к другу, то и стреляться они должны одновременно. Её избранник собирается забыть о чести и броситься в бега, так как общеизвестно, что остальные участники "труэли" стреляют лучше него. Но героиня уговаривает его остаться, ради любви к ней, и доверить свою жизнь математике.

В конце даже есть небольшой, но порадовавший меня сюжетный поворот :). Да, в общем и в целом, фильм мне понравился, несмотря на свою абсолютную схематичность. Схематичность продиктована выбранной темой, тут не поспоришь. (Правда, я сомневаюсь в том, что жёны могли вот так вот запросто приходить на дуэли в качестве зрительниц.)

Truel


2. Теперь про проблему трёхсторонних дуэлей, которая появилась в качестве теоретической задачи в 60-70 годах 20 века и не утратила своей популярности вплоть до настоящего времени. Естественно, исход подобной дуэли зависит от правил, и все возможные варианты правил подробно разбирались разными авторами.

Например, если участники трёхсторонней дуэли идеальные стрелки, и стреляют они одновременно, а пропускать ход или промахиваться нельзя, в живых останется только один участник - или ни одного.

Если они стреляют по очереди, и у каждого только по одной пуле, тогда, если это разрешено правилами, рациональным поведением для первого стрелка будет выстрелить в небо - это тут же выведет его за рамки игры, после чего второй стрелок должен тоже поступить разумно и пристрелить третьего, потому что первый ему больше не угрожает. Первый и второй делят победу между собой.

Если у каждого из идеальных стрелков, стреляющих одновременно, будет хотя бы две пули, плюс право пропускать свой ход ("пасовать), тогда единственным выигрышным ходом для каждого из них будет отказ от стрельбы - "the only winning move is not to play".

Помимо прочего, рассматривались многосторонние дуэли с персональными антагонистами, когда игрокам не всё равно, кто выживет, а кто погибнет - у каждого из них есть враги, которых они мечтают отправить на тот свет, и есть те, с кем они готовы при случае разделить победу.

Наибольший интерес вызывают трёхсторонние дуэли между участниками с разным уровнем мастерства - иначе говоря, с разной вероятностью поражения цели.

Так как теория игр построена на рациональном поведении участников, стремящихся максимизировать свой выигрыш, то очевидным рациональным поступком в трёхсторонней дуэли, где уровень противников известен, будет стрельба по более опасному противнику из двух. Именно поэтому хороший стрелок, о котором известно, что он хороший стрелок, оказывается в крайне невыгодном положении, так как все стреляют именно по нему. Для того, чтобы самый сильный стрелок имел преимущество в трёхсторонней дуэли, его противниками должны быть совершенные и абсолютные мазилы.

Возьмем пример (из сети), который близок к тому, что изображено в фильме. В трёхсторонней дуэли участвуют три стрелка - Алекс, Боб и Чарли. Алекс стреляет без промаха (меткость 100%). Боб ему слегка уступает - он поражает цель в восьми случаях из десяти (80%). У Чарли половина выстрелов уходит в молоко (50%). Порядок стрельбы изначально определяется жребием (в фильме он задан изначально), затем все стреляют по очереди. Условно говоря, пока первый стрелок перезаряжает пистолет, второй и третий успеют сделать по выстрелу. Намеренно промахиваться можно. Позиция какого участника более выгодна?

Очевидно, что в классической дуэли лучше выстрелить первым, и быть при этом самым метким стрелком. В "труэли" всё не так. Лучше всего оказаться на месте Чарли, так как его противники будут вынужденны заняться друг другом (согласно принципу "более слабого противника оставляй на потом"). Пока оба соперника живы, в интересах Чарли просто пропускать ход, стреляя в воздух. В любом случае, кто бы из них не остался в живых, Чарли получит возможность сделать по нему один безнаказанный выстрел, пока тот перезаряжает пистолет. Шансы Чарли на окончательную победу - 52 процента, что намного больше, чем было бы у него в дуэли один на один с Алексом или Бобом. Шансы Алекса на выживание - 30 процентов, шансы Боба - 18 процентов. И это их лучшие шансы - если Боб первым отправит Чарли на тот свет, Алекс не промахнётся, а если Алекс убьёт Чарли, его шансы пережить выстрел Боба равны 20 процентам.

Естественно, в каждом конкретном случае расклад зависит от заявленного уровня мастерства - если два стрелка сильно уступают третьему, в их интересах объединить свои усилия против него, так как друг другу они угрожают меньше, кто бы из них не стрелял первым.

Казалось бы, в трехсторонней дуэли, правила которой дают преимущество слабейшему стрелку (он классический tertius gaudens, "третий радующися"), в интересах двух сильнейших участников будет заключить союз между собой, если это вообще возможно - сначала они вместе выносят слабака, а затем решают проблемы между собой, по-джентельменски. В дуэли один на один между Алексом (100%) и Бобом (80%), где право на первый выстрел разыгрывается по жребию, их шансы на выживание равны 60 и 40 процентам соответственно. Если же каждый раунд порядок выстрелов определяется случайным образом, шансы Боба ещё выше - 45 к 55. Но дальше уже начинается "дилемма заключенного" - сильным стрелкам выгодно заключить соглашение, но ещё выгоднее его нарушить, и выстрелить по партнёру, пока тот стреляет по слабейшему участнику. (Иначе говоря, в трёхсторонней дуэли насмерть союз двух слабых против сильного стабилен, а союз двух сильных против слабого - нет.)
gest: (Default)
Мне тут задали очень своевременный вопрос.

"У юзера Геста точно синяя татиба? Я вот склоняюсь к белой, но и для меня это звучит чудовищно. Тема коллективной ответственности для христиан еще хоть как-то обсуждаема, а у секулярных гуманистов-демократов каждый отвечает только за себя, и никак иначе".


Самый короткий ответ на этот вопрос звучит так - автор не сводится к своим персонажам. Когда речь идёт о содержимом моей головы, я - автор :).

Более длинный ответ - мои боги не христиане (очевидно!) и не либеральные демократы. Странно было бы, если бы они ими были!

Но это хороший повод, чтобы порассуждать о конкретных отношениях между мной, моими богами и татибами.

Во-первых, сразу надо сказать, что татибы - это не то, во что я верю, и мои взгляды эта концепция не отражает. Мне вот лично скорее плевать на то, в каких местах Сталин отступил от "чистоты учения", я всё это учение считаю одной большой разводкой. Но есть люди, которых это серьёзно волнует; более того, одних волнует то, что Сталин предал идею (великая измена!), а других - что идея отреклась от Сталина (величайшая измена!). Татибы - это иллюстрация к моим размышлениям на тему того, какие странные убеждения встречаются у людей. Проще говоря, это именно то, что написано на упаковке - часть сеттинга к несуществующей ролевой игре. Классический случай сказки, которая "ложь, да в ней намёк". Но да, в той степени, в какой у меня есть хоть какие-то политические взгляды, они укладываются в татибы.

Иначе говоря, Я-автор > 5 татиб > Я-человек. Как автор, я придумал все татибы, то есть я думал за них; как человек, я представляю собой нечто гораздо более узкое.

Но, например, в этические системы Крылова я верю гораздо больше, чем в татибы. Хотя бы потому, что это крайне интересная попытка описать принципы, по которым формулируются этические суждения. И в этом плане, в плане этики, я, конечно, западный человек. Я принадлежу к Третьей этической системе по Крылову.

А мои боги, в рамках классификации Крылова, относятся ко Второй этической системе. Они - Восток. Их мир - это традиционное общество правил, запретов и ритуалов. За соблюдением которых они и следят, в общем-то. Плюс, они, если так можно выразится, язычники. Как те, о которых сказал Христос: "И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?" (Если для нас существует "монотеизм в хорошем смысле слова", то за него в моём мире отвечают ангелы.)

В то же время, боги внеморальны. Потому что они не люди. Какой меркой их мерить? Они просто есть.

И по другому я бы не мог их придумать, как автор. У автора есть обязательства, в том числе - перед своими созданиями. Автор должен стараться быть честным.

Я-автор > Двенадцать богов > Я-смертный.

Хотя, безусловно, боги отражают определённые мои убеждения.

Возьмём вопрос коллективной ответственности. Боги придерживаются этого принципа (как это положено богам, не смертным!). Что здесь удивительного? Помимо прочего, они являются олицетворением законов природы. Вы можете представить себе такие законы природы, по которым существа не отвечали бы за доставшуюся им наследственность и не зависели бы от решений, принятых их предками? Мир так не работает.

Или вот, смотрите. Допустим, я выхожу в интернет и читаю мнение своих соотечественников по разным историческим вопросам. Среди популярных мнений обязательно будут такие: "мы ни в чём не виноваты" и "мы ни в чём не виноваты; во всём виноваты евреи, американцы, etc." (пусть я ошибаюсь, и это не более чем мои личные заблуждения). Если я скажу, что русскоязычные площадки в этом смысле не уникальны, и похожие разговоры ведутся и на украинском, и на китайском языке, только список истинных виновников меняется, вы наверняка со мной согласитесь. Но сейчас не о китайцах речь.

Теперь представим, что боги, о которых я говорю, существуют. Как вы думаете, они думают про себя: "русские ни в чём и никогда не виноваты; во всём виноваты евреи" - или нет? Hint: боги не русские, хотя в определённом отношении они более русские, чем мы с вами.

Опять же, вопрос не в том, верю ли я в демократию. Вопрос в том, будут ли верить в неё боги, которым придётся заниматься той же Африкой (а разве человечество с того момента, как мы стали людьми - это не "та же Африка", в каком-то смысле?). Потому что, если честно, есть на Земле места, где людям можно хоть с утра до ночи зачитывать перевод американской конституции, а у них всё равно принцип выборности и сменяемости властей приведёт к военной диктатуре, а принцип "один человек - один голос" - к этническим чисткам (нет человека - нет голоса, ага). Разве не так? Это нам сейчас хорошо мечтать, что к концу 21 века, максимум к середине 22-го, мы их всех обратим в правильную либеральную веру. А если на дворе тринадцатый век? (А если - до рождества Христова?)
gest: (Default)
...

В общем, если подводить какой-то итог, то перед нами разница между Западной и Восточной этическими системами (в терминологии Крылова).

Для одних людей на первом месте истина, справедливость. От перемены множителей произведение не меняется. Это математический факт.

Формула западной этики, по Крылову: "другие должны делать мне то, что я делаю другим".

Так вот, если я говорю "девять на два равно восемнадцать", я не должен слышать в ответ: "НЕПРАВИЛЬНО. Два на девять равно восемнадцать!"

Другой тип этики строится вокруг запретов и ритуалов. "Я не должен делать другим того, чего другие не делают мне" (а в примитивном варианте ещё проще - "я не должен делать того, чего не делают другие"). Здесь так принято. "Всегда так делали". Если умножаешь литры на количество людей, количество литров должно стоять первым. Ты не должен варить ягнёнка в молоке его матери - и не должен ставить человека перед молоком.

"Ибо человек есмь единица, число незначительное; а молоко есть продукт народного хозяйства! И если хочешь ты в ответе узнать про молоко, то и спрашивай первым про молоко у алгебры своей, но не прогневай её изворотством лукавым, ставя молоко не на первое место, как будто и не о нём спрашиваешь!"

Вот примеры.

"Ну если подумать, то нельзя умножать людей не молоко. Вам же нужно узнать, сколько будет молока, а не людей?", "если умножаем человеков, то и на выходе получаем человеков, умножаем молок, на выходе молоко", "ибо узнаем, скока молока. значит 2х9.. а не людей", и т.д.

Как видите, определённое количество людей просто не способно мыслить в каких-то иных категориях.

Но, как сказала [livejournal.com profile] arishai, таким людям и должны были первым делом вбивать в голову железное правило: "а*b = b*а". Потому что правило. Закон. Так постановили мудрецы, живущие до нас, не нами заведено, не нам менять. Чтобы у глупой училки рука не поднялась "9*2=18" зачеркнуть, ибо это был бы Великий Грех против Богини Математики, за который от неё отреклись бы её собственные Учителя. К сожалению, если вместо этого правила учить какому-то другому, взятому с потолка, мы получим то, что получили. Заставь дурака богу молиться...
gest: (Default)
Приехали.

После фильма "Tinker Tailor Soldier Spy", я посмотрел одноимённый британский многосерийный телефильм 1979 года, где Смайли играл Оби Ван Кеноби. Ох. Эмоции примерно следующие - после английских шпионских фильмов смотреть советские - это всё равно, что смотреть северокорейские.

Теперь у меня шпионская передозировка, чьи симптомы полностью совпадают со шпионской недостаточностью. Хочется ещё и ещё.

Пока придумал единственный способ с этим бороться. Поставил на скачивание сиквел - Smiley's People 1982 года, конец истории о противостоянии Смайли и Карлы. Ну не может же этот телефильм быть настолько хорош, как о нём говорят, правда? Я читал книгу, она и в подмётки не годиться "Tinker Tailor Soldier Spy". Может быть, я чего-то не понимаю, но я считаю, что в шпионском жанре Ле Карре лишь дважды сорвал джекпот - со "Шпионом, вершувнимся с холода" и со "Шпион, выйди вон". И повторить этот успех ему уже не удалось.

Да, сначала Ле Карре выдумал демонического руководителя советской внешней разведки - Карлу, "человека без имени". А потом ему пришлось рассказать историю о том, как Смайли победил Карлу, чтобы показать, насколько Смайли (=Запад) круче. И это, как мне кажется, у него уже не получилось, хотя задумка была мощной - Смайли доделал дело, которое начал четверть века назад, в середине пятидесятых, и всё-таки сломал Карлу, заставив его бежать на Запад. Потому что "фанатики всегда проигрывают". Неубедительно. Но не может же телефильм быть крутым, если книга была слабее...?

Из тех вещей, которые меня всегда удивляли. Кто-то говорил, что тема Ле Карре - цинизм западной разведки и отсутствие разницы между Востоком и Западом. Ну если судить только по "Шпиону, вернувшемуся с холода", то может сложиться и такое впечатление. Но эти люди, что, не читали трилогию про Карлу? Это же гимн западной этике, который к концу превращается в откровенную агитку! Превосходство Смайли носит моральный характер. И насколько его триумф был неубедителен в книге, настолько же он оказался пророческим с точки зрения известного нам исхода Холодной войны. (Во Вселенной Смайли, очевидно, СССР так и не оправился после бегства главы советской разведки.) На символическом уровне, Карла с самого начала изображался этаким "духом революции", "призраком коммунизма" - но даже он покинул СССР к концу семидесятых-начале восьмидесятых. Партия была проиграна.

(Кстати, Википедия сообщает, что ходят разговоры об экранизации Smiley's People с Гарри Олдменом, чтобы повторить успех первого фильма.)

Азы

Sep. 4th, 2012 10:34 pm
gest: (Default)
Мне бы хотелось начать с основы - с Маккиавелли. В своём легендарном трактате "Государь" он предложил следующую классификацию государств:
"Все государства, все державы, обладавшие или обладающие властью над людьми, были и суть либо республики, либо государства, управляемые единовластно... Все единовластно управляемые государства, сколько их было на памяти людей, разделяются на те, где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности и помогают ему управлять государством, и те, где государь правит в окружении баронов, властвующих не милостью государя, но в силу древности рода. Бароны эти имеют наследные государства и подданных, каковые признают над собой их власть и питают к ним естественную привязанность. Там, где государь правит посредством слуг, он обладает большей властью, так как по всей стране подданные знают лишь одного властелина; если же повинуются его слугам, то лишь как чиновникам и должностным лицам, не питая к ним никакой особой привязанности".

Итак, государства являются либо республиками, либо единовластными державами с сильной и независимой от правителя элитой, либо единовластными державами, в которых нет другой элиты, кроме назначенных правителем управленцев. Позже о подобном писал Гегель - в государстве либо свободен один (деспот), либо свободны некоторые (аристократическая элита), либо свободы все (народ).
Длинная цитата )

Последний пункт стал отправной точкой для современной западной цивилизации. Республика - это самая старшая карта в колоде; "в республиках больше жизни, больше ненависти, больше жажды мести; в них никогда не умирает и не может умереть память о былой свободе". Свободные люди могут подчиниться грубой силе, но при первой же возможности восстанут. "Если хочешь покорить республику, надо сделать из республики Империю" (*) - и лукасовскому Палпатину даже это не помогло.

Эту нужно иметь в виду, когда мы говорим каким-нибудь американцам, что "русскому человеку не нужна свобода", "мы презираем демократию и считаем её слабой" (см. также "фюрер-принцип"). На языке, который они используют, это звучит очень смешно.

[Очевидно, что схема Маккиавелли допускает существование четырёх типов людей - раб, свободный, влиятельный лорд, правитель. При этом, лордом можно только быть, потому что самостоятельно стать лордом, не будучи им изначально, крайне трудно. Если же ты был вознесён к вершинам власти самим султаном, значит, ты не более чем раб султана, ибо всем ему обязан. Когда люди, агитирующие за деспотию, сами не являются деспотами и не имеют возможности единолично возглавить государство, то они мечтают о рабстве.]

У нас, с этой точки зрения, всё забавно.

Большевики, очевидным образом, ставили на то, что Россия - это деспотия со слабой аристократией, и вели себя соответствующим образом.

"Монархию султана трудно завоевать, но по завоевании легко удержать... если победа над султаном одержана, и войско его наголову разбито в открытом бою, завоевателю некого более опасаться, кроме разве кровной родни султана. Если же и эта истреблена, то можно никого не бояться".

Убиваешь семью предыдущего властителя - сам становишься властителем. И получаешь ровно те же бонусы на оборону:

"Державой султана нелегко овладеть потому, что завоеватель не может рассчитывать на то, что его призовёт какой-либо местный властитель, или на то, что мятеж среди приближенных султана облегчит ему захват власти. Как сказано выше, приближенные султана - его рабы, и так как они всем обязаны его милостям, то подкупить их труднее, но и от подкупленных от них было бы мало толку, ибо по указанной причине они не могут увлечь за собой народ. Следовательно, тот, кто нападёт на султана, должен быть готов к тому, что встретит единодушный отпор, и рассчитывать более на свои силы, чем на чужие раздоры".

Приближённые Сталина - его рабы, и т.д. Чтобы завоевать такое государство, его надо сокрушить физически, а оно само по себе очень крепкое.

И если большевики были правы в своих расчётах, то им оставалось только почивать на лаврах и пожинать плоды своих побед. Русские по своей природе рабы, и раз они однажды покорились, то больше не восстанут:

"Но если город или страна привыкли стоять под властью государя, а род его истребили, то жители города не так-то легко возьмутся за оружие, ибо, с одной стороны, привыкнув повиноваться, с другой - не имея старого государя, они не сумеют ни договориться об избрании нового, ни жить свободно. Так что у завоевателя будет достаточно времени, чтобы расположить их к себе и тем обеспечить себе безопасность".

Естественно, у русских на сей счёт было другое мнение, отличное от советского. Русские непобедимы не потому, что нас нельзя завоевать, а потому что мы свободный народ. Мы даже царей своих выбирали, пускай единственный раз за всю историю. Династия Романовых была призвана на царство русскими людьми, и никак иначе. И значит, пока жив народ, память об этом нельзя уничтожить.

"Всегда отыщется повод для мятежа во имя свободы и старых порядков, которых не заставят забыть ни время, ни благодеяния новой власти. Что ни делай, как ни старайся... они никогда не забудут ни прежней свободы, ни прежних порядков и при первом удобном случае попытаются их возродить, как сделала Пиза через сто лет после того, как попала под владычество флорентийцев".

Рано или поздно любая диктатура слабеет, добреет и впадает в маразм. И тогда народ снова поднимается. Через семьдесят лет после того, как русские попали под власть большевиков, они вышли на улицы под русскими флагами, сорвали красную тряпку и прогнали коммунистов из Кремля. Так?

[В девяностые годы, когда я был школьником, я думал, что если уж мы делаем ставку на демократию, нам нужно особенно внимательно рассматривать два исторических эпизода, события 1612-13 и 1991 годов, как те случаи, когда народ очевидным образом оказался сильнее власти и сам создал власть. С тех пор мы даже начали отмечать день изгнания поляков, а толку.]

Или не так. Заметьте, что мы обсуждаем мифы, политические мифы, если угодно. Какой политический миф насчёт 91 года нам ненавязчиво навязывают сверху, и открыто - со стороны "красной" оппозиции? Во-во. "Ничего не было". Русских продали другим владельцам, купили, использовали в своих целях, всё решили наверху, это была разводка, провокация американских спецслужб и пятой колонны имени Андропова. Ну не мог русский народ победить своих хозяев, никак и никогда! (Но у "красных" всё равно вторым слоем прослеживается обида - как же так? Мы же убили ваших прежних властителей, всю семью, как по учебнику! Как вы посмели восстать?)

В этом смысле, да, я считаю, что отстаивая своё право на ненависть и жажду мести по отношению к коммунистам, русский народ отстаивал своё право на свободу, и никак иначе.
gest: (gunter)
Допустим, я когда-то хотел написать о D&D'шных элайментах - это где все персонажи разбиваются по шкалам lawful-chaotic и good-evil (Закон-Хаос, Добро-Зло), с возможностью нейтральной позиции.

Ну да, все, кто знает об этой системе, знают и о её минусах. Например, в центре "дырка" (нейтрал-нейтрал). Да и хаотик-ивил - это, как мне кажется, абсурдный вариант ("хахаха, я всех убью, хахаха!"). Да об этом и я писал, путь вскользь.

Но дело не в этом.

У меня был пост про "Шанс для динозавра" Громова. Я там крайне негативно охарактеризовал главных героев. Юзер [livejournal.com profile] xlad17, который больше мне не френд (и слава богу), ответил мне так:

"Страстный гимн "азиатчине" в исполнении главный героев.

Скорее- крыловскому "Востоку".:-)

(...)

Ну как, рисуется образ законченой, последовательной мрази? Вы со мной согласны?

Нет,не рисуется.:-)Рисуется Lawful Neutral.:-)"

Про Восток по Крылову всё сказал сам Крылов:

"Зачем-то купил и даже прожевал глазами книжку Александра Громова "Шанс для динозавра". Где главные герои занимаются регрессорством, не давая некоей планете перейти в Новое Время: «неееет, сначала этика служения и иерархия лет этак на тыщу, а потом только прогресс». Причём по ходу герои демонстрируют эту самую этику служения и иерархию, кидая друг друга во имя высшего блага".

(Хинт: этика служения и иерархии чужда героям чуть более, чем полностью.)

Что касается лоуфул нейтралов, то этот элаймент, очевидно, предполагает уважение хоть к каким-то правилам и порядку. Герои, тем временем, презирают как нормы общества, в котором они выросли, так и нормы общества, в которое они попали. Даже отношения внутри их собственного коллектива (из трёх человек) рано или поздно сводятся к сакраментальному "давайте кинем Васю".

Но. Удачным является вытекающее из этого коммента отожествление Востока по Крылову (Второй этической системы) и элаймента lawful neutral в классических D&D.

Логично, что Запад по Крылову ("другие должны делать мне то, что я делаю другим"), считает себя "гудом" по ДнД. Ведь эту схему и выдумали на Западе, поэтому Запад сам для себя является Добром.

Зло - это противоположность Запада, Юг ("я должен делать другим то, что другие делают мне"). Для Запада подобный Юг существует в диапазоне от "законопослушного зла" (сталинский СССР) до "хаотичного зла" (мистическая Аль-Каеда - "ненавижу Запад и хочу уничтожить его любой ценой, включая собственную жизнь"). "Нейтральное зло" - представитель традиционного южного общества.

Ну а Восток для Запада - это "законопослушный нейтрал", лоуфул нейтрал. Правила превыше всего, законы общества и внешние моральные ограничения превыше всего - это не Зло, но и не Добро.

Соответственно, Северу достаётся специфическая позиция хаотик нейтрала. Это странные люди, которые прежде всего руководствуются своим внутренним моральным компасом - не Запад, но и не Юг, и уж тем более не Восток.

Да. Я слышал, отдельные несознательные ролевики пытаются отыгрывать хаотик нейтралов, как чуваков, принимающих решения по броску монетки. Это, очевидно, не так. Классический хаотик - Конан из произведений Роберта Говарда (с точки зрения ДнД, ему и по классу положено, варвары бывают только хаотиками). Значительную часть жизни он прожил именно как нейтрал, и только потом стал гудовым персонажем. Так?

Но у Конана был строгий моральный кодекс (+ вера в бога Крома), которому он следовал. Только этот кодекс был чисто внутренним, а на какие-либо внешние правила Конану было плевать.

[Здесь может возникнуть небольшая путаница, как всегда бывает, когда смешивают разные системы, в данном случае, этика и элаймент. Конан, конечно же, был "южным" персонажем, который жил по принципам южной этики. Но с точки зрения ДнД, он хаотик нейтрал. Поэтому я использую его в качестве примера. Ну вот если бы Запад по Крылову был персонажем; и этот персонаж выдумал бы систему элайментов ДнД, и сделал бы там себя Добром, то Север оказался бы на стороне Хаоса. Если бы элайментов было не девять, а четыре (матрица 2х2), всё было бы ещё проще: Запад законопослушное добро, Север хаотичное добро, Восток законопослушное зло, Юг - хаотичное зло.]

Идём дальше. [livejournal.com profile] felix_zilich как-то давал ссылку на следующую заметку:

"Знаете, какое самое горячее сейчас место действия для авторов детективов? Сталинский СССР. То, что сейчас наблюдается, — это бум романов, которые можно в жанровом смысле охарактеризовать как сталинский нуар. Главный герой — не иностранец, а именно советский сыщик, муровец. Авторов — и, что существеннее, читателей — привлекает экзотический хронотоп: тоталитарное общество,в котором любая критика неизбежно грозит тюремным заключением или смертью (Lubyanka Siberia), где все (якобы) стучат друг на друга. Параноидальное, герметичное и коррумпированное общество — идеальная среда для нуара".

Ну да, в массе своей у них получается беспомощная клюква. Возникает вопрос, почему наши авторы не смогли оседлать этот тренд...?

Дальше один из авторов "сталинского нуара" разъясняет, чем именно этот сеттинг притягивает западного человека:

"Сюжет понятен: как честный человек, живущий в стране, которой правят люди нечестные, — как честный человек может жить и работать в такой ситуации".

Вот это и есть главный вопрос. Каким будет жизнь гудового персонажа - даже лоуфул гудового, для пущего эффекта, - которому приходится жить в лоуфул ивильном обществе? Это-то и интересно.

(продолжение следует...)
gest: (gunter)
Да, я всё ещё хочу вернутся к теме "Мир без Героя".

Но меня по-прежнему тормозят две вещи.

Одна, скажем так, внешняя - необходимость написать некоторое число "технических" постингов по теме.

Вторая - внутренняя. Я с этой темой слишком "попал" - этот сюжет стал моим, я был им заворожен. А это очень сложно описать. Я увидел своих героев, я стал их лучше понимать. Суггесторы, например, оказались немного другими существами, чем я себе изначально представлял. Логика схемы сместила акценты. Да, они аморальные сволочи, по большей части... но не чистые хищники. Им не нужны убийства, им нужна любовь публики. Это совсем другое. И при этом, из-за своей внушаемости, они способны поверить и в добро, и в свет, и в благородство, во что угодно.

Ну например...

"Пост-пирамида - пирамида, утратившая свою суперанимальскую верхушку, но сохранившая правящий класс суггесторов, которые поддерживают сложившуюся структуру. Византия, СССР после Сталина, Китай, Арканар, что угодно. Политический идеал Путина".

Если подумать, то это и есть базовый тип. Именно "что угодно".

Пусть однажды власть захватил настоящий хищник, суперанимал-"психократор". Который окружил себя суггесторами и назвал их своими рыцарями и паладинами, дал им какой-то смысл, заставил их погрузиться в созданный им мир снов и иллюзий. Ну он-то рано или поздно ушёл (всё живое смертно), а иллюзия осталась. И она продолжает воспроизводить себя и развиваться в сознании суггесторов - которые одновременно транслируют эти образы и живут ими. Мы же определили их, как существ, обладающих "икс-излучателем", но лишённых иммунитета к "икс-излучению".

И это, действительно, обычная структура традиционного общества (в рамках этой схемы). Элита поддерживает мифы и подчиняется мифам, а народ подчиняется элите. Это "Обитаемый остров" без выродков у власти - те, кто заряжает плёнку в проектор, сами начинают верить в то, что он им показывает.

Я сказал, что такая структура общества неустойчива, потому что к власти может придти амбициозный суперанимал. Ой ли? Во-первых, правильный ответ - ну и что? Разве это кого-то волнует, при таком-то раскладе? Ну придёт и придёт. Изменит миф под себя, да пусть хоть перепишет его заново. Что это изменит? А во вторых - захочет ли? Не проще ли суперанималу, выросшему в подобном обществе, охотиться на своих жертв в виртуальных джунглях, созданных предыдущими поколениями, чем пытаться пробиться к источнику излучения, которое его всё равно не затрагивает? Хищник живёт в системе, значит, он часть системы. Зачем рисковать? Ведь суперанимал уязвим к "обычному оружию" не меньше всех остальных, а у суггесторов оно имеется.

Вообще, и я говорил об этом [livejournal.com profile] gilgamesch'у, как человеку понимающему (:)), здесь стоит использовать метафоры из кибернетики, вернее даже из киберпанка, поскольку у нас здесь есть противопоставление "обычного" оружия, которое действует на всех одинаково, и "икс-луча", который, очевидно, имеет информационную, "магическую" природу.

Так вот, исходя из вышесказанного, расклад по этическим системам будет такой.

Юг - власть суперанималов (вождей и богов).
Восток - власть суггесторов (элиты, которая может называть себя аристократами, самураями, коммунистами, кем угодно).
Запад - власть суггесторов в союзе с неоантропами.
Север - мир неоантропов (как один вариантов; например, Полдень Стругацких - это мир неоантропов, но не Север).

Власть диффузников у Крылова не представлена, по понятным причинам. В ней нет единой этической картины мира, так как в подном обществе сосуществуют невменяемые суперанималы, невнушаемые неоантропы и внушаемые, но лишённые навыков суггестии диффузники. То есть это будет некий Северо-Восток, что уже ближе к китайскому космосу.
gest: (Default)
Ну ладно, расскажу историю.

Однажды я рассказывал [livejournal.com profile] arishai о Капитане Марвеле, что-ли... или о Вилли Вонке... как бы то ни было, разговор зашёл о семи смертных грехах.

"Ну ладно", - сказала [livejournal.com profile] arishai, - "Но их же ты не сможешь свести к своей любимой четырёхчастной схеме! Их семь".

"Ага", - ответил я, - "Но их можно свести к схеме. Хотя бы потому, что их изначально было восемь. А это четыре пары..."

Да, серьёзно. Вот канонический список. Изначально там были печаль и уныние. Другое дело, что в какой-то момент печаль решили объединить с унынием, причём в западной традиции печаль превратилась в лень (Sloth), а в отечественной уныние стало синонимом печали.

Итак, первая пара очевидна - это западная лень и русское уныние (т.е. печаль). Грехи энергетического минимума.

Вторая пара - чревоугодие и похоть. Опять же, близкие идеи - утрата самоконтроля, подчинение "телесному низу", стремление любой ценой удовлетворить свои потребности. Эти грехи завязаны на физиологию и связаны с вещами естественными и неизбежными - без еды человек умрёт, а без секса умрёт человечество.

Третья пара... алчность и зависть (тщеславие). Я называю их "экономическим" блоком, потому что именно эти страсти толкают людей на экономические преступления :).

Наконец, четвёртая пара - гордыня и гнев. Это грехи, связанные с "эго".

По этическим системам Крылова...

Юг считает, что хуже всего - лень и уныние (Юг отрицает "безразличие к своему").

Восток отрицает страх ("нежелание терять своё"), но тут нет такого варианта, никто не вписал в список трусость. Хотя в детстве, прочитав Булгакова, я думал, что такой пункт есть... Ладно. Восток считает, что хуже всего - чревоугодие и похоть, так как они связаны с потерей самообладания и вообще неэстетичны. Безусловно, этот список был придуман на Востоке; безусловно, гордыня - самый крутой грех (грех самого Люцифера!). Но раз гордыня высший из грехов, раз из-за гордыни пал величайший из ангелов, у которого не было других недостатков, то она уже не может быть совсем плохой. Восток верит в иерархию. А вот похоть и чревоугодие - низкие грехи, недостойные, им и свинья может предаваться. (И да, помним, что Восток, как этическая система, значительно шире христианства, а церемониальное потребление пищи и изысканные любовные утехи могут считаться антитезами чревоугодия и похоти, так как подразумевают соблюдение этикета и демонстрацию искусства.)

Запад отрицает зависть ("стремление получить чужое") - значит, хуже всего алчность и зависть.

Север отрицает ненависть ("желание вернуть своё"), ну и у нас осталась последняя пара - гордыня и гнев. Так?

Или можно расположить их по варнам. Но уже в другом смысле, не как "самое плохое, что только может быть", а как то, что свойственно определённым варнам и неизбежно для них.

Шудры - чревоугодие и похоть. Шудра должен поддерживать свою мясную машину на ходу, глушить свой разум водкой, быстро найти себе шудриху и настругать с ней маленьких шудрят. А зачем исчерпать ресурс и помереть.

Вайшьи - алчность и зависть. Понятно.

Кшатрии - гордыня и гнев. Опять же, никаких сюрпризов.

Брахманы - лень и уныние. Профессиональное заболевание. По крайней мере, брахманы знают, что мир - иллюзия, жизнь - страдание, а истинная свобода состоит в отказе от действия... По крайней мере, три другие пары над ними больше не властны.
gest: (gunter)
Последнее об этических темах на сегодня :). Это должно было идти довеском к тому посту.

Представим, что у нас была гражданская война, воевали две силы, красные и белые. Красные разгромили белых. Соответственно, пара "красные-белые" соответствует парам "сильные-слабые", "победители-проигравшие", "живые-мёртвые".

Как их будут оценивать разные этические системы.

Для Юга, безусловно, сильный всегда прав. Сила, жизнь, способность к действию - это основные ценности Первой этической системы. Тут и говорить нечего. Красные убили белых, поэтому красные хорошие.

Для Востока всё сложнее. Восток способен сформулировать следующую мысль - слабый может быть прав (обратите внимание на это "может быть"; остальные этические системы менее категоричны по сравнению с Первой). Одна сторона может проиграть, поступив при этом правильно, по правилам; и уже это возносит её в наших глазах. Достойное поведение оправдывает даже поражение и смерть. Цитируя Переслегина, "я имею право быть пусть не сильнейшим, но мой идеал лучше твоего". Если у белых была своя правда, то никакое поражение это не перечёркивает. "Победитель – победил, слава падшего святее!"

Запад рубит с плеча - сильный может быть неправ. Красные победили - ну и что? Они были козлы. Если Восток не готов осуждать сильных (в конце концов, сильные - это власть, а Восток ценит иерархию), то у Запада таких тормозов нет. А что, если сильный был жестоким? А что, если он - зло? И из этого уже вытекает готовность оправдать слабого - или вообще всех, кто боролся с плохим-сильным. "Волкодав прав, людоед нет".

Ван Кревельд писал о том, почему война с палестинцами - это стратегический тупик [с точки зрения современной этики]:

"They [Israeli soldiers] are very brave people... they are idealists... they want to serve their country and they want to prove themselves. The problem is that you cannot prove yourself against someone who is much weaker than yourself. They are in a lose-lose situation. If you are strong and fighting the weak, then if you kill your opponent then you are a scoundrel... if you let him kill you, then you are an idiot. So here is a dilemma which others have suffered before us, and for which as far as I can see there is simply no escape."

Если сильный убивает слабого, сильный - подонок. Если слабый убивает сильного, то сильный - идиот. А Израиль в столкновении со своими текущими противниками воспринимается, как сильная сторона.

Наконец, Север считает, что и слабый может быть неправ. У Крылова есть довольно спорное высказывание о Четвёртой этической системе:

"Виноват прежде всего тот, кто допустил такое обращение с собой. Достаточно ясно, что в рамках данной этической системы сила является источником блага, а человек, который ничего не может, не может быть и хорошим человеком".

Сила - ценность Юга, так что формулировка никуда не годится. Но суть именно в том, что человек действительно отвечает за то, что с ним происходит. Слабость, поражение и смерть не являются индульгенцией. Допустим, красные были козлы. Согласились. Тогда зачем белые отдали им страну? Если тебя победило зло - зачем ты дал злу себя победить?!

А скорее всего, проигравший и сам был ещё тем козлом. И проиграл в том числе поэтому.

Ну и так как у нас "циферблат", то контакты между этическими системами должны выглядеть так:

Юг и Восток сходятся на том, что победители были герои, и проигравшие были герои. Крутые бились с крутыми, крутые победили.

Восток продаёт на Запад всевозможную "романтику поражения". "Тихоокеанская премьера" Переслегина практически целиком об этом, начиная со вступления: "Конфедерация, уступающая своему противнику в экономическом и техническом отношении, с первых дней войны подвергнутая чётко организованной морской блокаде, сражалась более четырёх лет. Её офицеры показали себя грамотными, инициативными и отчаянными людьми, её кораблестроители, имея в своём распоряжении заведомо негодные средства, до самого конца поддерживали флот мятежников в исправном состоянии. Никто не будет умирать ради свободы рабства и прибылей плантаторов. Офицеры и солдаты Юга воевали так, как сражаются только за родной дом, за своих близких, за свой образ жизни".

Запад с Севером сходятся на том, что и те были плохи, и эти плохи. "Игра была равна, играли два г..."

Север продаёт на Юг секреты победы и поражения. Почему одни проиграли? Почему другие победили? Если победитель прав, потому что победил, а проигравший был неправ, и потому проиграл, то что именно одни делали правильно, а другие - неправильно? А что, Югу неинтересно слушать о том, какие решения наиболее эффективны, и что именно даёт настоящую силу? Интересно, ещё как!

[Я бы сказал, что перед нами последовательность из Крутости, Эстетики, Этики и Практики, и это напоминает одну прошлую тему...]
gest: (gunter)
Ай, каждый пост по какой-либо теме вызывает в памяти другие, возможные :).

Вот о чём я думал летом 2010 года, например...

Юг первым сказал, что чтобы поступить этично, нужно быть живым.

Юг - это база, основа, огонь, текущий в наших жилах. Набор самых простых и очевидных принципов: "отвечай добром на добро, злом на зло, выживай, будь сильным, сохраняй способность к действию, помогай своим, не верь чужим". В этом суть. "Чтобы поступить этично, нужно быть живым". Без этого не было бы и других этических систем, они все так или иначе вырастают из Юга.

А Восток добавил к этому, что иногда, чтобы поступить этично, приходится умирать. Потому что для Востока мемы важнее генов. Главное - это соблюдать правила. Если человек нарушил правила, чтобы спасти свою жизнь, то он продемонстрировал, что правила ничего не значат, и следовать им необязательно. Но если человек умер, но не отступил, то этим он вознёс правила на недосягаемую высоту - и утвердил их, как единственную приемлемую норму поведения. Как триста спартанцев на деле показали, что спартанцы не отступают и не сдаются.

По ассоциации я вспомнил роман Честертона "Наполеон Ноттингхильский":

"Лорд-мэр Ноттинг-Хилла словно бы впал в некий транс; глаза его зажглись призрачным огнем.
  - Есть колдовской жезл, но он мало кому по руке, да и применять его можно лишь изредка. Это могучее и опасное волшебство, особенно опасное для того, кто осмелится пустить его в ход. Но то, что тронуто этим жезлом, никогда более не станет по-прежнему обыденным; то, что им тронуто, озаряется потусторонним отблеском. Стоит мне коснуться этим волшебным жезлом трамвайных рельс и улиц Ноттинг-Хилла - и они станут навечно любимы и сделаются навсегда страшны.
  - Что вы такое несете? - спросил король.
  - Бывало, от его прикосновения безвестные местности обретали величие, а хижины становились долговечней соборов,- Продолжал декламировать полоумный.- Так и фонарные столбы станут прекраснее греческих лампад, а омнибусы - красочнее древних кораблей. Да, касанье этого жезла дарит таинственное совершенство.
  - Что еще за жезл? - нетерпеливо прервал его король.
  - Вон он,- отозвался Уэйн, - указывая на сверкающий меч у подножия трона.
  - Меч! - воскликнул король, резко выпрямившись".

Чтобы люди умирали за фонарные столбы, надо пролить кровь за фонарные столбы. Раскрашенная тряпка превращается в знамя, когда люди готовы отдать за неё свою жизнь.

А потом пришёл Запад, и сказал, что правы и те, и эти: этика нужна, чтобы жить; иногда из-за неё приходится умирать. Но чтобы поступать этично, надо не творить зло самому! (По формуле Запада.)

Наконец, Север согласился и с теми, и с другими, и третьими, но от себя добавил: чтобы поступать этично, надо не позволять причинять зло себе.

Или, иначе.

Юг изобрёл этику, как она описана у Крылова: главное в отношениях - симметрия, "око за око, зуб за зуб".
Восток изобрёл правила, как запреты, существующие лишь потому, что их соблюдают.
Запад изобрёл справедливость, как принцип "что сделаешь, то и получишь".
А Север сделал упор на безопасность: "другие не должны делать мне то, что я не делают другим; невзявший меч не умрёт от меча". От зла лучше всего защищён тот, кто не творит зла.

Таким образом, Восток ставит закон выше личных разборок; Запад ставит справедливость выше закона (несправедливый закон должен быть отменён и будет отменён); Север ставит безопасность выше справедливости (но с учетом всех остальных пунктов, "не творить зло", "цель не оправдывает средства", etc.).
gest: (Default)
А вот ещё один пост, который я тогда хотел написать. В продолжении этого, о полюдье.

1. Южная этика: "делай другим то, что другие делают тебе", южное полюдье: "делай то, что делают другие". Крылов писал, что это, в принципе, одно и то же, и он прав. Сильный человек реагирует на обстановку, слабый человек смотрит на сильного и копирует его действия.

2. Восточная этика: "не делай другим того, что другие не делают тебе", восточное полюдье: "не делай того, что другие не делают". Всё ещё близко - по крайней мере, любой носитель восточной этики согласится, что есть правила, общие для всех, которые надо соблюдать просто потому, что так принято. Разница между примитивной и высшей формой этики проявляется в способности к тонкой этической игре, к умению читать правила на лету и вырабатывать отдельный "протокол" для каждого партнёра.

3. Западная этика: "другие должны делать мне то, что я делаю другим", западное полюдье: "другие должны делать то, что я делаю". С одной стороны, да, конечно, а с другой стороны тут уже возникают проблемы. А если то, что я делаю - добро, и именно поэтому я навязываю его другим? Но что если, навязывая своё добро другим, я творю зло? Ведь для Запада цель не оправдывает средства. Если я творю зло, то, согласно полной версии этической формулы, я и в ответ получу зло. Таким образом, этика и полюдье начинаются расходится в разные стороны.

4. Северная этика: "другие не должны делать мне то, что я не делаю другим", северное полюдье: "другие не должны делать то, что я не делаю". А вот тут уже происходит полный разрыв между этикой и полюдьем. Ну во-первых, да, Север тоже считает, что цель не оправдывает средства. Во-вторых, человек, одержимый северным полюдьем, стремится навязать другим свои представления о добре и зле. Но согласно полной формуле, это даёт другим моральное право навязывать данному человеку свои собственные представления о добре и зле, так?

Но именно за эти представления одержимый северным полюдьем человек и держится, именно это определяет мотивацию его действий (ощущение своей моральной правоты - и абсолютной неправоты тех, кто делает то, что данный человек считает неправильным). Значит, он будет изо всех сил сопротивляться попыткам навязать ему чужую норму. То есть, получается, что человек запрещает другим делать то, что сам делает. А это уже лицемерие.

Выходит, что с точки зрения Северной этики северное полюдье само является злом - тем самым злом, которое ослабляет человека и мешает ему сопротивляться внешнему злу. И наоборот, борьба с северным полюдьем (примитивной, "народной" версии Северной этики) является безусловным добром. ("Ты не будешь говорить мне, что делать, а я не буду говорить тебе, куда пойти".)

Что меня здесь забавляет? Я не раз видел, как Северную этику по Крылову пытались определить именно через северное полюдье - "мы будем запрещать другим творить то, что мы считаем злом - с применением силы, если потребуется". Ну вот, например:
"Этическая система России, еще не вполне сложившаяся, скорее может соответствовать другой центральной установке, пожалуй, самой сложной и загадочной из рассматриваемых здесь: “Не позволяй другим того, чего ты себе не позволяешь”. Вариант: “Не позволяй ни себе, ни другим делать то, что ты ненавидишь”. Упрощенная формула этой максимы звучит так: “Пусть все, но не я”. Данный этический тип ведет себя правильно (с его собственной точки зрения) несмотря на других, и очень часто вопреки другим. Это нравственный мир воина, не наемника, а скорее рыцаря, воина – защитника идеала. Очевидно, что к этой установке приближается аристократия, благородное воинское сословие в разных культурах. Такая моральная система может быть охарактеризована как динамический консерватизм в морали".

Да, и этот "динамический консерватизм" с точки зрения Северной этики как раз аморален и является злом. (Не говоря уже про "защитников идеала", рыцарей и аристократию; вся эта идея Северу глубоко противна, ибо идея аристократии как раз и заключается в предельном лицемерии - благородные запрещают другим то, что делают сами. Север не любит Восток.)

Сложно сказать, почему это меня веселит... ну какие-то особенности человеческого мышления я тут вижу. Потому и веселит. Уверен, столкнись эти "борцы за Север" с реальным Севером, каким он мог бы быть по формуле Крылова, они бы бежали от него в ужасе. Как в рассказе Шекли "Билет на планету Транай".

-------------------
В каком-то смысле, роль полюдья в соответствующих этических системах можно срифмовать с тем текстом Холмогорова, где он связывал эволюцию этики с эволюцией оружия.

Архаика, эпоха Силы - южное полюдье. Оружие, которое можно применить всегда. "Все бегут, и я бегу".
Осевое время, эпоха Железа - восточное полюдье. Оружие, которые возносит благородных над неблагородными.
Новое время, эпоха Огня - западное полюдье. Оружие, способное объединить весь мир; "Бог создал людей, Кольт сделал их равными".
Ядерная эпоха - северное полюдье. Оружие, которое считается самоубийственным и аморальным, оружие, которое нельзя применять - но которое должно пугать самим фактом своего существования. (Холмогоров правильно пишет, что если ядерное оружие можно применять для достижения тактических целей - в космической войне, например, - то это будет не более чем развитие идеи огнестрела.)

P.S. По этому поводу мне всегда хотелось сказать, что если мы символически уравниваем оружие и полюдье, то предельным западным оружием массового поражения будут упомянутые Стругацкими "гипноизлучатели-реморализаторы на орбите". "Все, как я, все должны делать то, что я делаю" - одно нажатие кнопки, и попавшие под луч обитатели чужих миров начинают думать, как земные коммунары. (См. также рассказ "Белая трость калибра 7,62", именно с точки зрения того, что такое Запад. В тексте эта аналогия прямо заявлена: пришельцы - американцы, и если ты смотришь их фильмы и слушаешь их музыку, то сам превращаешься в американца.)

Соответственно, предельное северное оружие массового поражения - "никто не должен делать того, что я не делаю/не могу делать", то есть тотальный дебафф-диспел. Если у меня нет магии - ни у кого нет магии, если у меня третий уровень - у всех третий уровень, и не выше. Образ электромагнитного-импульса, сжигающего всю сложную электронику, где-то так.
gest: (Default)
Хочется написать что-нибудь простое, чтобы вернуть пальцам гибкость.

Ну ладно. Как я уже не раз говорил, меня радует, когда люди пытаются рассуждать о формальной этике в терминах Крылова, там много забавного вылезает.

Был у меня пост, уже больше года назад. Я тогда не стал его дописывать.

А смысл там был прост.

Если...

"1. Юг. Твой поступок хорош, если другие по отношению к тебе поступают также.
2. Восток. Твой поступок плох, если другие так по отношению к тебе не поступают.
3. Запад. Твой поступок хорош, если ты считаешь хорошим такой поступок другого по отношению к тебе".

То Север - это "Твой поступок плох, если ты делаешь то, что запрещаешь другим". А не предложенный в том старом треде "Твой поступок хорош, если препятствует другим совершить поступок по отнощению к тебе, который ты считаешь плохим".

Это просто обосновать. Допустим, ты не куришь, и потому не хочешь, чтобы другие курили в твоём присутствии (формула Севера - "другие не должны делать мне то, что я не делаю другим", курение = зло). Будет ли тогда этичным поступком убийство человека, который попробовал закурить в твоём присутствии? По неправильному определению это хороший поступок - ну, ты же предотвратил зло! Но это очевидный абсурд.

Зайдём с другого бока, и рассмотрим те же определения, но на основе полюдья - примитивной, "невзаимной" версии этических систем.

1. Юг. Хороший поступок - делать то, что делают другие.
2. Восток. Плохой поступок - делать то, что другие не делают.
3. Запад. Хороший поступок - делать то, что я делаю.
4. Север. Плохой поступок - делать то, что я не делаю.

Таким образом, примитивные версии "старых" этических систем порождают конформистов, а "новых" - эгоистов (человек, одержимый западным полюдьем оправдывает себя, а одержимый северным - осуждает других людей).

Но у нас есть сложные, полные версии этических систем.

Для Запада это "другие должны делать мне то, что я делаю другим".
"Я делаю другим" = "Другие могут/будут/должны делать мне".
Таким образом, "Я делаю другим" = "Добро", только если "Другие могут/будут/должны делать мне" = "Добро".

Понимаете? Отсюда определение хорошего поступка на Западе. Любой мой поступок может считаться хорошим, но только если я буду считать хорошим аналогичный поступок, совершённый по отношению ко мне. То есть, для того, чтобы оценить этичность поведения, надо представить себя на месте другого, или его - на месте себя.

Собственно, отсюда вытекает текст Крылова о справедливости (ценность Запада):
"Ну и теперь - первый тест для законотворца.

Прежде чем вводить какой-то закон, и особенно санкцию (то есть наказание за его невыполнение), представьте себе, что закон нарушил ваш любимый сыночек. Самый любимый. И что судить его будут по вашему закону.

Представили? А теперь представьте, что закон нарушил более или менее посторонний чел (хотя из той же общины, не чужак), а пострадал от его преступления ваш любимый сыночек (или дочка). И судить его будут, опять же, по вашему закону, который вы сейчас из головы выдумываете.

Обе картинки представьте себе в красках и подробностях. И попробуйте после этого их СВЕСТИ. Чтобы они сошлись в одну, причём не вызывая у вас гнева, ярости и возмущения ни в первом, ни во втором случае. Ну или вызывая в пределах терпимого. Чтобы в первом случае вы могли просто горестно покачать головой со словами «да, очень жаль, но он заслужил это наказание», а во втором – «чёрт возьми, какая досада, но он не заслужил большего наказания».

И если человек такие картинки может свести, может уравновесить (хотя бы для себя лично) эти весы, пройти этот ослиный мостик – ну, тогда можно считать, что первый экзамен на законотворца он прошёл. Первый, повторяю, потому что там ещё много чего, но это – самое простое".

Представь, что ты - преступник. Представь, что ты - жертва. Представь, что ты родственник преступника. Представь, что ты родственник жертвы. И начинай уравновешивать весы, формулировать этические принципы.

Отсюда вопрос, который однажды задали [livejournal.com profile] schegloff'у: "Почему либерал ВСЕГДА примеряет на себя сторону преступника??? Это прослеживается во всем!"

И ответ, который дал  [livejournal.com profile] schegloff:
"Либерал - это человек, трезво смотрящий на жизнь и отдающий себе отчет в том, что с ним всякое может случиться. Поэтому он выступает за такой способ обращения с преступниками, который обеспечит и защиту невиновных (даже в случае судебной ошибки), и сокращение числа преступников на свободе. Вот для этого он всегда примеряет на себя все стороны дела, в том числе и сторону преступника, и сторону невинно обвиненного".

Это основа Западной этики по Крылову. (См. также этическую лестницу Колберга.)

Теперь проводим аналогичную операцию для Севера.

Примитивная формула: "Я не делаю" = "Зло", "Другие делают то, что я не делаю" = "Зло".
Получается, что плохим является только тот поступок, который я не совершил!
Но полная формула: "Я не делаю другим" = "Другие не должны делать мне/Я не дам им делать мне".
Отсюда, "Я делаю" = "Зло", если "Я делаю" = "Другие не должны делать мне/Я не дам им делать мне".

Плохой поступок - это запрещать другим делать то, что ты делаешь сам.
------------------------------

Таким образом, получается, что для Юга определение зла связано со слабостью (глупостью, неадекватностью). Потому что, так или иначе, но в рамках Первой этической системы любой поступок можно оправдать чужими действиями. А значит, нельзя оправдать только неспособность к адекватному действию. "Плохо не убить, плохо быть убитым, плохо не оскорблять, плохо быть оскорблённым, кому сделали каку, тот сам какос".

Для Востока речь пойдёт о невежливости, невоспитанности, грубости, нечуткости - суть зла в том, что человек нарушает некие нормы поведения, несмотря на то, что эти нормы были ему продемонстрированы, пусть и в неявной форме. (Для Востока главное - умение оценивать не только сделанное, но и не сделанное; не только слова, но и паузы между ними; не только линии рисунка, но и то, что находится между ними.)

Для Запада зло - это жестокость, когда человек делает другим то, что не хотел бы получить от них в ответ; то, что он сам посчитал бы злом, окажись на месте жертвы он или его близкие.

Для Севера зло - лицемерие, когда человек разрешает себе то, что запрещает другим. Собственно, к этому можно свести часть народного возмущения действиями Америки: "А что, если мы вторгнемся в другую страну и свергнем её лидера, вы не будете против?" - "Конечно, мы будем против!" - "Но вы же сами всё время так делаете?" - "Но мы-то творим добро" - "Вы лицемеры! Правила существуют либо для всех, либо ни для кого!"

Именно поэтому идея Севера плохо сочетается с идеей современного государства. Подобное государство представляет собой монополию, и запрещает кому бы то ни было эту монополию нарушать - прежде всего, государство делает всё, чтобы остаться единственным государством на подконтрольной территории. Короче, государство запрещает другим делать то, что само делает. А с точки зрения Севера подобное поведение аморально.

Таким образом, северное государство должно разрешать отдельным людям делать всё, что государство разрешает себе. Вплоть до отказа от монополии на насилие, на суд, на тюрьму, на армию, на изготовление денег, на осуществление власти на данной территории.

[livejournal.com profile] e_mir спрашивает:
"Вот, кстати, а за что посадили вот этого американца?

http://en.wikipedia.org/wiki/Liberty_dollar

Он открыл компанию, которая занималась чеканкой и выпуском "альтернативной частной валюты" под названием Liberty Dollar. Вначале все было вроде нормально, а в 2007-ом его повязал ФБР, его судили и вкатили ему 15 лет и 250 тысяч штрафа. Более того, в 2011 добавили еще "внутренний терроризм" за то что он высказывался против существования ФРС в нынешнем виде".

При этом, действительно, у американцев есть законы, которые запрещает подобную деятельность. Например: "whoever, except as authorized by law, makes or utters or passes, or attempts to utter or pass, any coins of gold or silver or other metal, or alloys of metals, intended for use as current money, whether in the resemblance of coins of the United States or of foreign countries, or of original design..."

Но с точки зрения Севера подобные законы неэтичны (лицемерны), а значит, не имеют права на существование.
------------------------------

Итак, для Юга нет ничего хуже слабости; Запад мог бы сказать, что лучше быть слабым, чем жестоким; Восток ответил бы, что лучше быть жестоким, чем невежливым; а Север - что лучше уж быть грубым и невежливым, но зато честным, а не лицемером.
gest: (Default)
Потому что ты интель и веришь в Запад :-D [livejournal.com profile] arishai (с)

На самом деле...

<Нет, ничего ещё не началось, и не начнётся, но жуликам и ворам стоит регулярно напоминать, что они жулики и воры. Уф.>

...На самом деле, меня всегда интересовало, как люди рассматривают происходящие события под тем или иным углом, стараясь найти точку зрения, которая для них всё объяснит. Ну там, в глобальном смысле - "всё происходящее является следствием долговременной стратегией Китая по завоеванию гегемонии", где-то так.

Например, я вижу юзеров с Украины, которые чуть ли не злорадствуют по поводу царящих в кругах московской публики настроений. "Помните, что вы говорили, когда у нас был Майдан? Что всё это организовали агенты ЦРУ и длинная рука Госдепа, а? Ну и где теперь ваше ЦРУ? Теперь-то вы понимаете, что именно выгоняет людей на улицы?"

А некоторые, наоборот, решил повысить свой субъективный рейтинг США. У меня в ленте:
"Когда сенатор Маккейн, говорил что убийство Каддафи это сигнал Путину, я честно говоря думал, что Маккейн - дурачок... Я смеялся над ним...
А оно вон как все поворачивается... Я теперь Маккейна просто боюсь.
Я не верю, что ОНИ не знают какой будет их второй, третий ... десятый ход, когда они делали первый.

Мы все думали что Слободан, Саддам и Муамар выкрутятся, потому что "пиндосы не смогут..." (подставить все что они не смогут).
Смогли.... Неотвратимо, сдвигаясь к горлу таки перегрызали его...
Однако я не знаю, что у НИХ в рукаве припасено. И поэтому ссыкотно..."

Ууууу! Страшно?

Да. Так о чём я? Знаете, как-то мне с весны (или раньше?) вдруг снова стало нравится то, что пишут Крылов с Холмогоровым. Пусть не сразу, пусть не всё, но они стали давать жару - и давать жару в правильном направлении. Против Кургиняна, против "ордынцев", за демократию, за неотъемлимые права русского народа... Я не знаю, что тут сказать, чтобы не скатиться в шаблон и банальность про "каждого здравомыслящего человека", я лучше перескажу короткую сценку из жизни. Как-то встречался я с [livejournal.com profile] makarovslava и [livejournal.com profile] alyonka, ну и заговорили об этом... и Слава сразу: "Ты тоже заметил?! Сам удивляюсь - и радуюсь!"

Да. Так вот, Холмогоров, конечно, тщательно оговаривает, что у нас настроение не "оранжевые" - идёт волна простого человеческого возмущения против фальсификаций и поведения воров и жуликов. То есть, мы всё понимаем, живём как в D&D, волшебный город Масквабад с правящей партией Rogues & Thieves, которую на словах горячо поддерживает Assassin's Guild горных орков... но всему же есть пределы?!

При этом, много лет назад Холмогоров написал известный текст "Партизаны порядка. Сопротивление ненасилию", по следам "оранжевой революции" на Украине.

Много длинных цитат из Холмогорова )

А дальше начинаются наши дни:
"Мы должны требовать.

1. Справедливого пересчета голосов на выборах на всех участках, где результаты голосования оспорены и фиксации результатов пересчета в конечных итогах выборов.
2. Прекращения террора против русских националистов. Освобождения политзаключенных, осужденных по 282, и отмены самой статьи...

РУССКИЕ ЗА ДЕМОКРАТИЮ - ДЕМОКРАТИЯ ДЛЯ РУССКИХ!"


Бонус )

Ну что? "Перешарпили" Шарпа? Перехитрили тупых пиндосов? Если всё объяснять влиянием США, то как-то наоборот выходит. Там тоже не дураки сидят, дураки мировыми гегемонами не становятся. Настоящие Игроки не борются с ходом истории, они его направляют. Подул ветер - и Холмогоров сам начал возмущаться нечестными выборами и нечестной властью.

Но я как раз не особо верю во всемогущество Госдепа.
Я бы сказал так - некоторые наши патриоты привыкли играть со "стенкой", а.к.а. "законы мироздания", думая, что перед ними коварный враг. А "стенка" возьми и level-up'нись!
gest: (gunter)
Одна статья случайно привлекла внимание. 1964 год, в США обсуждают вопросы ПРО (BMD - Ballistic Missile Defence). Автор статьи заодно увязывает эту тему с различиями в советском и американском восприятии стратегии.

Американский подход:

Read more... )

В Америке в разработке стратегии участвуют гражданские аналитики. Их концепция большой войны - "быстрая война", быстрый обмен сокрушительными ударами, в результате которого СССР будет разгромлен, и либо утратит способность к организованному сопротивлению, либо согласится на капитуляцию - "остатки советского руководства будут вынуждены подписать мир на американских условиях". Эти аналитики отстаивают точку зрения, согласно которой современная война окончательно стала делом науки, позволяющей учесть все факторы и предсказать ход событий. Исход войны зависит от результатов первых ударов, а их результат рассчитывается на основе известных качественных и количественных показателей вооружения враждующих сторон.

Гражданские аналитики придерживаются концепции "быстрой войны", потому что она позволяет им строить различные модели, которые можно успешно продать заказчику. А профессиональные военные недолюбливают этих аналитиков. Они больше верят не компьютерным расчётам, а историческому опыту - немцы в 1914 и в 1941 году тоже делали ставку на "быструю войну" и "нокаутирующий удар".

Отсюда, продолжает статья, вытекает следующее. Система ПРО является новым, неизвестным фактором, разрушающим все прогнозы, и аналитики не любят её уже за это. Более того, развитие системы ПРО требует больших затрат, а концепция "быстрой войны" гласит, что все средства должны идти на стратегические силы - чем быстрее СССР будет отправлен в нокаут, тем быстрее закончится война. Оборонительные системы не способны заставить СССР проиграть войну, а потому бесполезны. (То есть, если бы можно было бы создать систему, обеспечивающую полный перехват советского удара... и она стоила бы дешевле советских затрат на этот удар... и СССР был бы вынужден понести такие расходы на наращивание своих стратегических сил, что они бы его разорили... тогда да, это имело бы смысл. Но это непрактично.)

С точки зрения глобальной стратегии, опять же, ПРО бесполезно. Американская концепция сдерживания строится на идее сокрушительного ответного удара - если СССР начнёт войну, СССР умрёт. Ну и наоборот, соответственно. Взаимное сдерживание выгодно обеим сторонам, поскольку ни одна из них в этой ситуации не решится совершить самоубийство. ПРО создаёт иллюзию, что ответный удар можно смягчить или отразить, а потому представляет собой опасный соблазн и угрозу для мира.

Советский подход:

Read more... )

Если советский стратег не "пораженец", он должен отвергнуть концепцию "быстрой войны". В СССР стратегией занимаются военные. Советская военная доктрина делает упор на "долгую войну". От предыдущих войн новая большая война будет отличаться своими масштабами, но не сутью. Советские военные теоретики до сих пор мыслят в категориях Второй мировой войны, во время которой они и сделали карьеру. Безусловно, война начнётся с обмена ядерными ударами, который спровоцируют империалистические хищники, но война на этом не закончится. Понеся чудовищные потери, стороны, тем не менее, продолжат драться друг с другом всем, что у них осталось. Война перейдёт в затяжную фазу, где советская сторона, как обычно, сделает ставку на истощение и изматывание противника. В итоге, стальная воля русского народа и необъятные просторы России одержат вверх - как в Отечественной войне 1812 года и в Великой Отечественной.

В конечном счёте, пишет автор статьи, советские военные аналитики не верят в то, что войну можно рассчитать и предсказать. А то ведь советские военачальники вполне могли бы решить, что не имеет смысла сопротивляться немцам после первых сокрушительных поражений 41 года. Но нет. С советской точки зрения, война представляет собой безнадёжный хаос, и единственная разумная стратегия в этих условиях - это полагаться на русский авось сражаться изо всех сил, до последней капли крови, используя всё, что попадётся под руку.

Отсюда иное отношение к сдерживанию. Для американцев, как я уже сказал, стратегическое сдерживание вытекает из осознания неотвратимости и смертоносности ответного удара. Советская сторона считает, что главным фактором сдерживания является способность и готовность СССР пережить обмен ядерными ударами и продолжить борьбу, навязав противнику войну на истощение. Никто не будет начинать войну, исход которой неизвестен.

И дальше интересная мысль, уже про ПРО:

Read more... )

Советские военные не собираются высчитывать, насколько полезно ПРО в условиях массированной атаки ядерным оружием. Главное, что ПРО может стать чрезвычайно важным фактором в ходе дальнейших боевых действий, когда ей предстоит иметь дело с отдельными и нескоординированными "остаточными" атаками. При этом, к тому времени выжившие операторы систем ПРО научатся действовать в боевых условиях, узнают реальные возможности своих противоракет и смогут разработать новую тактику, что резко повысит их эффективность. Согласно доктрине "долгой войны", ценность оборонительных систем повышается по мере истощения атакующих возможностей противника, а значит, инвестиции в ПРО могут быть в конечном счёте оправданы.

Мне эта мысль понравилась, она не только к ПРО применима.

Например, вспомним самоходные комплексы ПВО, с которыми у американцев всегда были какие-то проблемы. С американской точки зрения, проще вкладывать деньги в авиацию, так как она непосредственно захватывает господство в воздухе и наносит удары по вражеским войскам. ПВО войну не выиграет, а авиация выиграет - в том числе, за счёт уничтожения вражеской авиации.

С советской точки зрения, не имеет значения, что любой взятый по отдельности мобильный комплекс может быть уничтожен скоординированной атакой с воздуха. В большой войне американская авиация быстро сточится о советскую авиацию и советскую противовоздушную оборону, если сразу не сгорит в пламени атомных взрывов. А против оставшихся у американцев единичных самолётов каждая выжившая ЗСУ будет на вес золота - в том числе потому, что её экипаж сумел дожить до этого момента, а значит, приобрёл бесценный боевой опыт.
gest: (gunter)
Как-то мы с [livejournal.com profile] makarovslava сидели и обсуждали массовую культуру в контексте этических систем Крылова. Я сказал, что западное искусство, как раз, вполне позитивно относится к идее революции против тиранической власти и к борьбе с нехорошими капиталистами ("корпорациями"). В таком духе. А японцы этот момент рефлексируют и по-своему над ним стебутся. Например, была такая японская игра, на игральных автоматах - два бойца высаживаются на остров и зачищают местного диктатора и его наёмников. Да, таких игр было много. Так вот, в одной из версий этой игры хороших парней звали Че и Кастро...

Ну [livejournal.com profile] makarovslava меня послушал, послушал и говорит: стоило бы сделать такую игру. В стилистике японской РПГ. Про американскую революцию.

Опаньки. Да, бывают у Славы золотые идеи... и это одна из них, сразу подумал я. JRPG про Войну за независимость в условном мире, очень похожем на Землю 18 века. Заморские колонии Альбиона, все дела. (В "условном мире" - потому что японцы всегда так делают, и потому что это позволяет обойти разные неудобные вопросы, из-за которых американцы ныне опасаются браться за свой главный миф.) Нельзя отрицать, что это отличная и в то же время оригинальная основа для игры про партию бойцов-приключенцев, с магией или ещё с чем, неважно. Начиная с участия героев в аналоге Бостонского чаепития, ещё в прологе :).

И с одной стороны, это сюжет для Запада. Потому что это история про Запад, о его рождении из духа революции.

С другой стороны, это фэнтези для Севера. Ну, по аналогии. Помимо историй про себя, все любят слушать истории про своих предков. Для Востока это Юг, время крутых отморозков (вспоминаем советские фильмы про революцию и Гражданскую войну). Для Запада - идеализированный Восток, где жили красивые и благородные люди, а кругом были сплошные лорды, короли, рыцари и принцессы (хрустевшие французской булкой, хех). На этих чувствах так или иначе играет большинство фэнтезийных произведений. Для Севера, соответственно, красивым прошлым будет молодой Запад, то романтичное время, когда высокоморальные идеалисты сражались за демократию и права человека.

В-третьих, это важная тема для нас.

"Вот что любопытно. Из чтения художественной литературы у меня сложилось ощущение, что в общественном сознании на Западе (по крайней мере, у "англосаксов") идея революции вовсе не вызывает такого отторжения, как в постсоветской России. Скорее даже, наоборот: сопротивление тирании вплоть до вооруженного восстания представляется неотъемлемым правом народа. О том, что такое восстание якобы должно сопровождаться хаосом, разгулом темных страстей озверевшей толпы, массовым террором против повинных и безвинных, - речь вообще не заходит. Судя по всему, из революционной эпохи западные народы вынесли совсем другие воспоминания, нежели мы".

(плюс о том же самом от того же автора - и ещё, по случайной ассоциации.)

То есть, игра бы напомнила, что такое революция, как она должна выглядеть на самом деле, и о чём вообще речь.
Впрочем, в современной России подобный сюжет прозвучал бы весьма по-экстремистски - "Мы хотим вернуть себе наши права! Избирательное право - или мятеж! Хватит кормить метрополию! Долой тиранию!"

А какие у этой игры могли бы быть красочные трейлеры!

...Представляете, группа компьютерных персонажей собралась в задней комнате какого-то кабака. И один из них вещает: "Мы не дикари! Мы свободные люди. У нас есть права. Право на жизнь и собственность. Право на справедливый суд равных. Право на выбор своих представителей в правительство. И если в этих правах нам отказывают... у нас есть последнее право свободного человека. Право на восстание!"

Или что-нибудь по мотивам "Give me Liberty, or give me Death!" Пафосное заседание совета, звучат слова: "Война уже идёт, вы что, не видите? Вы предлагаете решить дело миром. Но неужто вы так дорого цените свою жизнь и покой, что готовы ради них смириться с рабством? Что же касается меня, то я выбираю свободу - или смерть!" И ряд за рядом встаёт с кличем: "К оружию!"

Или "Paul Revere’s Ride", как у Логфелло, сигнал на башне и безумная скачка одинокого всадника в ночи:

"A shape in the moonlight, a bulk in the dark,
And beneath from the pebbles, in passing, a spark
Struck out by a steed that flies fearless and fleet:
That was all! And yet, through the gloom and the light,
The fate of a nation was riding that night".

"Албионцы идут!"
"Но мы же тоже альбионцы?"
"С этого дня мы... винландцы!"
(...)
"Они называют нас простофилями, грубыми мужиками, винландской деревенщиной. Мы не знакомы с этикетом, не знаем изящных танцев, не разбираемся в модных нарядах. Сегодня мы покажем им наш танец. Это наша земля! Наши поля, наши равнины, наши холмы и леса! Враг пришёл к нам - пора заставить его пожалеть об этом!"

И аристократичные "англичане"-альбионцы, утончённо впадающие в сплин на тему: "Давим их, давим... а пламя мятежа всё не гаснет".

Но прелесть в том, что если делать такую игру хорошо, её главной фишкой будет именно концовка. Не предотвращение Армагеддона, не уничтожение Вселенского Зла, не разгром "английских фашистов", как в немецко-австралийском фильме "Патриот", а достижение политического решения. Парламент проголосовал - война кончилась, начались переговоры. Всё по Клаузевицу и Лиддл-Гарту.
gest: (gunter)
В моём ЖЖ лежит старый текст, с некоторыми тезисами которого я уже не готов согласиться.

И я, пожалуй, поставлю на то, что [русский] сюжет ещё не кончился. Ещё и потому, что мне жутко не нравится сюжет американский. Он туп, как туп бездарный голливудский боевик. Звездно-полосатая борьба хороших парней с плохими.


Не, ну Россия круче всех, кто с этим спорит. Но про американский сюжет я глупость сказал. Из серии "вы просто не умеете его готовить" и "вы просто с ним незнакомы". Американский сюжет ОХРЕНИТЕЛЕН. Ну, по крайней мере, в своей исторической части. Дело не в том, что хорошие парни воюют с плохими. Дело в том, что хорошие парни иногда выигрывают.

Да, потом я читал про американскую революцию и гражданскую войну, курил идею Запада по этическим системам Крылова и так далее. Всё это присказка. Я хотел процитировать книгу Доусона "Боги революции", в которой он, помимо прочего, исследует идейные и исторические корни современного Запада. Сам Доусон был английским католиком (вспоминаем Честертона и Толкиена), и как таковой, к Западу-по-Крылову относился с большим скепсисом. Но как бы то ни было. Наслаждаемся пафосом:

так рождался Запад )


После этого на "Великий Октябрь" смотришь, как на говно. Похожа свинья на коня, да хвост не тот. Жалкий закос под Американскую Революцию, но только в исполнении подонков, подлецов и убийц. А теорию "слабого звена" Ленин всё равно содрал у Пейна.

Разница в том, что у американцев получилось. Не стоит недооценивать хороших людей.

А Пейн сам по себе красавчик, хоть и маньяк. В моём личном каноне он будет одним из предтеч психоистории :).

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios