gest: (Default)
Пять типов стратегических планов: Французский
Пять типов стратегических планов: Немецкий
Пять типов стратегических планов: Английский
Пять типов стратегических планов: Американский
Пять типов стратегических планов: Советский

"Французы" делают ставку на контроль над ключевыми пунктами.
"Немцы" - на обход и окружение противника, перерезание линий коммуникаций.
"Англичане" - на воздействие на волю противника за счёт стратегии непрямых действий и операций на периферии.
"Американцы" - на захват господства в воздухе (в общем смысле: на создание ситуации, когда они могут расстреливать противника с безопасной дистанции, а он не может им ответить), с целью постепенного уничтожения военного потенциала противника и принуждения его к политической капитуляции.
"Ангбандский" подход - это ставка на полное сокрушение и коллапс вражеской системы в целом, за счёт сочетания внешнего давления и (самое главное) действий в тылу и изнутри. С советской точки зрения, высшая форма войны - это война классовая, целью которой является разрушение экономической системы противника, полное уничтожение политической системы противника, радикальная трансформация культуры противника.


"Французы" - тактика. Центр тяжести - это центр позиции (ключевой пункт), объект воздействия - живая сила противника.
"Немцы" - оперативное искусство. Центр тяжести - вооружённые силы противника, объект воздействия - линии снабжения (операционные линии), система коммуникаций в целом, от передачи приказов до поставок горючего. 
"Англичане" - стратегия и политика. Центр тяжести - политическая воля неприятельского руководства, объект воздействия - экономика противника. Конфликт должен обходиться врагу дороже, чем нам. Рациональный противник в этой ситуации согласится с нашими требованиями, нерациональный обанкротится и перестанет быть угрозой.
"Американцы" - наука и техника. Центр тяжести - господство на море/в воздухе/в космосе, объект воздействия - вражеская инфраструктура (понимаемая в очень широком ключе).
"Советские" - идеология, системный подход. Центр тяжести - вражеская система в целом, объект воздействия - мораль противника, его боевой дух, чувство солидарности, вера в победу.

***

По остальным системам.

При желании, можно связать это с пятью типами боевой устойчивости (но без конкретных отношений).

Огонь, ставка на массу, которую невозможно остановить - "французский" подход.
Дерево, ставка на гибкость, уклонение, скорость, манёвренность - "немецкий" подход.
Вода, ставка на малозаметность, слияние со средой и использование среды в своих целях - "английский" подход.
Металл, ставка на перехват, дистанционное воздействие, уничтожение противника до того, как он сможет представлять угрозу - "американский" подход.
Земля, ставка на броню, укрепления, неуязвимость - "советский" подход, Ангбанд.

Легенда о волшебном оружии (*), 5 мечей [livejournal.com profile] gimli_m.

Солдат - естественно, "француз". Солдаты занимаются именно тем, что ведут бои за конкретные пункты, пытаясь взять их приступом или отбиваясь от других солдат.
Берсерк - "немец", как всегда. Специализируется на прорыве вражеского строя и обращении противника в бегство, может компенсировать численное превосходство противника за счёт своего качества, но недолго. Если он не выиграл бой сразу, он уже проиграл.
Гоплит - "англичанин". Любит действовать в составе коалиций и изматывать противника (*).
Самурай - "американец". Верит в совершенную технику и абсолютное превосходство, мечтает решить судьбу боя одним безупречным ударом, который сокрушит любую защиту - разрубит доспехи, перерубит клинок.
У-ся - "советский". Совершенный воин, ведёт асимметричную борьбу, сочетает прямые и косвенные действия.

Наконец /*барабанная дробь*/ татибы! Это не связанно с политикой (разные политические силы могут выбирать самые разные методы решения проблем, стратегические планы лежат вне плоскости идеологии), и это не подход татиб к войне, это просто их личные симпатии.

Красная татиба - "французский" подход, борьба за ключевые пункты. Ленин, "Советы постороннего":

Телефон, телеграф, мосты )


Вычленить главную проблему, сосредоточить достаточные ресурсы для решения этой проблемы. Захват ключевых пунктов города означает победу восстания в городе. Захват и успешная оборона главных городов страны (например, Петрограда и Москвы) означает победу революции в масштабах страны. Победа революции в ведущей капиталистической стране означает победу мировой революции (с последним пунктом вышла заминка).

Белая татиба - "немецкий" подход, "Канны", "план Шлиффена"; чтобы схему каждой операции хотелось убрать под стекло и повесить на стену в рамке. Совершенное искусство войны требует развитых традиций воинского искусства, для этого нужна потомственная воинская и офицерская каста. Это вам не босяцкая тактика заваливания опорных пунктов противника трупами "малоценных" товарищей.

Чёрная татиба - "английский" подход, с его ставкой на экономику и экономичность, стратегия непрямых действий. Цель любого конфликта - выгодный мир.

Синяя татиба - естественно, аэрократия, "американский" подход. У демократии стволы длиннее, ракеты быстрее, а бомбардировщики толще. Вы ещё не верите в демократию? Тогда мы летим к вам.

Жёлтая татиба - "ангбандский" или "советский" подход. Фиксация на мировой гегемонии, готовность воспринимать противника, как комплексную проблему, которую нужно решать комплексно.

(Как видите, отношения  в каждом случае разные, это можно считать недостатком пятиугольных схем.)
gest: (Default)
На самом деле, все предыдущие пункты были ради последнего:

5. "Советский" подход: "угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил".

Я уже высказывался по этому поводу:

Советский стратегический план, выдуманный Месснером - это универсальная страшилка, которую всегда можно приписать врагам. Например, американский план разгрома СССР в холодной войне - запугивание атомным конфликтом, широкая поддержка антисоветских сил в советском лагере. Опять же, это стратегия, которая привела Германию к победе над Российской империей в Первую мировую.


[Вообще, Месснер верил в теории заговора, и у него это выглядело примерно так. Представьте себе комнату. В комнате находятся следующие лица. Красномордый советский товарищ, в пиджаке поверх нелепой косоворотки, он нервно курит беломор. Желтоликий китайский товарищ, в строгом френче, он курит китайскую копию беломора - на самом деле, он мечтает о трубке опиума, но понимает, что это символ буржуазного разложения, неприемлемый для коммуниста. Загорелый и бородатый кубинский товарищ в оливково-зелёной форме и армейском кепи - естественно, он курит ароматную кубинскую сигару. Наконец, бледный персонаж в какой-то невероятной пёстрой блузе и брюках клещ, который наглым образом затягивается косяком с травкой. И вот они, все четверо, обсуждают, как им лучше всего уничтожить капитализм и западную цивилизацию.]

Но как бы то ни было - почему я всё это говорю - я вспомнил произведение, в котором описывался и демонстрировался именно такой стратегический план. А яркая и образная иллюстрация - это уже кое-что, согласно принципу мой вопрос (...) звучит так: "Можно ли посвятить этому комикс?"

В "Сильмариллионе" стратегический план Мелькора против эльфов в Первую эпоху - это "советский" подход ("ангбандский"). Ангбанд, как база операций, неприступен. Осаждать Ангбанд бесполезно, тем более, что "осада" - это когда нолдоры сторожат одну из калиток, ведущих в цитадель Врага. Одну из, подчёркиваю. Задача Мелькора - вызывать у эльфов чувство бессмысленности и безнадёжности всех их действий. В итоге - полный коллапс эльфийских держав в Белерианде, банды феанорингов бегают по региону и добивают последние очаги антимелькоровского сопротивления. Мелькор - это угроза регулярным воинством (запугивание, подавление противника своим численным и техническим превосходством), широкое применение иррегулярного войска (шпионов, предателей, агентов влияния, в том числе, используемых "втёмную", без их ведома). Внешнее давление + разрушение единства обороняющихся за счёт подкупа, пропаганды, действий двойных агентов и т.д. Даже самые прямые операции Мелькора, например, штурм Гондолина, включали в себя предварительное создание в Гондолине альтернативного центра власти в лице Маэглина, который работал на Мелькора и при этом располагал собственным силовым ресурсом, дружиной Дома Крота. Этим Мелькор отличался от Саурона, который в Третью эпоху был абсолютный "француз", с идеями вида "бросим все силы против Минас-Тирита и захватим Минас-Тирит" (а до этого, ещё во Вторую эпоху - "бросим все силы против Эрегиона и захватим Эрегион").

Итак, этот подход асимметричен, для него требуется развивать собственную "неуязвимость". Надо, чтобы противник сам боялся прямого столкновения, противника надо лишить веры в возможность победы. И пока мы вынуждаем противник реагировать на очевидную угрозу и давление извне, у него в тылу начинают действовать "иррегулярные" силы, необязательно даже связанные с нами напрямую, но являющиеся ключевым элементом нашего плана. Цель - полный коллапс вражеской системы.

[Так, с точки зрения Месснера, выглядели шестидесятые. Мировое коммунистическое движение организует вызовы для США. СССР укрепляет свою военную мощь, наращивает силы в Восточной Европе, совершенствует свой ядерный арсенал и средства доставки. США обязаны реагировать? Обязаны. Китай начинает методично перекрашивать карту Азии в красный цвет. США обязаны реагировать? Обязаны. Куба в руках у коммунистов, а Куба - это ключ к Латинской Америке, а то и к Африке (там тоже начинают появляться темнокожие кубинские "добровольцы"). США обязаны реагировать? Обязаны. При этом, открытая война с СССР невозможна, в военную победу над коммунистическим блоком никто не верит. Существующее в мире напряжение провоцирует появление всевозможных хиппи и леваков в самих США, которые начинают разлагать западное общество изнутри, делая коллапс системы неизбежным.

Поправка пост-советского конспиролога могла бы выглядеть так. СССР, как раз, использовал "английский" подход: Советский Союз действовал на периферии, в Третьем мире, потихоньку отбирая у Американской Империи кусочек за кусочком - Кубу здесь, Вьетнам там, - при этом старательно избегая прямого столкновения с американскими силами. На это США ответили "Ангбандом".

1) СССР тратил все силы на будущую войну, США внушали советскому руководству, что СССР эту войну проиграет. В шестидесятые годы военное преимущество СССР в Европе компенсировалось превосходством Америки в ядерных зарядах и средствах их доставки, и если бы советские войска перешли границу ФРГ, СССР был бы немедленно уничтожен сокрушительным ядерным ударом. К концу шестидесятых складывается ситуация гарантированного взаимного уничтожения, но это означает, что СССР по-прежнему не имеет возможности достичь победы военным путём. К середине семидесятых американцы начинают утверждать, что превосходство в обучении и техническом оснащении войск НАТО позволит им разбить советскую армию в ограниченной войне без применения ядерного оружия. Если СССР начнёт войну, советскому руководству придётся выбирать между военным поражением и уничтожением своей страны, а с ней и всей человеческой цивилизации. В восьмидесятые годы американцы вбросили тему "звёздных войн", Стратегической Оборонной Инициативы, утверждая, что могут создать непробиваемый противоракетный орбитальный щит из лазеров и противоракет, который в значительной степени обесценит советские стратегические силы, с понятными последствиями для советского проекта. Военная победа над Америкой невозможна, победа Америки в войне всё более и более вероятна.

2) На фоне чувства уныния и безнадёги в социалистическом лагере, ставка делается на поддержку антисоветских сил. Причём, лучше в странах Варшавского договора, чем в Третьем мире; лучше в советских национальных республиках, чем в странах Варшавского договора; лучше в Москве, чем советских национальных республиках. Цель - полный коллапс советской системы, превращение войны идеологической в войну межнациональную. Вот в точности как с феанорингами. Нолдоры пришли в Белерианд воевать, но с Морготом воевать не получается, он за это больно наказывает. Что делать феанорингам? Остаётся только резать других эльфов. Оружие, накопленное СССР для Третьей мировой, использовалось - и до сих пор используется - для уничтожения бывших советских граждан и их потомков, руками бывших советских граждан и их потомков.]

Ещё раз. "Французы" делают ставку на контроль над ключевыми пунктами. "Немцы" - на обход и окружение противника, перерезание линий коммуникаций. "Англичане" - на воздействие на волю противника за счёт стратегии непрямых действий и операций на периферии. "Американцы" - на захват господства в воздухе (в общем смысле: на создание ситуации, когда они могут расстреливать противника с безопасной дистанции, а он не может им ответить), с целью постепенного уничтожения военного потенциала противника и принуждения его к политической капитуляции. "Ангбандский" подход - это ставка на полное сокрушение и коллапс вражеской системы в целом, за счёт сочетания внешнего давления и (самое главное) действий в тылу и изнутри. С советской точки зрения, высшая форма войны - это война классовая, целью которой является разрушение экономической системы противника, полное уничтожение политической системы противника, радикальная трансформация культуры противника. (В духе фантазий Ефремова, "когда Эра Разделённого Мира закончится, английский станет мёртвым языком".)

Это, в свою очередь, позволяет нам в порядке интеллектуальной игры спустить "ангбандскую" идею с политико-стратегического на оперативно-тактический уровень, и преобразовать её во что-то похожее на советскую концепцию "глубокой наступательной операции". Немецкая оперативная идея прорыва - это аккуратный "укол", "удар шпагой", с целью рассечь вражеские силы, отрезать их от источников снабжения и окружить. Советская идея прорыва - это удар (или серия ударов) на сравнительно широком фронте, с целью вскрыть вражескую оборону на всю глубину, образовать как можно более широкий проход, вызвать обрушение всего вражеского фронта; "удар булавой". (Как в анекдоте: "Ну-ка, Алёша, посыпь его мелом!")

"Концептуальной основой теории глубокого наступательного боя является массированное воздействие на всю тактическую глубину оборонительных порядков противника с целью его окружения и уничтожения. Для этого используются:

  1. прорыв сплошного фронта противника на отдельных избранных направлениях, который осуществляется внезапным наступлением пехоты и танковых частей, при плотной огневой поддержке артиллерией,

  2. ввод на участке прорыва механизированных и кавалерийских частей (эшелон развития успеха) для охватывающих ударов по целям в глубине обороны,

  3. удары авиации по резервам и тылам противника в сочетании с парашютными десантами для поддержания у ударных группировок высоких темпов продвижения вперёд".

(См.)


В рамках это подхода можно переосмыслить роль парашютных десантов (СССР был пионером в создании воздушно-десантных войск и разработки теории их массового применения). Десантные войска являются не дополнительной приправой, а самой солью концепции глубокой операции. Советские военные теоретики прекрасно понимали, что сброшенные во вражеском тылу легковооружённые десантники, не имеющие нормальной бронетехники и тяжёлой артиллерии, будут с лёгкостью окружены и уничтожены противником. Но всё дело в том, что в этот самый момент вражеский фронт затрещит под напором наступающих советских частей, накатывающих на него волна за волной. Все силы будут брошены на отражение советского удара и ликвидацию возможного прорыва. В этой ситуации десантники-парашютисты (просочившиеся в тыл диверсанты, местная "пятая колонна") смогут стать катализаторами распада, центрами образования трещин во вражеской структуре, от которых во все стороны пойдут линии разлома. Итогом будет полный, сокрушительный коллапс - более глубокий и обширный, чем он был бы в случае простого таранного удара.

Именно эту схему, кстати, любила советская военная фантастика тридцатых годов. С одной стороны, несокрушимая мощь Красной Армии, которая приковывает к себе всё внимание вражеского командования, с другой - действия местных коммунистов и советских агентов-диверсантов в тылу противника, которые застают противника врасплох и приводят к полному краху его обороны (чем, в свою очередь, пользуются основные силы Красной Армии, идущие в прорыв). Регулярные силы связывают противника на фронте, иррегулярные действуют у него в тылу, коллапс тыла оборачивается коллапсом фронта, коллапс фронта позволяет регулярным силам прорваться в тыл и полностью уничтожить противника.
gest: (Default)
4. "Американский" подход - захват господства в воздухе за счёт технического превосходства с последующим принуждением противника к капитуляции ("разрушение путей сообщения и промышленности").

Генезис этого подхода связан с появлением эффективных дистанционных средств поражения, то есть, огнестрельного оружия (хотя, говорят, длинные английские луки были тоже ничего). Изначальная идея имела определённое сходство с французской: Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Но развивалась она в совершенно другую сторону.

Во-первых, главная задача теперь не в том, чтобы занять ключевой пункт, переколов врагов штыками, а в том, чтобы находиться на позиции, с которой можно контролировать ключевой пункт, держа его под огнём. Суть манёвра - в занятии удобной позиции для ведения огня по противнику, там, где мы сможем его расстреливать с безопасной дистанции, используя своё техническое превосходство (Overwatch). Как в фильме "По соображениям совестки" (Hacksaw Ridge): "Сама эта высота ничего не значит. Но тот, кто её займёт, сможет контролировать всю Окинаву. А Окинава - это ключ ко всей Японии".

"Территория существует для того, чтобы создавать пространство между тобой и неприятелем, потому что, не считая линии горизонта, лучшая броня - это сам воздух ("пустота"? - Г.Н.), а тебе нужно ВРЕМЯ, чтобы причинить врагу ущерб индивидуальными оружейными системами точечного поражения, потому что это и есть то, чем мы сейчас воюем. Территория (по крайней мере, с точки зрения общевойскового боя) существует не для того, чтобы за неё "держаться", как за подружку. Таким способом хорошо только гробы заполнять".


Во-вторых, в конечном счёте все свелось к поиску пункта - или пространства - абсолютной связности, то есть связанного с наибольшим числом ключевых пунктов. Кто займёт этот пункт, тот будет контролировать (держать под огнём) все остальные пункты. Очевидным образом, первым делом американцы обратили своё внимание на морскую войну, поскольку море обещало именно такую связность: тот, кто владеет морем, получает выход ко всем пунктам, находящимся рядом с морем. Остаётся только разгромить флот противника в битве линейных сил. Короче, это Мэхэн: "Суть войны состоит в борьбе за морское господство. Главное внимание должно уделяться линейному флоту — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении". 

Но у моря были свои недостатки, которых был лишён воздушный океан. До каждого пункта на Земле можно добраться по воздуху. И как только появились первые образцы воздухоплавательной техники, военная мысль неизбежно стала работать в этом направлении.

Журнал "Популярная механика", февраль 1909:



Воздухоплаватель Рой Кнабеншу (?) сбросил конфетти на Лос-Анджелес, чтобы показать, как будут бомбить города в будущей войне.



"Я думаю, я прекрасно продемонстрировал, насколько просто будет во время войны причинить несоизмеримый ущерб вражеской стране", - сказал Кнабеншу после своего полёта. "Я всегда говорил, что воздушный флот сможет закончить войну так же быстро, как ружейная пальба сможет её начать. Воздушные суда обязаны сыграть важнейшую роль в любой будущей войне, и сторона с наиболее многочисленной и наиболее эффективной воздушной техникой одержит победу".


Нужно ли после этого называть имена Дуэ, Билли Митчелла, Александра Северского, Джона Уордена?

Как говорил Северский (ведущий американский теоретик войны в воздухе во времена Месснера), воздушная стратегия естественным образом вырастает из морской стратегии. А это значит, что: cуть войны состоит в борьбе за господство в воздухе. Господство в воздухе достигается за счёт уничтожения истребительной авиации и средств ПВО противника. Уничтожение авиации противника (тотальное уничтожение, от заводов до аэродромов) является самым эффективным способом противовоздушной обороны. [Но о Северском я бы ещё хотел написать, конечно. О нём и о Уордене.]

Поэтому я сказал, что "американский" подход по Месснеру одновременно симметричен и асимметричен. Пока мы боремся за господство в воздухе и истребители дерутся с истребителями, война симметрична, потому что обе стороны стремятся к одной и той же цели, они пытаются расчистить небо для своих сил. Но когда мы захватили господство в воздухе, война становится асимметричной, потому что теперь мы решаем задачи по уничтожению противника с воздуха, а противник - задачу выживания под ударами и восстановления-укрепления своей ПВО.

...К шестидесятым годам 20 века Северский окончательно осознал, что у Воздуха нет потолка, аэрократия переходит в космократию и без швов. Тот, кто владеет космосом, владеет Землёй, потому что из космоса можно поразить любую точку планеты (астрополитика). Хочется сказать, что это осознание его добило, но он и так прожил 80 лет, всем бы нам так.
gest: (gunter)
У меня есть собственная слегка безумная концепция, что классические комедии учат нас стратегии, в той же степени, в какой классические трагедии ("Ричард III", "Гамлет", "Король Лир" и т.д.) учат политике. В "Укрощении строптивой", например, военно-стратегический подход Петруччо к женитьбе и семейной жизни - это целый отдельный смысловой слой пьесы.

Вообще, стратегия - это и есть то средство, при помощи которого ирон побеждает алазона.

Или вот, по мотивам последних постов. В "Тартюфе" хитрая служанка Дорина учит Мариану и Валера, как надо саботировать планы Тартюфа и обманутого Тартюфом Оргона, если лобовая атака невозможна или обойдётся им всем слишком дорого:

                Мариана

Ах, посоветуй нам!

                Дорина

Да где уж вам самим!
                (Мариане)
Чудесит ваш отец.
                (Валеру)
Но справимся мы с ним.
                (Мариане)
Насколько я его натуру разумею,
Отвергнуть напрямик нелепую затею
Весьма рискованно. Верней окольный путь.
Смириться надобно для виду, но — тянуть.
Кто время выиграл — всё выиграл в итоге.
Вам нужно без конца выдумывать предлоги:
То прихворнули вы, то снился сон дурной,
Разбилось зеркало, возился домовой,
То выла на луну соседская собака...
Ну, словом, мало ли препятствий есть для брака?
Вот так и действуйте, и эти господа
Не выдавят из вас желаемого "да".
Но все же, чтоб дела не обернулись худо,
Влюблённым лучше бы не видеться покуда.
                (Валеру)
Не тратьте времени. Сейчас всего нужней
Призвать на помощь нам сочувствие друзей.
                (Мариане)
За вас и братец ваш, и мачеха — горою.
Я тоже как-никак чего-нибудь да стою.


Это чистой воды "английский подход": "Верней окольный путь... кто время выиграл - всё выиграл в итоге". Действия на периферии, уклонение от ударов и дипломатия с целью создать широкую коалицию против Тартюфа.

А вот древнеримская комедия Плавта, "Хвастливый воин", язвительный остряк Периплектомен пытается расшевелить хитрого раба Палестриона: 

                Периплектомен

Видишь, враг заходит с тылу? План скорей выдумывай.
Собирай войска и силы. Живо! Медлить некогда.
Как-нибудь предупреди их, войско обведи кругом.
Завлеки врагов в засаду, приготовь защиту нам.
Перережь им сообщенье, укрепи свои пути,
Чтоб снабженье и запасы до тебя и войск твоих
Безопасно доходили. Дело это срочное.
Думай, измышляй! Скорее хитрый план давай сюда,
Чтоб тут, видя, не видали, сделавши - не сделали.


Перед нами краткое и ёмкое выражение "немецкого подхода" - целью операции являются коммуникации противника, "нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой", если враг пытается нас обойти, нужно контратаковать и нанести ему удар во фланг и в тыл.

Ну и дальше, про необходимость соблюдения режима секретности в ходе планирования операции:

              Палестрион

За порогом подождите вы меня немножечко,
Дайте погляжу сначала, нет ли где засады здесь
Нашему собранью. Нужно место безопасное,
Чтобы враг нас не подслушал, нашу мысль не отнял бы.
Самый лучший план - не план уж, если в пользу он врагам.
А не может быть не вредно нам, что в пользу недругу.
Может план прекрасный часто стать трофеем для врага,
Если место для беседы выбрать необдуманно.
Неприятель коль узнает план твой, так заткнет тебе
Рот твоим же планом, свяжет по рукам, и то, что ты
Сделать им хотел, так это сделают они тебе.
gest: (gunter)
3. "Английский" подход - истощение врага действиями на его периферии, "стратегия непрямых действий"; "изнурение врага нанесением ему уколов подальше от его клыков и когтей".

Англичане начинают там, где остановились немцы.

Ошибкой было бы считать, что целью войны является "разгром главных сил противника на главном театре военных действий". Сам Клаузевиц писал:

"1. При ведении войны могут быть три главные задачи:

а) победить и уничтожить вооруженные силы неприятеля;
б) овладеть материальными средствами борьбы и другими источниками существования неприятельской армии;
в) склонить на свою сторону общественное мнение".


Правда, затем он добавил:

"2. Для достижения первой задачи всегда нацеливают главную операцию против главной армии неприятеля или хотя бы против значительной ее части, ибо, лишь разбив ее, можно с успехом приступить к выполнению двух других".


Поправка идеологов манёвренной войны: лишение неприятельской армии источников существования важнее её уничтожения в результате победы в полевом сражении; армия, не имеющая материальных средств борьбы, уже нейтрализована. Словами самого Клаузевица: "Вооруженные силы противника должны быть уничтожены, т. е. приведены в состояние, в котором они уже не могут продолжать борьбу. Следует иметь ввиду, что впредь мы будем разуметь «уничтожение вооруженных сил противника» именно в этом значении".

Поправка Лиддел-Гарта: целью войны является воздействие на политическую волю противника, чтобы объект воздействия перестал проводить нежелательную политику и стал проводить желательную политику. Всё остальное - средства, а не цель. А бить противника нужно там, где он слаб, а не там, где он силён. В равной же степени важно не подставляться под его удары. Как говорил Сунь-Цзы: "Поэтому, если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду составлять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу. Нас тогда будет много, а противника мало... Поэтому предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было".

Лиддел-Гарт писал:

"Когда, всё-таки, будет принято судьбоносное решение начать войну, что должно являться задачей страны с точки зрения здравого смысла? Восстановление, продолжение и развитие того, что мы могли бы назвать "политикой мирного времени", чтобы сбой в нормальной жизни страны длился бы как можно короче и обошёлся бы как можно дешевле.

Что этому мешает? Упорное стремление вражеской державы проводить противоположную политику, вопреки нашим собственным целям и желаниям. Чтобы достичь наших целей или решить наши задачи, мы должны эту враждебную волю заменить на согласие с нашей политикой, и чем быстрее мы этого добьёмся, чем меньшими будут наши затраты в людях и деньгах, чем больше шансов на возвращение к национальному процветанию, в самом широком смысле слова.

Целями страны, таким образом, является подавление вражеской воли к сопротивлению с наименьшим ущербом для собственного населения и экономики.

Если мы осознаём, что это и есть настоящая цель, мы должны принять тот факт, что уничтожение вооружённых сил противника является не более чем средством - при этом, необязательно необходимым или безотказным - для решения вышеупомянутой задачи. Оно точно не является, несмотря на уверения военных экспертов, единственной настоящей целью войны. Развейте туман броских фраз, которые окружают военное дело, поймите, что человеческая воля - это источник и первопричина всех конфликтов, как и всей остальной человеческой деятельности, и вам станет ясно, что наши цели на войне могут быть достигнуты только за счёт подчинения воли противника. Все остальные действия, такие, как победа в сражении, пропаганда, блокада, дипломатия, удары по политическим и демографическим центрам, должны считаться не более чем средствами для достижения цели; и вместо того, чтобы связывать себя какими-то конкретными средствами, мы вольны анализировать сравнительную полезность всех имеющихся средств. Чтобы, в итоге, выбрать те, которые нам лучше всего подходят, которые быстрее всего подействуют, и которые будут наиболее экономичны, т.е. которые позволят нам достичь цели с наименьшим ущербом для жизни нашей страны во время и после войны. Чего стоит сокрушительный разгром противника в бою, если он нас обескровит и сведёт в могилу?

...Высокоорганизованное государство сильно ровно настолько, насколько сильным будет его самое слабое звено... Кулаки и сухожилия войны зависят друг от друга, и если деморализовать часть населения, коллапс воли приведёт к капитуляции целого...

Целью большой стратегии является обнаружение и воздействие на Ахиллесову пяту неприятельской страны; бить надо не по укреплённым пунктам, а по самому слабому месту. В первой войне, о которой сохранились предания, Парис, сын Приама, царя Трои, сразил так величайшего из греческих воинов". 

"Парис, или будущее войны" (1925)


[Дальше Лиддел-Гарт приводит пример Сципиона Африканского, который не пытался разбить Ганнибала в Италии, а вместо этого организовал экспедицию в Северную Африку, чтобы угрожать непосредственно Карфагену и этим снять угрозу с Рима.]

Итак, если "французский" подход делает упор на тактику, а "немецкий" - на оперативное искусство, то "английский" сразу начинает с большой стратегии, политики и экономики, потому что на этих уровнях всё и решается. (На уровне тактики это будут предложения вида "как сделать так, чтобы противник сам ушёл и оставил нам свою позицию".)

"Английский" подход асимметричен. Это легко обосновать. В противном случае эти предложения бессмысленны: мы можем воздействовать на волю противника в той же степени, в какой он будет воздействовать на нашу, мы сможем защищаться от него с таким же успехом, с каким он будет защищаться от нас. Но здесь ситуация асимметрична, раз именно мы выбираем, где и как нанести ему удар. Итак, первое, что мы должны сделать - это обеспечить себе неуязвимость от прямого (и, по возможности, непрямого) воздействия противника.

"Французский" и "немецкий" подходы симметричны, оба строятся на необходимости разгромить противника, который придерживается той же самой стратегии ("французской" или"немецкой"), поэтому нужно просто разгромить его раньше, чем он разгромит нас. У "французов" победа достигается за счёт концентрации превосходящих сил против ключевого пункта вражеской позиции, у "немцев" - за счёт выигрыша темпа, за счёт риска и дерзости манёвра. "Английский" подход начинается со знаменитой цитаты Сунь-Цзы: "Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике". Первым делом нужно стать непобедимым. Поэтому сторона, способная позволить себе "английский" подход, может тратить меньше сил, чем "французы", и тянуть время, в отличие от "немцев".

Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Принцип непрямых действий и косвенной борьбы - это механика стратегии. Чтобы с минимальными усилиями сдвинуть с места тяжёлый предмет, нужна точка опоры и длинный рычаг. (...)

Чем меньше будет затраченное усилие, тем лучше.

"Пример прямого действия – преодоление препятствия увеличением скорости. Разбить кирпич, разрубить Гордиев узел. Пример косвенного действия – замедление скорости и объезд препятствия, маневрирование. Японские бизнесмены, используя идею маневра, руководствуются поговоркой: «Отстаешь? Иди в обход!»... Идею косвенного или непрямого действия довольно точно выражает формула: «Побеждай, уступая»".


Естественно, тут будет геополитическая стратегия Архипелага против Острова:

Представьте себе большой круглый Остров, окружённый морем. В море находится Архипелаг из нескольких более мелких островов. Одна держава контролирует Остров, вторая - базируется на Архипелаге и владеет морем. Назовём первую "сухопутной", вторую - "морской". Сухопутная держава, по определению, располагает большими ресурсами и большим населением, потому что у неё больше суши. Но морской державе изначально проще перемещать свои силы по морю. А для ведения боевых действий необходимо перебрасывать ресурсы и людей. Таким образом, морская держава всегда сможет организовать давление на сухопутную державу в любой точке морского побережья Острова, создав там себе локальное преимущество. Сухопутная держава может на это ответить только переброской в этот район людей и ресурсов из других регионов. Но делать это ей приходится по суше, потому что море ей не принадлежит. В свою очередь, морская держава может легко поменять свой план и начать атаковать сухопутную державу где-нибудь ещё, ведь в её распоряжении всё побережье. Сухопутная держава не может так же просто перенацелить свои ресурсы - если она задействовала их в одном месте, их сложно использовать где-нибудь ещё, ведь суша обладает огромным "трением".

Таким образом, получаем, что преимущество в скорости и транспортной связности создаёт преимущество в силах. (...)

В этих условиях морская держава даже может завести собственных вассалов на прибрежных территориях Острова; сами по себе эти вассалы не способны противостоять мощи сухопутной державы, но та опасается их атаковать в страхе перед неприятностями, которые морская держава способна организовать ей в любом другом месте.


Но в той же степени тут будет партизанская война того типа, которую вёл Лоуренс Аравийский против турецкой армии. Партизаны действуют не там, где противник силён, а там, где он слаб; они заставляют противника истекать кровью и тратить ресурсы, а сами сохраняют свои силы; они уворачиваются от ударов, оставаясь неуязвимыми, невидимыми и неуловимыми.

Итак, "английский" подход работает, когда противнику трудно до нас добраться: мы сидим за морем, мы прячемся в лесу, мы приходим из пустыни и уходим туда же. Мы создаём для противника множество проблем (или становимся ещё одной проблемой в списке существующих), чтобы заставить противника распылить свои усилия и не дать ему сосредоточить все ресурсы против нас. Мы бьём его там, где он слаб и уязвим. В результате чего противник либо поменяет свою политику на удобную для нас, либо вся вражеская держава ослабеет до такой степени, что её можно будет уничтожить прямым воздействием (с нашим вмешательством или даже без него).

Игра? Commandos!
gest: (gunter)
Знаете, у меня тут ещё разговор про пять типов стратегических планов не завершён :(. Я выдохся после французского, который должен был стать вступлением к остальным.

Но как бы сказать... где наша не пропадала.

2. "Немецкий" подход, решительный разгром врага в результате наступательного манёвра; "подражая Ганнибаловым "Каннам", разгромить войско врага".

Это старая добрая немецкая идея кессельшлахта (Kesselchlactht), боя на окружение. В отличие от "французского" подхода, который строится на захвате ключевых пунктов, тут сразу постулируется, что мы воюем не с географией, а с армией противника. Неважно, как будет называться конкретная деревенька, на подступах к которой мы разобьём врага, и будет ли она находиться на нашей территории или на вражеской.

Повторю ещё раз суть "французской" идеи:

Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Боевые действия строятся вокруг захвата или удержания ключевых пунктов ("центров позиции"). Стороны располагает ресурсами. Задача - сконцентрировать необходимое количество ресурсов (или, как сказал бы Переслегин, "единиц планирования") против ключевого пункта противника. Противник обязан удерживать ключевой пункт своей позиции под угрозой поражения.


"Немецкая" поправка - целью операции являются не пункты, а линии коммуникаций (операционные линии). Любая армия - это подвешенная на нитях марионетка. Какой бы грозной она не казалась, она неспособна существовать сама по себе, без связи с тылом. Эти нити мы и должны перерезать. Если противник сосредотачивает избыточные силы для защиты того или иного ключевого пункта, нам достаточно окружить этот пункт, отрезать его, и тогда всё, что противник там собрал, попадёт к нам в котёл.   

Дитрих Генрих фон Бюлов, "Дух новейшей военной системы" (1805):

"Из всего сказанного вытекает, что духу новейшей системы войны более свойственно выдвигать целью операций неприятельские магазины и линии подвоза, соединяющие их с армией, чем самую неприятельскую армию. Причина этому заключается в том, что новейшие армии не могут продолжительное время жить теми запасами, кои они имеют при себе, и зависят от находящихся вне армий источников. (...) Магазины — это сердце, при повреждении которого разрушается коллективный человек, т.е. армия. Линии подвоза — это мускулы, перерезав которые мы парализуем весь военный организм. Так как магазины и линии подвоза могут находиться лишь сбоку или сзади, то выходит, что фланги и тыл должны являться предметом операций как в наступательной, так и в оборонительной войне. Отсюда, в свою очередь, следует, что надлежит избегать боев, по крайней мере, фронтальных боев. В наступательной войне гораздо легче принудить противника к отступательным движениям путем воздействия на средства его существования, т.е., как уже было сказано, на его фланги, чем стремиться посредством атаки силой выбить его из занимаемой позиции. Он весьма скоро найдёт другую позицию, на которой вновь будет оказывать сопротивление".


"Французский" подход начинается с тактики и дальше просто масштабируется - как нам захватить эту деревню, как нам захватить город, как нам захватить вражескую столицу.

"Немецкий" подход делает упор на оперативное искусство. Ключевыми понятиями являются "охват" (удар по флангу противника), "обход" (выход в тыл к противнику) и "прорыв" (если у противника нет очевидных флангов, их нужно создать, вклинившись в его строй и получив за счёт этого возможность действовать против его флангов и тыла). Важнейшей идеей является темп: темп позволяет перерезать операционные линии противника раньше, чем он успеет проделать то же самое с нами. Достижение стратегической цели осуществляется за счёт успеха в одной или нескольких последовательных операциях. При этом, те же принципы транслируются вниз, вплоть до тактики малых отрядов.

Опять же, фон Бюлов:

"Все стратегические правила могут быть применены и к тактике, если только понятие базиса подменить линией фронта боевого порядка, а вместо операционных линий иметь в виду направления движений и стрельбы.
Можно всегда избежать боя, если только не подпускать противника на слишком близкое расстояние.
Никогда не следует встречать атаку, оставаясь на месте, а надо самим переходить к наступлению, разве что позиция будет почти неприступной.
Нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой.
Надо только развлекать [сдерживать, отвлекать] противника на фронте, а самим набрасываться на один или оба его фланга.
Надо противника охватывать, т.е. иметь более длинный фронт, чем у него.
Когда вы находитесь на фланге противника, то вы охватываете его, хотя бы он был гораздо более многочислен".


Даже на уровне пехотного отделения с одним пулемётом, немцы всё время должны искать слабые места вражеских боевых порядков, вклиниваться в них, атаковать противника с флангов кинжальным огнём; решительно действовать, наступать, обходить. Это "Flächen-und-Lückentaktik", "тактика свободного пространства и зазоров-разрывов".

"Игра в войну" Ги Дебора выражает именно эту, "немецкую" идею - как и все игры, в которых неприятельские силы зависят от снабжения, и где можно и нужно их окружать, создавая котлы. [В том числе, например, это мои любимые Dice Wars.]

(АВ-1940.)
gest: (Default)
Я хотел бы об этом ещё порассуждать, очистив идею Месснера от привнесённой им же словесной шелухи.

И попытаться рассмотреть это, как честные подходы к планированию.

Итак, внутренняя структура. Я сразу обратил внимание на то, что французский и немецкий подход учат побеждать противника; английский и советский делают упор на то, как самому стать непобедимым. Американский занимает промежуточное положение. Иначе говоря, французский и немецкий план исходят из того, что стратегии сторон симметричны: мы захватываем ключевые пункты противника и удерживаем свои, мы осуществляем наступательный манёвр и срываем аналогичный манёвр противника. Английский и советский план рассматривают асимметричные стратегии. Американский план состоит в переходе от симметричной стратегии к асимметричной.   

Какой же из описанных планов является самым базовым, простым и очевидным?

Для меня это однозначно французский, с него всё должно начинаться.

1. "Французский" подход, перемалывание врага в ходе боёв за конкретный географический пункт ("овладение географическим залогом").

Данный подход целиком укладывается в то, что Переслегин называл "аналитической стратегией".

"При оценке позиции важнейшим фактором является соотношение сил, сведенных к стандартным единицам. Численное превосходство само по себе не означает решающего преимущества, но очень часто ведет к нему...

Следующий по важности фактор - геометрия позиции или оперативная обстановка. Как правило, геометрия может быть однозначно охарактеризована связностью позиции.

Позиция является тем более связной, чем быстрее может быть проведена переброска "стандартной единицы" между произвольными ее точками. Формально связность участка позиции может быть определена как величина, обратная к максимальному времени переброски единицы планирования в пределах участка. Разбивая позицию по-разному (включая, разумеется и тождественное разбиение, когда участок совпадает с позицией), получим функционал (отображение пространства функций разбиения на числовую ось связности). Минимум этого функционала назовем связностью позиции.

Эта формулировка выглядит абстрактной, однако, она допускает ясную интерпретацию в обыденных терминах военного искусства.

Связность, очевидно, определяется геометрией фронта и структурой коммуникаций, не пересекающих эту линию [фронта]. В войнах первой половины XX столетия сухопутные коммуникации могли быть в первом приближении сведены к железнодорожным линиям и немногим магистральным автострадам. "Единица планирования" определена и существует (а, следовательно, и перемещается) только вместе со своей системой снабжения. Таким образом, связность характеризует одновременно и связь позиции с тылом и способность войск, занимающих позицию, к оперативному маневру. Очевидно, что если связность позиции у одной стороны много больше, чем у другой, речь идет о преимуществе, возможно, решающем.

Пункты, при потере которых связность "своей" позиции снижается, обладают положительной связностью. Напротив, если при потере пункта связность позиции увеличивается, связность пункта отрицательна. Пункты, владение которыми резко меняет связность, назовем узлами позиции. Узел, в максимальной мере меняющий связность, назовем центром позиции. (Понятно, что эти определения пригодны как для позиции в целом, так и для любого ее анализируемого участка.)"


Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Боевые действия строятся вокруг захвата или удержания ключевых пунктов ("центров позиции"). Стороны располагает ресурсами. Задача - сконцентрировать необходимое количество ресурсов (или, как сказал бы Переслегин, "единиц планирования") против ключевого пункта противника. Противник обязан удерживать ключевой пункт своей позиции под угрозой поражения. Если он отдаст этот пункт нам, мы получим решающее преимущество. Если мы сумеем перемолоть его силы в боях за этот пункт, мы изменим соотношение сил в нашу пользу (и всё равно захватим этот пункт). Если мы делаем упор на позиционные оборонительные бои (удержание пунктов, которые пытается захватить противник), мы делаем это с целью изменения соотношения сил в свою пользу.

Печально известный пример "французского" подхода - немецкий (!) стратегический план битвы при Вердене.

"Для полномасштабного наступления по всей линии Западного фронта, немцам попросту не хватит сил и шеф немецкого Генерального штаба прекрасно это понимал. Поэтому нужно нанести удар всей мощью германской армии на очень небольшом участке. Это позволяло быстро сконцентрировать мощную ударную группировку и бесперебойно обеспечивать ее всем необходимым на протяжении операции. Причем место будущего наступления должно иметь для противника наиважнейшее значение. «Нужно сосредоточить силы на таком участке неприятельского фронта, утрату которого французское командование ни в коем случае не может допустить и потому будет защищать его до последнего солдата. В то время как обычно для наступления выискивается самая уязвимая точка обороны противника, на этот раз его следует предпринять в наиболее сильно укрепленном пункте, имеющем для неприятеля самое большое стратегическое или моральное значение… Таким образом, речь идет не о трудоемком прорыве, а об организации постоянной угрозы одному месту, что заставит неприятеля — который ни в коем случае не захочет его потерять! — посылать туда, невзирая ни на какие потери, все новые и новые резервы. Одним словом, это будет тактика изматывания, с помощью которой мы вынудим противника исходить и изойти кровью на наковальне, в которую не перестанет бить немецкий молот», - [был] убежден генерал Фалькенгайн. Read more... )


[Тут можно вспомнить и Сталинград, который немцы тоже собирались захватить из-за его стратегического и символического значения - русские должны были погубить в боях за Сталинград все свои оставшиеся резервы, а вместе со Сталинградом немцы получили бы Волгу и Кавказ. Не нужно быть французом, чтобы начать думать "по-французски".]

Данный подход может встречаться на любом уровне, от тактического, где бои ведутся за конкретную деревушку, до стратегического (война закончится, когда мы займём вражескую столицу). Как правило, именно это люди представляют себе, когда говорят о войне и её целях. 

Наконец, я хотел сказать, что есть целый поджанр компьютерных игр, опирающихся на этот подход. Типичный пример - Mushroom Wars, из недавнего и забавного на Стиме - Crush Your Enemies. Есть пункты, которые генерируют войска, надо захватывать вражеские пункты и перекрашивать их в свой цвет. Эта цель достигается за счёт создания локального перевеса в силах, брошенных в атаку из подконтрольных пунктов. Войска захватывают пункты, а чем больше пунктов у игрока, тем больше у него войск для атаки. Пункты - войска - пункты - войска - окончательная победа над противником.
gest: (gunter)
Давно хотел написать, что меня по-прежнему завораживает этот отрывок из Месснера:

"Известны четыре главных типа стратегических планов:

немецкий - погром: подражая Ганнибаловым "Каннам", разгромить войско врага (Мольтке это удалось в 1871 году у Седана. Браухич в 1941 г. на Востоке не добился решения и полудюжиной "Канн");

английский - изнурение врага нанесением ему уколов подальше от его клыков и когтей (в прошлом это удалось Мальборо, но Монтгомери в 1944-1945 гг. не удалось - пришлось всерьёз драться);

французский - овладение географическим залогом (Наполеон I потерял на Москве, Наполеон III заработал на Севастополе);

англо-американский - террористический: подавление духа населения враждующей страны; Аттила, устрашая, побеждал; Рузвельту устрашить немцев не удалось, но побочная "прибыль" от террористических бомбёжек по населению (разрушение путей сообщения и промышленности) обессилила войско Германии.

Надо предвидеть пятый тип стратегического плана - советский: угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил".


Во-первых, потому что тут написана полная хрень.

Хотя, по правде говоря, по крайней мере у части этих "планов" есть конкретный автор. Например, "английский вариант" - это Лиддел Гарт, в своих работах о традиционной английской стратегии, она же стратегия непрямых действий. Вишенка на торте - самым ярким проповедником идеи неограниченной воздушной войны на тот момент был Северский, который, как раз, жил и работал в США. Иначе говоря, Евгений Эдуардович Месснер пишет о людоедских взглядах Александра Николаевича Прокофьева-Северского: "Эти янки такие кровожадные, просто жуть, настоящие террористы!"

Я всё время пытаюсь подобрать к этому высказыванию Месснера какую-нибудь структуру, найти в нём внутреннюю логику. Собственно, я это начал делать ещё тогда:

Если отбросить пафосные слова про терроризм, то получаем:

1. Немецкая идея - решительный разгром врага в результате наступательного манёвра;
2. Английская идея - истощение врага действиями на его периферии, "стратегия непрямых действий";
3. Французская идея - перемалывание врага в ходе боёв за конкретный географический пункт;
4. Американская идея - захват господства в воздухе за счёт технического превосходства с последующим принуждением противника к капитуляции.


"Реальная" советская идея, как я её понимаю, находилась между французкой и немецкой: это было стремительно наступающая мясорубка ("глубокая операция").

В то же время, советский стратегический план, выдуманный Месснером - это универсальная страшилка, которую всегда можно приписать врагам. Например, американский план разгрома СССР в холодной войне - запугивание атомным конфликтом, широкая поддержка антисоветских сил в советском лагере. Опять же, это стратегия, которая привела Германию к победе над Российской империей в Первую мировую.

В общем, я хотел бы об этом ещё порассуждать, очистив идею Месснера от привнесённой им же словесной шелухи.
gest: (desant)
А больше всего меня у Месснера порадовало следующее, это из его книги про "Мятежвойну":

"Известны четыре главных типа стратегических планов: немецкий - погром: подражая Ганнибаловым "Каннам", разгромить войско врага (Мольтке это удалось в 1871 году у Седана. Браухич в 1941 г. на Востоке не добился решения и полудюжиной "Канн"); английский - изнурение врага нанесением ему уколов подальше от его клыков и когтей (в прошлом это удалось Мальборо, но Монтгомери в 1944-1945 гг. не удалось - пришлось всерьёз драться); французский - овладение географическим залогом (Наполеон I потерял на Москве, Наполеон III заработал на Севастополе); англо-американский - террористический: подавление духа населения враждующей страны; Аттила, устрашая, побеждал; Рузвельту устрашить немцев не удалось, но побочная "прибыль" от террористических бомбёжек по населению (разрушение путей сообщения и промышленности) обессилила войско Германии".

Если отбросить пафосные слова про терроризм, то получаем:
1. Немецкая идея - решительный разгром врага в результате наступательного манёвра;
2. Английская идея - истощение врага действиями на его периферии, "стратегия непрямых действий";
3. Французская идея - перемалывание врага в ходе боёв за конкретный географический пункт;
4. Американская идея - захват господства в воздухе за счёт технического превосходства с последующим принуждением противника к капитуляции.

[см. также]

В МКЦ это будут, соответственно, стратегии Востока, Севера, Юга и Запада.

А вот с парадигмами Макарова всё интереснее, потому что последовательность иная. Разве что авианосцы,третья парадигма, очевидны, и это опять же американцы - "захватить господство в воздухе, затем безнаказанно расстреливать противника с воздуха". Первая парадигма, линкоры - немцы (видимо, с японцами) - "красиво разгромить врага в бою главных сил за счёт правильного манёвра". Англичане - вторая парадигма, крейсеры. "Жалить врага там, куда он не может или куда не успевает дотянуться, разрушая его торговлю и подрывая экономику". Французам достаётся четвёртая, и в этом есть своя логика. Какие устойчивые географические пункты есть на море? Порты да острова. Значит, здесь будет упор на десантные операции и береговую артиллерию (мины, крепости, базовую авиацию и т.д.). Просто это, скажем так, умеренная версия четвёртой парадигмы, а не предельная.

А отсюда можно перебросить мостик к космоопере. Причём, мне кажется, что "ключом" опять станет текст [livejournal.com profile] vonstrang'а, на который я ссылался много-много раз. 

Допустим, речь о компьютерной игре (космоопера с развитием, стратегией и тактическими боями), где стороны отличаются разными бонусами. Кто это будет?

1. Немецко-японская идея. Форма правления - пафосная космооперная монархия с аристократией. Бонусы на орудия главного калибра и двигатели. Возможно, бонус на прокачку адмиралов. Любимый тип корабля - быстрый линкор.

2. Английская идея. Форма правления - олигархия. Потомки космических пиратов, ага. Лучшие крейсеры в игре; бонусы на стэлс и гиперджамп. На стратегическим уровне - бонусы на экономический урон. Любимый тип корабля - рейдер-невидимка.

"Другим весьма полезным классом, в литературе, увы, встречающимся крайне редко, является то, что, за неимением лучшего термина, мы условно поименуем "подводной лодкой". Именно так, в кавычках, поскольку с морскими субмаринами этот класс боевых космических кораблей роднит лишь одно - приоритет качества скрытности перед прочими техническими параметрами. Проще говоря, это корабль, способный подкрасться к врагу незамеченным и (в идеале) атаковать так, чтобы противник сам не понял, кто в него стреляет...
Наконец, в "Ватерлинии" Александра Громова упоминаются "всепространственные крейсера", которым скрытность заменяет способность выходить из гиперпространства в любой точке "нормального" космоса и, точно также, из любой точки "нормального" космоса в гиперпространство уходить. Не совсем то, о чём мы тут ведём речь, но всё-таки..."

 
3. Американская идея. Форма правления - космооперная демократия. Основная тактика - расстрел противника с предельной дистанции. Соответственно, бонусы на системы наведения, сенсоры, РЭБ, различные спецспособности, позволяющие парализовать и ослабить вражеские корабли. Лучшие истребители/ракеты в игре. На стратегическом уровне - бонусы к бомбёжке планет и использованию по планетам оружия массового поражения. Любимый тип корабля - носитель управляемого оружия.

4. Французская идея. Форма правления - парламентская анархия. Фракция для мазохистов - бонусы на малые суда и на корабли-гибриды, на которых установлено разнотипное вооружение. На стратегическом уровне специализируется на обороне планет и систем, а также на захвате планет в ходе десантных операций, борьбе с наземными группировками противника. Любимый тип корабля - универсальный крейсер по [livejournal.com profile] vonstrang'у.

"В дополнение к этим категориям боевых кораблей можно назвать ещё одну - многоцелевые или универсальные крейсера. Название говорит само за себя: это должен быть "боевой корабль вообще", военная машина, способная выполнять самый широкий спектр задач. Иными словами, универсальный крейсер должен иметь на борту как тяжёлое, так и лёгкое вооружение, подразделения десанта с набором высадочных средств и лёгкие ударные единицы в придачу.
Практика, однако, показывает, что всякое устройство, заявленное как многофункциональное, все возложенные на него задачи выполняет в равной степени отвратительно. К военной технике сие относится в первую очередь. Так что особого проку в эскадренном бою от универсальных крейсеров ждать не стоит. Зато они очень эффективны в войне против слабо вооружённого противника, не имеющего за душой ничего, кроме аналогичных по классу кораблей и/или горстки дестройеров. Проще говоря, универсальный крейсер - это корабль для колониальных войн и локальных конфликтов".

"Универсальный крейсер – это корабль для решения широкого спектра задач. Куча функций в одном флаконе. Этакая «боевая единица в себе», что твой бойцовый кот. Универсальный крейсер – основное средство несения свободы и демократии (или светлой имперской идеи) в необъятные просторы космоса. Он способен охранять конвои, сбивать корабли, высаживать десанты, etc. – словом, в одиночку вести небольшую такую войнушку...
При этом универсальный крейсер индивидуален. Он может сражаться и в составе эскадры, но это отнюдь не является condition sine qua non его боеспособности. Более того, именно в одиночку он имеет наилучшие шансы показать всё, на что способен".

...Но самый смак в том, что Месснер дальше называет ещё одну идею - советскую.

"Надо предвидеть пятый тип стратегического плана - советский: угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил".

По-моему, отличная идея для какой-нибудь фэнтезийной империи. И это, конечно же, соответствует одной из пяти стихий фэн-шуй - а именно, Земле, Центру. Срединная Империя обладает огромным войском, но держит его в крепостях, разбросанных вдоль границы. Главная функция войска - пугать соседей своими размерами ("где мы их всех хоронить будем?"), при этом активную политику Империя ведёт при помощи бесчисленных шпионов и агентов влияния...

В нашей компьютерной игре это будет фракция-NPC. (Поскольку для игровой фракции она слишком несбалансирована. Игрок ведь может тупо начать войну, опираясь на имеющиеся у него обширные силы, с хорошими шансами на победу. А компьютер должен играть крайне осторожно, в соответствии с легендой - пугать игрока немереным количеством своих юнитов и засылать к нему шпионов.)

5. Советская идея. Форма правления - социалистическая империя. Бонус на броню и защитные системы.

"...Звездолёты, основным параметром которых является живучесть. Ради усиления броневой/силовой защиты при конструировании подобных кораблей можно пожертвовать всеми остальными характеристиками... Недостаток собственной огневой мощи атакующих не имеет значения. Он компенсируется живучестью, если подобный корабль способен уничтожить линкор быстрее, чем линкор уничтожит его.
...Тяжёлые корабли прорыва (назовём их мониторами)...."

На стратегическом уровне - бонусы на шпионаж, терроризм, насильственное свержение правящего режима. Любимый тип корабля - мобильная крепость.

"Внимание на экран, господа - перед вами мобильная космическая крепость...
По своей сути мобильная космическая крепость - это универсальный крейсер, увеличенный до таких размеров, что количество, как и предписывают законы диалектики, перешло в качество, породив новый класс кораблей. При массе, на порядок и более превосходящей массу самых тяжёлых линкоров и кораблей-носителей, космическая крепость должна обладать огневой мощью дивизии линкоров (а лучше - двух) и неимоверной живучестью, нести в своём чреве маленькую армию десантников с полным набором высадочных средств и средств поддержки, служить базой для нескольких эскадрилий дестройеров и ремонтным доком для более крупных кораблей, но главное - иметь поистине безразмерные склады, вмещающие всё необходимое для ведения военной кампании силами флота. Потому что в том и заключается её основное предназначение. Космическая крепость - это ядро флотской группировки, вынужденной действовать в отрыве от стационарных баз.

Подобный подход к тыловому обеспечению имеет свои достоинства, но и свои недостатки. Космическая крепость - сверхдорогая игрушка (ну, а казна, как всегда, пуста), тогда как транспортные корабли всех мастей всегда под рукой: во время войны их можно мобилизовать в торговом флоте. Однако космическая крепость способна сама за себя постоять, для её атаки противнику потребуется собрать немаленькую эскадру - а вот транспортные корабли беззащитны перед каким-нибудь наспех вооружённым вспомогательным крейсером...
С другой стороны, однако, нельзя же класть все яйца в одну мошонку: уничтожение космической крепости противником практически наверняка разрушит полностью наш тыл".

То есть, обычный modus operandi у "американцев" - вывести флот на орбиту и бомбить планету, понижая моральный уровень населения, пока местное правительство не согласится принять их условия. "Французы" просто с боем высаживают десант и пытаются захватить основные населённые пункты. Империя сначала организует государственный переворот при помощи своих агентов, а затем быстро заключает соглашение с новой властью и посылает на помощь новоявленному союзнику одну из своих мобильных крепостей.

С сюжетной же точки зрения, мобильные крепости являются символом имперской отмороженности. На самом деле, они не очень эффективны против линкоров (иначе бы все их строили вместо линкоров). Но они представляют собой идеальный корабль для "постапокалиптической космооперы", для мира после Последней Большой Войны. Основная часть крупных кораблей так или иначе будет выбита, или выйдет из строя, а мелочь мобильной крепости не страшна. При этом, все необходимые припасы крепость возит внутри себя. Даже одна единственная выжившая мобильная крепость способна обеспечить сохранение имперской культуры и стать ядром последующего возрождения. Таким образом, программа строительства мобильных крепостей демонстрирует готовность Империи сражаться за победу в глобальной войне, даже если это будет означать гибель 80 процентов населения.

[При желании, можно заявить, что тут перечислены не пять космических держав, а пять космических флотов одной единственной державы. Флот завоевания господства - Крейсерский/Патрульный флот - Ударно-стратегический - Десантный - Флот Метрополии.]

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 01:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios