gest: (Default)
Вообще, у меня тут остались иллюстрации к посту про "советский стратегический план", которые мне некуда девать. Во-первых, это клёвая вьетнамская схема концепции глубокой наступательной операции Триандафиллова (не смог выбрать версию, они мне обе нравятся - и классическая, и современная стилизация по мотивам классической):





1) Удар по широкому фронту, поддержанный массированным огнём артиллерии на тактическую глубину вражеской обороны. Часть атак, при этом, может не иметь под собой основания и играть чисто отвлекающую роль, остальные могут потенциально обернуться успехом. 

2) Подкрепления перебрасываются на те направления, где наблюдается локальный успех. Там, где удалось преодолеть вражескую оборону, в прорыв вводятся силы, осуществляющие глубокий манёвр ("эшелон развития успеха").

3) Удары авиацией и парашютные десанты поддерживают наступление на оперативную глубину, обеспечивают срыв вражеских контратак. 

И к этому я хотел ещё добавить высказывание Переслегина, насчёт того, что в идеальной глубокой наступательной операции прорыв осуществляется силами одной лишь пехоты и артиллерии, а бронетехника используется только для осуществления глубокого манёвра. Если (как у немцев) использовать танки и для прорыва, и для развития успеха, неизбежные на стадии прорыва потери в танках негативно скажутся на глубине наступления. 

Read more... )

Пехота и артиллерия прорывают, танки (и кавалерия) входят в чистый прорыв, авиация, воздушно-десантные войска, диверсанты и "пятая колонна" обеспечивают коллапс обороны и полный разгром противника. Правда, для идеальной глубокой операции по Переслегину нужна очень сильная пехота, способная самостоятельно прорывать оборону в стиле немецких штурмовых отрядов Первой мировой. А такой пехоты в СССР не было, тут идеальное (по мысли Переслегина) сильно отставало от реального. Приходилось использовать танки для поддержки пехоты и всячески насыщать "мотострелковую роту" бронетехникой, чтобы скомпенсировать слабость советской пехоты, как таковой.

***

Вообще, как я уже говорил, белоэмигрант Месснер свои пять планов из пальца высосал. Но в контексте "советского"/"ангбандского" плана ("угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил") меня веселит, что именно у нас появилась:

1) Сюжетная схема "Трудно быть богом". Орден располагает значительным количеством отрядов тяжёлой конницы и средствами для их переброски по морю, но при этом предпочитает действовать руками агентов, которые внедряются в органы управления вражеской страны и потихоньку разваливают её изнутри.

2) Ненулевое количество конспирологических трактовок "Гамлета", где Призрак (и Горацио) - агенты Фортинбраса, работающие на развал датской державы изнутри, руками Гамлета, в интересах норвежской интервенции. Это и рассказ "Два Гамлета" Никиты Елисеева, который я как-то уже цитировал:

"Коля с воодушевлением рассказывал: "Я пытался дать такой синтез в пьесе "Фортинбрас, или за кулисами". У меня призрак был и его ... не было. Это всё Брехт и Аксёнов, Иван – виноваты. У Брехта в его режиссёрской разработке "Гамлета" – Фортинбрас был агрессором, Клавдий – королём-миротворцем, а Гамлет – истериком, рушащим здание мира с таким трудом, с такими грехами возведённое Клавдием. Иван Аксёнов целую статью написал о "Гамлете". Он полагал, что мы читаем неполный вариант пьесы. Выпали куски, связанные с Фортинбрасом, вся линия Фортинбраса оказалась потерянной. И тогда я подумал: а что если Призрак – умелая провокация Фортинбраса? Тогда понятно, почему Фортинбрас просит оказать Гамлету воинские почести. Гамлет сделал для него то, чего никакой генерал сделать не смог, – проторил дорогу к датскому престолу. Гамлет думает, что на нём нельзя играть. Я, мол, не флейта! Правильно, не – флейта. Инструмент куда более сложный. Например, орган. И на этом органе уже играют. Гамлет думает, что он мстит за отца, а на самом деле он ведёт к престолу того, кого осиротил его отец, Гамлет-старший! – ( сын крикнул: "Пока!", грохнула дверь, радио забубнило громче ) – Призрак – артист, подкупленный Фортинбрасом, потом этот же артист сыграет короля в "Мышеловке". Гамлет, провоцируя Клавдия, не понимает, что сам спровоцирован! Он не знает, что сам играет в пьесе "Мышеловка"! Он – умный, нравственный, волевой человек – оказывается орудием контрразведки!""


И, из недавнего, стихотворный "Апокриф от Горацио" Сергея Удалина в сборнике "Шекспи/еременты" (или, как я его называю, "Шексэкскременты"):

Вы спросите, при чём здесь Фортинбрас?
А кем ещё, по-вашем, мог быть
Не названный до сей поры заказчик?
Кто выгоду извлёк из той беды,
Что приключилась в славном Эльсиноре?
А чьи войска случайно возвращались
С успешной, но бессмысленной войны,
В чём признавались сами же норвежцы?
И кто ещё, в конце концов, давно
Уж зарился на датскую корону?

Нет, было бы неправдою сказать,
Что Фортинбрас со мной не расплатился...


Смешно, что каждый следующий подобный автор не понимает, насколько он банален. И всё-таки, не является ли любовь к подобному сюжету воспроизведением некого культурного паттерна? 
gest: (Default)
Пять типов стратегических планов: Французский
Пять типов стратегических планов: Немецкий
Пять типов стратегических планов: Английский
Пять типов стратегических планов: Американский
Пять типов стратегических планов: Советский

"Французы" делают ставку на контроль над ключевыми пунктами.
"Немцы" - на обход и окружение противника, перерезание линий коммуникаций.
"Англичане" - на воздействие на волю противника за счёт стратегии непрямых действий и операций на периферии.
"Американцы" - на захват господства в воздухе (в общем смысле: на создание ситуации, когда они могут расстреливать противника с безопасной дистанции, а он не может им ответить), с целью постепенного уничтожения военного потенциала противника и принуждения его к политической капитуляции.
"Ангбандский" подход - это ставка на полное сокрушение и коллапс вражеской системы в целом, за счёт сочетания внешнего давления и (самое главное) действий в тылу и изнутри. С советской точки зрения, высшая форма войны - это война классовая, целью которой является разрушение экономической системы противника, полное уничтожение политической системы противника, радикальная трансформация культуры противника.


"Французы" - тактика. Центр тяжести - это центр позиции (ключевой пункт), объект воздействия - живая сила противника.
"Немцы" - оперативное искусство. Центр тяжести - вооружённые силы противника, объект воздействия - линии снабжения (операционные линии), система коммуникаций в целом, от передачи приказов до поставок горючего. 
"Англичане" - стратегия и политика. Центр тяжести - политическая воля неприятельского руководства, объект воздействия - экономика противника. Конфликт должен обходиться врагу дороже, чем нам. Рациональный противник в этой ситуации согласится с нашими требованиями, нерациональный обанкротится и перестанет быть угрозой.
"Американцы" - наука и техника. Центр тяжести - господство на море/в воздухе/в космосе, объект воздействия - вражеская инфраструктура (понимаемая в очень широком ключе).
"Советские" - идеология, системный подход. Центр тяжести - вражеская система в целом, объект воздействия - мораль противника, его боевой дух, чувство солидарности, вера в победу.

***

По остальным системам.

При желании, можно связать это с пятью типами боевой устойчивости (но без конкретных отношений).

Огонь, ставка на массу, которую невозможно остановить - "французский" подход.
Дерево, ставка на гибкость, уклонение, скорость, манёвренность - "немецкий" подход.
Вода, ставка на малозаметность, слияние со средой и использование среды в своих целях - "английский" подход.
Металл, ставка на перехват, дистанционное воздействие, уничтожение противника до того, как он сможет представлять угрозу - "американский" подход.
Земля, ставка на броню, укрепления, неуязвимость - "советский" подход, Ангбанд.

Легенда о волшебном оружии (*), 5 мечей [livejournal.com profile] gimli_m.

Солдат - естественно, "француз". Солдаты занимаются именно тем, что ведут бои за конкретные пункты, пытаясь взять их приступом или отбиваясь от других солдат.
Берсерк - "немец", как всегда. Специализируется на прорыве вражеского строя и обращении противника в бегство, может компенсировать численное превосходство противника за счёт своего качества, но недолго. Если он не выиграл бой сразу, он уже проиграл.
Гоплит - "англичанин". Любит действовать в составе коалиций и изматывать противника (*).
Самурай - "американец". Верит в совершенную технику и абсолютное превосходство, мечтает решить судьбу боя одним безупречным ударом, который сокрушит любую защиту - разрубит доспехи, перерубит клинок.
У-ся - "советский". Совершенный воин, ведёт асимметричную борьбу, сочетает прямые и косвенные действия.

Наконец /*барабанная дробь*/ татибы! Это не связанно с политикой (разные политические силы могут выбирать самые разные методы решения проблем, стратегические планы лежат вне плоскости идеологии), и это не подход татиб к войне, это просто их личные симпатии.

Красная татиба - "французский" подход, борьба за ключевые пункты. Ленин, "Советы постороннего":

Телефон, телеграф, мосты )


Вычленить главную проблему, сосредоточить достаточные ресурсы для решения этой проблемы. Захват ключевых пунктов города означает победу восстания в городе. Захват и успешная оборона главных городов страны (например, Петрограда и Москвы) означает победу революции в масштабах страны. Победа революции в ведущей капиталистической стране означает победу мировой революции (с последним пунктом вышла заминка).

Белая татиба - "немецкий" подход, "Канны", "план Шлиффена"; чтобы схему каждой операции хотелось убрать под стекло и повесить на стену в рамке. Совершенное искусство войны требует развитых традиций воинского искусства, для этого нужна потомственная воинская и офицерская каста. Это вам не босяцкая тактика заваливания опорных пунктов противника трупами "малоценных" товарищей.

Чёрная татиба - "английский" подход, с его ставкой на экономику и экономичность, стратегия непрямых действий. Цель любого конфликта - выгодный мир.

Синяя татиба - естественно, аэрократия, "американский" подход. У демократии стволы длиннее, ракеты быстрее, а бомбардировщики толще. Вы ещё не верите в демократию? Тогда мы летим к вам.

Жёлтая татиба - "ангбандский" или "советский" подход. Фиксация на мировой гегемонии, готовность воспринимать противника, как комплексную проблему, которую нужно решать комплексно.

(Как видите, отношения  в каждом случае разные, это можно считать недостатком пятиугольных схем.)
gest: (Default)
На самом деле, все предыдущие пункты были ради последнего:

5. "Советский" подход: "угроза регулярным воинством и широкое применение иррегулярного войска, а также революционных сил".

Я уже высказывался по этому поводу:

Советский стратегический план, выдуманный Месснером - это универсальная страшилка, которую всегда можно приписать врагам. Например, американский план разгрома СССР в холодной войне - запугивание атомным конфликтом, широкая поддержка антисоветских сил в советском лагере. Опять же, это стратегия, которая привела Германию к победе над Российской империей в Первую мировую.


[Вообще, Месснер верил в теории заговора, и у него это выглядело примерно так. Представьте себе комнату. В комнате находятся следующие лица. Красномордый советский товарищ, в пиджаке поверх нелепой косоворотки, он нервно курит беломор. Желтоликий китайский товарищ, в строгом френче, он курит китайскую копию беломора - на самом деле, он мечтает о трубке опиума, но понимает, что это символ буржуазного разложения, неприемлемый для коммуниста. Загорелый и бородатый кубинский товарищ в оливково-зелёной форме и армейском кепи - естественно, он курит ароматную кубинскую сигару. Наконец, бледный персонаж в какой-то невероятной пёстрой блузе и брюках клещ, который наглым образом затягивается косяком с травкой. И вот они, все четверо, обсуждают, как им лучше всего уничтожить капитализм и западную цивилизацию.]

Но как бы то ни было - почему я всё это говорю - я вспомнил произведение, в котором описывался и демонстрировался именно такой стратегический план. А яркая и образная иллюстрация - это уже кое-что, согласно принципу мой вопрос (...) звучит так: "Можно ли посвятить этому комикс?"

В "Сильмариллионе" стратегический план Мелькора против эльфов в Первую эпоху - это "советский" подход ("ангбандский"). Ангбанд, как база операций, неприступен. Осаждать Ангбанд бесполезно, тем более, что "осада" - это когда нолдоры сторожат одну из калиток, ведущих в цитадель Врага. Одну из, подчёркиваю. Задача Мелькора - вызывать у эльфов чувство бессмысленности и безнадёжности всех их действий. В итоге - полный коллапс эльфийских держав в Белерианде, банды феанорингов бегают по региону и добивают последние очаги антимелькоровского сопротивления. Мелькор - это угроза регулярным воинством (запугивание, подавление противника своим численным и техническим превосходством), широкое применение иррегулярного войска (шпионов, предателей, агентов влияния, в том числе, используемых "втёмную", без их ведома). Внешнее давление + разрушение единства обороняющихся за счёт подкупа, пропаганды, действий двойных агентов и т.д. Даже самые прямые операции Мелькора, например, штурм Гондолина, включали в себя предварительное создание в Гондолине альтернативного центра власти в лице Маэглина, который работал на Мелькора и при этом располагал собственным силовым ресурсом, дружиной Дома Крота. Этим Мелькор отличался от Саурона, который в Третью эпоху был абсолютный "француз", с идеями вида "бросим все силы против Минас-Тирита и захватим Минас-Тирит" (а до этого, ещё во Вторую эпоху - "бросим все силы против Эрегиона и захватим Эрегион").

Итак, этот подход асимметричен, для него требуется развивать собственную "неуязвимость". Надо, чтобы противник сам боялся прямого столкновения, противника надо лишить веры в возможность победы. И пока мы вынуждаем противник реагировать на очевидную угрозу и давление извне, у него в тылу начинают действовать "иррегулярные" силы, необязательно даже связанные с нами напрямую, но являющиеся ключевым элементом нашего плана. Цель - полный коллапс вражеской системы.

[Так, с точки зрения Месснера, выглядели шестидесятые. Мировое коммунистическое движение организует вызовы для США. СССР укрепляет свою военную мощь, наращивает силы в Восточной Европе, совершенствует свой ядерный арсенал и средства доставки. США обязаны реагировать? Обязаны. Китай начинает методично перекрашивать карту Азии в красный цвет. США обязаны реагировать? Обязаны. Куба в руках у коммунистов, а Куба - это ключ к Латинской Америке, а то и к Африке (там тоже начинают появляться темнокожие кубинские "добровольцы"). США обязаны реагировать? Обязаны. При этом, открытая война с СССР невозможна, в военную победу над коммунистическим блоком никто не верит. Существующее в мире напряжение провоцирует появление всевозможных хиппи и леваков в самих США, которые начинают разлагать западное общество изнутри, делая коллапс системы неизбежным.

Поправка пост-советского конспиролога могла бы выглядеть так. СССР, как раз, использовал "английский" подход: Советский Союз действовал на периферии, в Третьем мире, потихоньку отбирая у Американской Империи кусочек за кусочком - Кубу здесь, Вьетнам там, - при этом старательно избегая прямого столкновения с американскими силами. На это США ответили "Ангбандом".

1) СССР тратил все силы на будущую войну, США внушали советскому руководству, что СССР эту войну проиграет. В шестидесятые годы военное преимущество СССР в Европе компенсировалось превосходством Америки в ядерных зарядах и средствах их доставки, и если бы советские войска перешли границу ФРГ, СССР был бы немедленно уничтожен сокрушительным ядерным ударом. К концу шестидесятых складывается ситуация гарантированного взаимного уничтожения, но это означает, что СССР по-прежнему не имеет возможности достичь победы военным путём. К середине семидесятых американцы начинают утверждать, что превосходство в обучении и техническом оснащении войск НАТО позволит им разбить советскую армию в ограниченной войне без применения ядерного оружия. Если СССР начнёт войну, советскому руководству придётся выбирать между военным поражением и уничтожением своей страны, а с ней и всей человеческой цивилизации. В восьмидесятые годы американцы вбросили тему "звёздных войн", Стратегической Оборонной Инициативы, утверждая, что могут создать непробиваемый противоракетный орбитальный щит из лазеров и противоракет, который в значительной степени обесценит советские стратегические силы, с понятными последствиями для советского проекта. Военная победа над Америкой невозможна, победа Америки в войне всё более и более вероятна.

2) На фоне чувства уныния и безнадёги в социалистическом лагере, ставка делается на поддержку антисоветских сил. Причём, лучше в странах Варшавского договора, чем в Третьем мире; лучше в советских национальных республиках, чем в странах Варшавского договора; лучше в Москве, чем советских национальных республиках. Цель - полный коллапс советской системы, превращение войны идеологической в войну межнациональную. Вот в точности как с феанорингами. Нолдоры пришли в Белерианд воевать, но с Морготом воевать не получается, он за это больно наказывает. Что делать феанорингам? Остаётся только резать других эльфов. Оружие, накопленное СССР для Третьей мировой, использовалось - и до сих пор используется - для уничтожения бывших советских граждан и их потомков, руками бывших советских граждан и их потомков.]

Ещё раз. "Французы" делают ставку на контроль над ключевыми пунктами. "Немцы" - на обход и окружение противника, перерезание линий коммуникаций. "Англичане" - на воздействие на волю противника за счёт стратегии непрямых действий и операций на периферии. "Американцы" - на захват господства в воздухе (в общем смысле: на создание ситуации, когда они могут расстреливать противника с безопасной дистанции, а он не может им ответить), с целью постепенного уничтожения военного потенциала противника и принуждения его к политической капитуляции. "Ангбандский" подход - это ставка на полное сокрушение и коллапс вражеской системы в целом, за счёт сочетания внешнего давления и (самое главное) действий в тылу и изнутри. С советской точки зрения, высшая форма войны - это война классовая, целью которой является разрушение экономической системы противника, полное уничтожение политической системы противника, радикальная трансформация культуры противника. (В духе фантазий Ефремова, "когда Эра Разделённого Мира закончится, английский станет мёртвым языком".)

Это, в свою очередь, позволяет нам в порядке интеллектуальной игры спустить "ангбандскую" идею с политико-стратегического на оперативно-тактический уровень, и преобразовать её во что-то похожее на советскую концепцию "глубокой наступательной операции". Немецкая оперативная идея прорыва - это аккуратный "укол", "удар шпагой", с целью рассечь вражеские силы, отрезать их от источников снабжения и окружить. Советская идея прорыва - это удар (или серия ударов) на сравнительно широком фронте, с целью вскрыть вражескую оборону на всю глубину, образовать как можно более широкий проход, вызвать обрушение всего вражеского фронта; "удар булавой". (Как в анекдоте: "Ну-ка, Алёша, посыпь его мелом!")

"Концептуальной основой теории глубокого наступательного боя является массированное воздействие на всю тактическую глубину оборонительных порядков противника с целью его окружения и уничтожения. Для этого используются:

  1. прорыв сплошного фронта противника на отдельных избранных направлениях, который осуществляется внезапным наступлением пехоты и танковых частей, при плотной огневой поддержке артиллерией,

  2. ввод на участке прорыва механизированных и кавалерийских частей (эшелон развития успеха) для охватывающих ударов по целям в глубине обороны,

  3. удары авиации по резервам и тылам противника в сочетании с парашютными десантами для поддержания у ударных группировок высоких темпов продвижения вперёд".

(См.)


В рамках это подхода можно переосмыслить роль парашютных десантов (СССР был пионером в создании воздушно-десантных войск и разработки теории их массового применения). Десантные войска являются не дополнительной приправой, а самой солью концепции глубокой операции. Советские военные теоретики прекрасно понимали, что сброшенные во вражеском тылу легковооружённые десантники, не имеющие нормальной бронетехники и тяжёлой артиллерии, будут с лёгкостью окружены и уничтожены противником. Но всё дело в том, что в этот самый момент вражеский фронт затрещит под напором наступающих советских частей, накатывающих на него волна за волной. Все силы будут брошены на отражение советского удара и ликвидацию возможного прорыва. В этой ситуации десантники-парашютисты (просочившиеся в тыл диверсанты, местная "пятая колонна") смогут стать катализаторами распада, центрами образования трещин во вражеской структуре, от которых во все стороны пойдут линии разлома. Итогом будет полный, сокрушительный коллапс - более глубокий и обширный, чем он был бы в случае простого таранного удара.

Именно эту схему, кстати, любила советская военная фантастика тридцатых годов. С одной стороны, несокрушимая мощь Красной Армии, которая приковывает к себе всё внимание вражеского командования, с другой - действия местных коммунистов и советских агентов-диверсантов в тылу противника, которые застают противника врасплох и приводят к полному краху его обороны (чем, в свою очередь, пользуются основные силы Красной Армии, идущие в прорыв). Регулярные силы связывают противника на фронте, иррегулярные действуют у него в тылу, коллапс тыла оборачивается коллапсом фронта, коллапс фронта позволяет регулярным силам прорваться в тыл и полностью уничтожить противника.
gest: (Default)
Есть у меня в голове один образ...

Вот представьте, что мы бы взяли одного из моих любимых белогвардейских военных теоретиков (я их всех люблю), годов эдак двадцатых. И показали бы ему советское мотострелковое отделение на БМП-1 из конца шестидесятых - начала семидесятых, то есть через 40-50 лет после его времени.

Но условие такое - всё, что он видит, он должен интерпретировать в привычных ему терминах и образах. То есть он видит будущее не в чистом виде, не глазами, а "как бы через мутное стекло", через призму своих знаний и восприятия.

БМП для него - это танк, лёгкий пехотный танк. Но с другой стороны, а что это, как не танк? Гусеницы есть, вращающаяся башня есть, противопулевое бронирование есть. Если "Рено" FT-17 танк, то и БМП-1 - танк. Танк на отделение, которое, к тому же, служит транспортом для этого отделения - это, конечно, очень жирно. (Лиддел-Гарт в 1919, что ли, году предлагал выделять один пехотный танк на взвод.)

У солдат стальные каски, в руках - ружья-пулемёты. Наш белоэмигрант знает, что это такое, для него это прямое развитие автомата Фёдорова. СВД у него тоже не вызовет проблем - самозарядная винтовка под русский винтовочный патрон, с оптическим прицелом, ничего странного. Гранатомётчик с РПГ-7? Опять же, он это истолкует через известную ему историю отечественных ружейных гранатомётов, то есть, например, как "развитие мортирки Дьяконова в сторону использования шомпольных гранат".

Ладно, скажет этот условный белоэмигрант, элитные войска вы мне показали. А как в ваше время выглядят обычные маршевые батальоны с конным обозом?

Понимаете, что я хочу сказать? Для нас советское мотострелковое отделение - это символ массовой армии, заточенной под тотальную войну и огромные потери в результате применения противником ядерного оружия. Вся техника максимально простая и надёжная, чтобы её мог произвести грузинский рабочий и использовать узбекский крестьянин.

А наш белогвардеец увидит нечто невероятно дорогое и сложное - концентрацию хайтека, даже избыточную концентрацию. Для него будет совершенно очевидно, что небольшое число особых ударных частей можно вооружить подобным образом, но ни в одной стране мира не хватит средств, чтобы поднять до этого уровня линейные части. Да и потом, это не нужно и бесполезно. Им же ещё и горючее придётся подвозить. И танк у них будет постоянно ломаться. А патронов они сколько потратят? Это ведь безумие - раздать каждому бойцу по ружью-пулемёту! И гранатомёт на отделение, вместо со снайперской винтовкой. Зачем?! Разве не общеизвестно, что в рамках отделения может использоваться оружие только одного типа, а не нескольких разных? Как они будут применять весь свой арсенал в бою? Как сержант сможет одновременно руководить действиями бойцов с разным вооружением и разными задачами на поле боя? Или тут каждый автоматчик - уже унтер, а командует ими младший офицер, и у них за плечами многолетняя специальная подготовка?
gest: (Default)
4. "Американский" подход - захват господства в воздухе за счёт технического превосходства с последующим принуждением противника к капитуляции ("разрушение путей сообщения и промышленности").

Генезис этого подхода связан с появлением эффективных дистанционных средств поражения, то есть, огнестрельного оружия (хотя, говорят, длинные английские луки были тоже ничего). Изначальная идея имела определённое сходство с французской: Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Но развивалась она в совершенно другую сторону.

Во-первых, главная задача теперь не в том, чтобы занять ключевой пункт, переколов врагов штыками, а в том, чтобы находиться на позиции, с которой можно контролировать ключевой пункт, держа его под огнём. Суть манёвра - в занятии удобной позиции для ведения огня по противнику, там, где мы сможем его расстреливать с безопасной дистанции, используя своё техническое превосходство (Overwatch). Как в фильме "По соображениям совестки" (Hacksaw Ridge): "Сама эта высота ничего не значит. Но тот, кто её займёт, сможет контролировать всю Окинаву. А Окинава - это ключ ко всей Японии".

"Территория существует для того, чтобы создавать пространство между тобой и неприятелем, потому что, не считая линии горизонта, лучшая броня - это сам воздух ("пустота"? - Г.Н.), а тебе нужно ВРЕМЯ, чтобы причинить врагу ущерб индивидуальными оружейными системами точечного поражения, потому что это и есть то, чем мы сейчас воюем. Территория (по крайней мере, с точки зрения общевойскового боя) существует не для того, чтобы за неё "держаться", как за подружку. Таким способом хорошо только гробы заполнять".


Во-вторых, в конечном счёте все свелось к поиску пункта - или пространства - абсолютной связности, то есть связанного с наибольшим числом ключевых пунктов. Кто займёт этот пункт, тот будет контролировать (держать под огнём) все остальные пункты. Очевидным образом, первым делом американцы обратили своё внимание на морскую войну, поскольку море обещало именно такую связность: тот, кто владеет морем, получает выход ко всем пунктам, находящимся рядом с морем. Остаётся только разгромить флот противника в битве линейных сил. Короче, это Мэхэн: "Суть войны состоит в борьбе за морское господство. Главное внимание должно уделяться линейному флоту — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении". 

Но у моря были свои недостатки, которых был лишён воздушный океан. До каждого пункта на Земле можно добраться по воздуху. И как только появились первые образцы воздухоплавательной техники, военная мысль неизбежно стала работать в этом направлении.

Журнал "Популярная механика", февраль 1909:



Воздухоплаватель Рой Кнабеншу (?) сбросил конфетти на Лос-Анджелес, чтобы показать, как будут бомбить города в будущей войне.



"Я думаю, я прекрасно продемонстрировал, насколько просто будет во время войны причинить несоизмеримый ущерб вражеской стране", - сказал Кнабеншу после своего полёта. "Я всегда говорил, что воздушный флот сможет закончить войну так же быстро, как ружейная пальба сможет её начать. Воздушные суда обязаны сыграть важнейшую роль в любой будущей войне, и сторона с наиболее многочисленной и наиболее эффективной воздушной техникой одержит победу".


Нужно ли после этого называть имена Дуэ, Билли Митчелла, Александра Северского, Джона Уордена?

Как говорил Северский (ведущий американский теоретик войны в воздухе во времена Месснера), воздушная стратегия естественным образом вырастает из морской стратегии. А это значит, что: cуть войны состоит в борьбе за господство в воздухе. Господство в воздухе достигается за счёт уничтожения истребительной авиации и средств ПВО противника. Уничтожение авиации противника (тотальное уничтожение, от заводов до аэродромов) является самым эффективным способом противовоздушной обороны. [Но о Северском я бы ещё хотел написать, конечно. О нём и о Уордене.]

Поэтому я сказал, что "американский" подход по Месснеру одновременно симметричен и асимметричен. Пока мы боремся за господство в воздухе и истребители дерутся с истребителями, война симметрична, потому что обе стороны стремятся к одной и той же цели, они пытаются расчистить небо для своих сил. Но когда мы захватили господство в воздухе, война становится асимметричной, потому что теперь мы решаем задачи по уничтожению противника с воздуха, а противник - задачу выживания под ударами и восстановления-укрепления своей ПВО.

...К шестидесятым годам 20 века Северский окончательно осознал, что у Воздуха нет потолка, аэрократия переходит в космократию и без швов. Тот, кто владеет космосом, владеет Землёй, потому что из космоса можно поразить любую точку планеты (астрополитика). Хочется сказать, что это осознание его добило, но он и так прожил 80 лет, всем бы нам так.
gest: (Default)
У меня было чувство, что я слил ту серию постов, но сейчас перечитал - нет, не слил, я всё-таки выразил мысль.

Мой вопрос - в том смысле, в каком вопросом является "как вы операционализируете свою гипотезу?" или "как вы можете её вывести из вашей аксиомы?" - звучит так: "Можно ли посвятить этому комикс?" Дело даже не в комиксе, как таковом: комикс можно заменить на компьютерную игру, например. (...)

Вопрос о "вложенном смысле" - это вопрос о реальности, стоящей за текстом: объёмной модели, по отношению к которой текст выступает в качестве описания и чертежа. Это, в конечном счёте, вопрос о комиксе. Видел ли Гегель то, о чём он пытался рассказать? Без этого слова будут только словами, описывающими слова. (...)

С чем имеет дело военная теория? С реальностью слов и логических построений? Или с виртуальной реальностью, в которой сталкиваются две самообучающиеся системы, состоящие из автономных элементов, для каждого из которых можно прописать своё целеполагание и алгоритм действий?


Вот пример, который я хотел тогда привести. Приходит человек на Reddit и спрашивает - немецкий блицкриг (который сами немцы не любили так называть) и советская концепция глубокой наступательной операции (раскрученная на Западе) - это одно и тоже или не одно и тоже? И если это две разные идеи, то какие они? В чём разница между шверпунктом и направлением главного удара?

И ответом на такой вопрос становится комикс:

Схема )

С ним можно не соглашаться, но суть именно в том, что тут говорить бесполезно, тут рисовать нужно.

Хотя нет, давайте я спрошу - эти картинки интуитивно понятны? Понятны, если понимать английский язык? Понятны, если знать контекст, а так непонятны, или вообще непонятны?
gest: (gunter)
3. "Английский" подход - истощение врага действиями на его периферии, "стратегия непрямых действий"; "изнурение врага нанесением ему уколов подальше от его клыков и когтей".

Англичане начинают там, где остановились немцы.

Ошибкой было бы считать, что целью войны является "разгром главных сил противника на главном театре военных действий". Сам Клаузевиц писал:

"1. При ведении войны могут быть три главные задачи:

а) победить и уничтожить вооруженные силы неприятеля;
б) овладеть материальными средствами борьбы и другими источниками существования неприятельской армии;
в) склонить на свою сторону общественное мнение".


Правда, затем он добавил:

"2. Для достижения первой задачи всегда нацеливают главную операцию против главной армии неприятеля или хотя бы против значительной ее части, ибо, лишь разбив ее, можно с успехом приступить к выполнению двух других".


Поправка идеологов манёвренной войны: лишение неприятельской армии источников существования важнее её уничтожения в результате победы в полевом сражении; армия, не имеющая материальных средств борьбы, уже нейтрализована. Словами самого Клаузевица: "Вооруженные силы противника должны быть уничтожены, т. е. приведены в состояние, в котором они уже не могут продолжать борьбу. Следует иметь ввиду, что впредь мы будем разуметь «уничтожение вооруженных сил противника» именно в этом значении".

Поправка Лиддел-Гарта: целью войны является воздействие на политическую волю противника, чтобы объект воздействия перестал проводить нежелательную политику и стал проводить желательную политику. Всё остальное - средства, а не цель. А бить противника нужно там, где он слаб, а не там, где он силён. В равной же степени важно не подставляться под его удары. Как говорил Сунь-Цзы: "Поэтому, если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду составлять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу. Нас тогда будет много, а противника мало... Поэтому предел в придании своему войску формы - это достигнуть того, чтобы формы не было".

Лиддел-Гарт писал:

"Когда, всё-таки, будет принято судьбоносное решение начать войну, что должно являться задачей страны с точки зрения здравого смысла? Восстановление, продолжение и развитие того, что мы могли бы назвать "политикой мирного времени", чтобы сбой в нормальной жизни страны длился бы как можно короче и обошёлся бы как можно дешевле.

Что этому мешает? Упорное стремление вражеской державы проводить противоположную политику, вопреки нашим собственным целям и желаниям. Чтобы достичь наших целей или решить наши задачи, мы должны эту враждебную волю заменить на согласие с нашей политикой, и чем быстрее мы этого добьёмся, чем меньшими будут наши затраты в людях и деньгах, чем больше шансов на возвращение к национальному процветанию, в самом широком смысле слова.

Целями страны, таким образом, является подавление вражеской воли к сопротивлению с наименьшим ущербом для собственного населения и экономики.

Если мы осознаём, что это и есть настоящая цель, мы должны принять тот факт, что уничтожение вооружённых сил противника является не более чем средством - при этом, необязательно необходимым или безотказным - для решения вышеупомянутой задачи. Оно точно не является, несмотря на уверения военных экспертов, единственной настоящей целью войны. Развейте туман броских фраз, которые окружают военное дело, поймите, что человеческая воля - это источник и первопричина всех конфликтов, как и всей остальной человеческой деятельности, и вам станет ясно, что наши цели на войне могут быть достигнуты только за счёт подчинения воли противника. Все остальные действия, такие, как победа в сражении, пропаганда, блокада, дипломатия, удары по политическим и демографическим центрам, должны считаться не более чем средствами для достижения цели; и вместо того, чтобы связывать себя какими-то конкретными средствами, мы вольны анализировать сравнительную полезность всех имеющихся средств. Чтобы, в итоге, выбрать те, которые нам лучше всего подходят, которые быстрее всего подействуют, и которые будут наиболее экономичны, т.е. которые позволят нам достичь цели с наименьшим ущербом для жизни нашей страны во время и после войны. Чего стоит сокрушительный разгром противника в бою, если он нас обескровит и сведёт в могилу?

...Высокоорганизованное государство сильно ровно настолько, насколько сильным будет его самое слабое звено... Кулаки и сухожилия войны зависят друг от друга, и если деморализовать часть населения, коллапс воли приведёт к капитуляции целого...

Целью большой стратегии является обнаружение и воздействие на Ахиллесову пяту неприятельской страны; бить надо не по укреплённым пунктам, а по самому слабому месту. В первой войне, о которой сохранились предания, Парис, сын Приама, царя Трои, сразил так величайшего из греческих воинов". 

"Парис, или будущее войны" (1925)


[Дальше Лиддел-Гарт приводит пример Сципиона Африканского, который не пытался разбить Ганнибала в Италии, а вместо этого организовал экспедицию в Северную Африку, чтобы угрожать непосредственно Карфагену и этим снять угрозу с Рима.]

Итак, если "французский" подход делает упор на тактику, а "немецкий" - на оперативное искусство, то "английский" сразу начинает с большой стратегии, политики и экономики, потому что на этих уровнях всё и решается. (На уровне тактики это будут предложения вида "как сделать так, чтобы противник сам ушёл и оставил нам свою позицию".)

"Английский" подход асимметричен. Это легко обосновать. В противном случае эти предложения бессмысленны: мы можем воздействовать на волю противника в той же степени, в какой он будет воздействовать на нашу, мы сможем защищаться от него с таким же успехом, с каким он будет защищаться от нас. Но здесь ситуация асимметрична, раз именно мы выбираем, где и как нанести ему удар. Итак, первое, что мы должны сделать - это обеспечить себе неуязвимость от прямого (и, по возможности, непрямого) воздействия противника.

"Французский" и "немецкий" подходы симметричны, оба строятся на необходимости разгромить противника, который придерживается той же самой стратегии ("французской" или"немецкой"), поэтому нужно просто разгромить его раньше, чем он разгромит нас. У "французов" победа достигается за счёт концентрации превосходящих сил против ключевого пункта вражеской позиции, у "немцев" - за счёт выигрыша темпа, за счёт риска и дерзости манёвра. "Английский" подход начинается со знаменитой цитаты Сунь-Цзы: "Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике". Первым делом нужно стать непобедимым. Поэтому сторона, способная позволить себе "английский" подход, может тратить меньше сил, чем "французы", и тянуть время, в отличие от "немцев".

Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Принцип непрямых действий и косвенной борьбы - это механика стратегии. Чтобы с минимальными усилиями сдвинуть с места тяжёлый предмет, нужна точка опоры и длинный рычаг. (...)

Чем меньше будет затраченное усилие, тем лучше.

"Пример прямого действия – преодоление препятствия увеличением скорости. Разбить кирпич, разрубить Гордиев узел. Пример косвенного действия – замедление скорости и объезд препятствия, маневрирование. Японские бизнесмены, используя идею маневра, руководствуются поговоркой: «Отстаешь? Иди в обход!»... Идею косвенного или непрямого действия довольно точно выражает формула: «Побеждай, уступая»".


Естественно, тут будет геополитическая стратегия Архипелага против Острова:

Представьте себе большой круглый Остров, окружённый морем. В море находится Архипелаг из нескольких более мелких островов. Одна держава контролирует Остров, вторая - базируется на Архипелаге и владеет морем. Назовём первую "сухопутной", вторую - "морской". Сухопутная держава, по определению, располагает большими ресурсами и большим населением, потому что у неё больше суши. Но морской державе изначально проще перемещать свои силы по морю. А для ведения боевых действий необходимо перебрасывать ресурсы и людей. Таким образом, морская держава всегда сможет организовать давление на сухопутную державу в любой точке морского побережья Острова, создав там себе локальное преимущество. Сухопутная держава может на это ответить только переброской в этот район людей и ресурсов из других регионов. Но делать это ей приходится по суше, потому что море ей не принадлежит. В свою очередь, морская держава может легко поменять свой план и начать атаковать сухопутную державу где-нибудь ещё, ведь в её распоряжении всё побережье. Сухопутная держава не может так же просто перенацелить свои ресурсы - если она задействовала их в одном месте, их сложно использовать где-нибудь ещё, ведь суша обладает огромным "трением".

Таким образом, получаем, что преимущество в скорости и транспортной связности создаёт преимущество в силах. (...)

В этих условиях морская держава даже может завести собственных вассалов на прибрежных территориях Острова; сами по себе эти вассалы не способны противостоять мощи сухопутной державы, но та опасается их атаковать в страхе перед неприятностями, которые морская держава способна организовать ей в любом другом месте.


Но в той же степени тут будет партизанская война того типа, которую вёл Лоуренс Аравийский против турецкой армии. Партизаны действуют не там, где противник силён, а там, где он слаб; они заставляют противника истекать кровью и тратить ресурсы, а сами сохраняют свои силы; они уворачиваются от ударов, оставаясь неуязвимыми, невидимыми и неуловимыми.

Итак, "английский" подход работает, когда противнику трудно до нас добраться: мы сидим за морем, мы прячемся в лесу, мы приходим из пустыни и уходим туда же. Мы создаём для противника множество проблем (или становимся ещё одной проблемой в списке существующих), чтобы заставить противника распылить свои усилия и не дать ему сосредоточить все ресурсы против нас. Мы бьём его там, где он слаб и уязвим. В результате чего противник либо поменяет свою политику на удобную для нас, либо вся вражеская держава ослабеет до такой степени, что её можно будет уничтожить прямым воздействием (с нашим вмешательством или даже без него).

Игра? Commandos!
gest: (gunter)
Знаете, у меня тут ещё разговор про пять типов стратегических планов не завершён :(. Я выдохся после французского, который должен был стать вступлением к остальным.

Но как бы сказать... где наша не пропадала.

2. "Немецкий" подход, решительный разгром врага в результате наступательного манёвра; "подражая Ганнибаловым "Каннам", разгромить войско врага".

Это старая добрая немецкая идея кессельшлахта (Kesselchlactht), боя на окружение. В отличие от "французского" подхода, который строится на захвате ключевых пунктов, тут сразу постулируется, что мы воюем не с географией, а с армией противника. Неважно, как будет называться конкретная деревенька, на подступах к которой мы разобьём врага, и будет ли она находиться на нашей территории или на вражеской.

Повторю ещё раз суть "французской" идеи:

Есть театр военных действий. Его пересекают линии коммуникаций. Линии коммуникаций пересекаются в ключевых пунктах. Боевые действия строятся вокруг захвата или удержания ключевых пунктов ("центров позиции"). Стороны располагает ресурсами. Задача - сконцентрировать необходимое количество ресурсов (или, как сказал бы Переслегин, "единиц планирования") против ключевого пункта противника. Противник обязан удерживать ключевой пункт своей позиции под угрозой поражения.


"Немецкая" поправка - целью операции являются не пункты, а линии коммуникаций (операционные линии). Любая армия - это подвешенная на нитях марионетка. Какой бы грозной она не казалась, она неспособна существовать сама по себе, без связи с тылом. Эти нити мы и должны перерезать. Если противник сосредотачивает избыточные силы для защиты того или иного ключевого пункта, нам достаточно окружить этот пункт, отрезать его, и тогда всё, что противник там собрал, попадёт к нам в котёл.   

Дитрих Генрих фон Бюлов, "Дух новейшей военной системы" (1805):

"Из всего сказанного вытекает, что духу новейшей системы войны более свойственно выдвигать целью операций неприятельские магазины и линии подвоза, соединяющие их с армией, чем самую неприятельскую армию. Причина этому заключается в том, что новейшие армии не могут продолжительное время жить теми запасами, кои они имеют при себе, и зависят от находящихся вне армий источников. (...) Магазины — это сердце, при повреждении которого разрушается коллективный человек, т.е. армия. Линии подвоза — это мускулы, перерезав которые мы парализуем весь военный организм. Так как магазины и линии подвоза могут находиться лишь сбоку или сзади, то выходит, что фланги и тыл должны являться предметом операций как в наступательной, так и в оборонительной войне. Отсюда, в свою очередь, следует, что надлежит избегать боев, по крайней мере, фронтальных боев. В наступательной войне гораздо легче принудить противника к отступательным движениям путем воздействия на средства его существования, т.е., как уже было сказано, на его фланги, чем стремиться посредством атаки силой выбить его из занимаемой позиции. Он весьма скоро найдёт другую позицию, на которой вновь будет оказывать сопротивление".


"Французский" подход начинается с тактики и дальше просто масштабируется - как нам захватить эту деревню, как нам захватить город, как нам захватить вражескую столицу.

"Немецкий" подход делает упор на оперативное искусство. Ключевыми понятиями являются "охват" (удар по флангу противника), "обход" (выход в тыл к противнику) и "прорыв" (если у противника нет очевидных флангов, их нужно создать, вклинившись в его строй и получив за счёт этого возможность действовать против его флангов и тыла). Важнейшей идеей является темп: темп позволяет перерезать операционные линии противника раньше, чем он успеет проделать то же самое с нами. Достижение стратегической цели осуществляется за счёт успеха в одной или нескольких последовательных операциях. При этом, те же принципы транслируются вниз, вплоть до тактики малых отрядов.

Опять же, фон Бюлов:

"Все стратегические правила могут быть применены и к тактике, если только понятие базиса подменить линией фронта боевого порядка, а вместо операционных линий иметь в виду направления движений и стрельбы.
Можно всегда избежать боя, если только не подпускать противника на слишком близкое расстояние.
Никогда не следует встречать атаку, оставаясь на месте, а надо самим переходить к наступлению, разве что позиция будет почти неприступной.
Нет позиции, которая не могла бы быть обойдённой.
Надо только развлекать [сдерживать, отвлекать] противника на фронте, а самим набрасываться на один или оба его фланга.
Надо противника охватывать, т.е. иметь более длинный фронт, чем у него.
Когда вы находитесь на фланге противника, то вы охватываете его, хотя бы он был гораздо более многочислен".


Даже на уровне пехотного отделения с одним пулемётом, немцы всё время должны искать слабые места вражеских боевых порядков, вклиниваться в них, атаковать противника с флангов кинжальным огнём; решительно действовать, наступать, обходить. Это "Flächen-und-Lückentaktik", "тактика свободного пространства и зазоров-разрывов".

"Игра в войну" Ги Дебора выражает именно эту, "немецкую" идею - как и все игры, в которых неприятельские силы зависят от снабжения, и где можно и нужно их окружать, создавая котлы. [В том числе, например, это мои любимые Dice Wars.]

(АВ-1940.)
gest: (gunter)
На самом деле, я всё хочу написать про поколения войн.

[Минимальное количество поколений войн, с которыми можно работать - три. Потом что это прошлое, настоящее, будущее; что было, что есть, и что появляется в данный момент. Или, с другого конца: военное дело нельзя отделить от общества, а общества раньше были аграрными, а стали индустриальными. А будут ещё какими-нибудь (информационными? когнитивными?).]

1. В нашей стране эту тему развивал такой смешной человек, как Слипченко. Слипченко - это вот так:

"В прошлом году я выступал на конференции в Китае, и мне рассказали, что где-то в южной провинции есть памятник, на котором изображено оружие — винтовка — и там обозначен 1117 год. То есть в Китае стрелковое оружие появилось в 1117 году. Затем порох стал распространяться повсюду, пришёл он и в Россию, и где-то в XIII веке войны полностью перешли к новому, огнестрельному оружию".


Винтовка 12 века! Небось, "трёхлинейка"! Интересно, а почему сразу не калаш? Ну и да, к 13 веку "войны полностью перешли к новому, огнестрельному оружию".

Как бы то ни было, в основе идей покойного Слипченко лежала советская схема развития военного дела.

1 поколение - холодное оружие.
2 поколение - огнестрельное оружие.
3 поколение - нарезное оружие, казнозарядная артиллерия.
4 поколение - автоматическое оружие, танки, авиация.
5 поколение - ядерное оружие, ракетное оружие, электронные системы наведения и управления; это советская концепция "революции в военном деле", о которой я уже писал
6 поколение - высокоточное оружие (это поколение выделил и отстаивал сам Слипченко).
7 поколение - оружие будущего: информационное, климатическое, сейсмическое (опять же, идея Слипчеко).

Главная проблема этой концепции... ладно, она вся состоит из проблем, но первым делом видно, что поколений слишком много.

2. На западе идею поколений войн (generations of warfare, GW) отстаивал Уильям Линд и примкнувший к нему Мартин ван Кревельд. Схема Линда выглядит примерно так:

Нулевое поколение - войны, как они велись до наступления эпохи национальных государств, до внедрения огнестрельного оружия и до появления нормальной статистики (поэтому наша информация о них по определению неточна и неполна). Когда историки 19 века (например) писали о войнах античности или даже средневековья, они всё равно пытались натянуть их на привычную им схему национальных войн, с политикой, дипломатией и генеральным штабом: страна против страны, армия против армии. Но это было не совсем корректно.

Первое поколение (1GW). "Первое поколение войн эпохи национальных государств". Война полевых манёвров. Формируется по итогам Тридцатилетней войны, переживает рассвет в ходе "кабинетных войн" 18 века. Дульнозарядное огнестрельное оружие, пехота, кавалерия, артиллерия, военный оркестр; рекрутский набор, шагистика, палочная дисциплина, яркие разноцветные мундиры. Идея армии, как совершенного часового механизма. Чёткая грань между солдатским пушечным мясом и настоящими людьми, офицерами-дворянами, которые больше ценили и лучше понимали офицеров армии противника, чем собственных солдат (в том числе, лучше понимали в буквальном смысле, из-за языкового барьера).

Второе поколение (2GW). Индустриальная война. Нарезное оружие, скорострельная артиллерия, железные дороги, телеграф; патриотизм, национализм, призывные армии, гигантские операции, распланированные штабами поминутно. Появляется под влиянием технического прогресса, с одной стороны, и как результат осмысления революционных войн наполеоновской эры, с другой. Клаузевиц - бог и пророк этого поколения. Первая мировая - его могила.

Третье поколение (3GW). Манёвренная война. Возникает в результате осмысления позиционного тупика Первой мировой. Радио, авиация, танки, самоходные орудия, БТРы. Ставка на скорость, темп, инициативу, неожиданные действия. Пик и недостижимый идеал - немцы Второй мировой. Но Израиль в свои лучшие годы тоже ничего.

Четвёртое поколение (4GW). Нелинейная ("гибридная") война. Постулирована Линдом ещё в 80ые годы. Возникает в результате кризиса Вестфальской системы и возвращения на поле боя негосударственных акторов, ведущих войну с армиями национальных государств и друг с другом. Характеризуется смешением всех уровней взаимодействия, на всех уровнях - тактическом, оперативном, стратегическом; стиранием границ между фронтом и тылом, военными и гражданским населением, войной и миром. Технологии - компьютеры, высокоточное оружие, беспилотники, лазеры; интернет, глобальные СМИ.

[Очевидным образом, за исключением последнего пункта, поколения Линда аналогичны советской модели.]

3. Да, у меня есть собственная концепция.
gest: (gunter)
В контексте сеттинга.

За основу опять возьмём текст про войну с Калифорнией, про который я уже писал.

Правила те же - страна против мятежного мегаполиса, который попытался объявить независимость. Татибы "медленного будущего" ("оранжевые" и "зелёные") автоматически ассоциируют себя с нападающими, татибы "быстрого будущего" ("фиолетовые" и "серые") - с обороняющимися.

1. "Оранжевые". Как я уже говорил, изначальный текст написан про них и для них. Основная мотивация "оранжевых" в этом сценарии - хрен с ними, с ядерными микрозарядами, ведь на территории Калифорнии находится Голливуд! Американская Империя не может позволить себе утратить политический контроль над этим важнейшим геокультурным стратегическим объектом.

Соответственно, план действий - образцово-показательная порка, как возможность продемонстрировать новейшие системы вооружения и протестировать их в боевых условиях. Пусть весь мир знает, что бывает с теми, кто пытается бросить вызов хозяевам земного шара. Потом, естественно, торжественное подписание мирного договора и банкет. Голливуд немедленно начинает снимать об этих событиях фильм(ы). (В стародавние времена придворный поэт написал бы торжественную оду о вразумлении калифорнян, художник-академист изобразил бы акт капитуляции командующего силами Калифорнии, но что есть, то есть.)

2. "Фиолетовые". Ставка на информационную войну ("дестабилизирующие операции в поддержку восстания... организованные седобородыми хакерами-анархистами"), плюс диверсии, саботаж, акции гражданского неповиновения на территории противника. С самого начала независимая Калифорния провозглашает себя убежищем для Иных, затем включается пластинка "Слушайте, братья! Они идут сюда убивать! Убивать нас! Убивать тех, кто не такой!" Сразу же идёт предварительная сборка двух мифа. Один пойдёт в ход, если Калифорнии удастся отбиться, он будет создан на основе образов из арсенала синей татибы: "Оплот свободы устоял, наёмникам и рабам не одолеть свободных". Второй - на случай более вероятного поражения, из арсенала красной: "Товарищи подхватят окровавленное знамя, выпавшее из наших рук". Реалистично оценивая шансы на победу (~10% по самой оптимистичной оценке), "фиолетовые" постараются использовать любой исход для создания сюжета, образа, легенды, которая будет воодушевлять грядущие поколения и который приведёт в "фиолетовое" движение новых людей. Это, собственно, и является их главной мотивацией. В остальном, штаб восстания будет руководствоваться идеями Переслегина: если войну не удаётся быстро выиграть, её надо быстро проиграть. Они не могут позволить себе затяжного конфликта, который приведёт к взаимному ожесточению сторон. (Если они начнут выигрывать, в ход пойдут идеи Ганди: любой конфликт всё равно заканчивается переговорами, так почему бы сразу с них не начать?) 

При этом - прицельное психологические давление на вражеских командиров с той стороны, их "деаномизация". Каждый из них должен хорошо понимать, что в случае каких либо эксцессов он будет отвечать за всё лично, ему не удастся спрятаться за полученные приказы, честь мундира и объективные обстоятельства. В Вики-манифесте написано, что каждый человек - творец своей кармы (а карма - сука). Нельзя съехать с темы в духе: "использование ударных беспилотников приходится резко ограничить после того, как они атаковали госпиталь". Госпиталь атаковали не беспилотники, а конкретный человек с именем и фамилией. Фотографии последствий - по всему миру (имя, фамилия, адрес виновных - тоже).

"Вот лежит девочка-нэко. Она просто хотела жить. Они убили её. Он убил её".

3. "Серые". На первый взгляд всё идёт по плану нападающих - после первых ударов остаются только отдельные очаги сопротивления, создаётся ощущение, что все высокотехнологичные системы вооружений были уничтожены в местах базирования в самом начале конфликта.  "Гигантские транспортники "Пеликан"... привезли топливо и боеприпасы для целых эскадрилий", самолёты выстраиваются на отбитых у повстанцев калифорнийских аэродромах, войска выгружаются, эскадрильи заправляются топливом и боеприпасами. И тут начинают рваться заранее заложенные на базах и аэродромах атомные фугасы (захваченные микронюки, превращённые в запалы для "грязных бомб"). Жертв - тысячи. Происходят взрывы на химических производствах. По всему городу "серые" боевики выходят из укрытий и начинают свою патентованную "атаку мертвецов" ("измученные, отравленные, они бежали с единственной целью — раздавить [врагов]. Отсталых не было, торопить не приходилось никого. Здесь не было отдельных героев, роты шли как один человек, одушевлённые только одной целью, одной мыслью: погибнуть, но отомстить..."). Перефразируя завершающий фильм нолановской трилогии про "Бэтмена", "вы пугаете друг друга адом, а мы родились и выросли в аду".

В итоге, перед американским командованием стоит выбор. Организация крупномасштабной спасательной операции в зоне бедствия, в условиях продолжающихся атак повстанцев, массового мародёрства и повальной радиофобии собственных войск, вплоть до неподчинения приказам и открытого мятежа ("Форд-Фиеста не машина, житель Фриско не мужчина, если хочешь быть отцом, прикрывай свой член свинцом!"). Необходимо эвакуировать из зоны химического и радиоактивного заражения почти 20 миллионов человек, которые, в значительной степени, нелояльны федеральным властям, а затем их где-то расселить и обеспечивать всем необходимым. Всё это - "на фоне тяжелейшего за последние сто лет экономического кризиса". Скорее всего, это пробьёт такую дыру в американском бюджете, от которой он уже не оправится, и вызовет массовое недовольство по всей стране.

Или можно заявить "ты этого хотел, Жорж Данден!", бросить сепаратистов на произвол судьбы, объявить поражённые территории "отдельными районами США с особым статусом" и обнести их колючей проволокой снаружи.

Войска бегут, бросая заражённую технику (к радости "серых": "вы выбрасываете, мы подбираем"). Затем "серые" начинают борьбу с мародёрством, инвентаризацию, трудовую мобилизацию местных жителей, организуют раздачу продовольствия, медикаментов, питьевой воды, антирадиационных таблеток (с внедрением идей автоматического управления). Естественно, попутно "серые" уничтожают все альтернативные центры власти, включая потенциальные, ограничивают связь с внешним миром, отключают интернет и мобильную связь. Начинается массовая идеологическая обработка населения, в первую очередь, детей: нет веры, кроме Техноцеркви, нет спасения, кроме слияния с Техносферой, нет бога, кроме Машины. Задача - предельно затруднить (в идеале, сделать невозможной) последующую реинтеграцию "отдельных районов"; создать на территории лос-анджелесской мегаагломерации очередное ядро будущей техноцивилизации; отсеять шлак и оставить чистую руду - тех, кто станет новыми идейными бойцами "серого" дела.

4. "Зелёные" -  поддерживают нападающих, но не поддерживают "оранжевый" план. Для них это чудовищная, неприемлемая трата ресурсов. Мотивация "зелёных" для вмешательства будет звучать так: независимая Калифорния почти наверняка попадёт под власть "фиолетовых" или "серых" (а ещё вероятнее, сначала "фиолетовых", а потом "серых", которые вычистят трансгуманистов-анархистов из руководства), или будет поделена между "фиолетовыми" и "серыми". Последствия прогнозируются самые негативные.

"Зелёный" вариант - пассивное поведение после истечения срока ультиматума, демонстрация сомнений и неуверенности руководства, стратегическая дезинформация с целью усыпить бдительность повстанцев и создать у них иллюзию скорой и неизбежной победы. При этом, с самого-самого начала (чуть ли не с объявления референдума) на территорию Калифорнии просачиваются специальные группы. В час "Ч" они начинают неожиданные атаки по всей территории сепаратистов. Одни нападают на военные объекты и выводят из строя технику (в идеале - с возможностью дальнейшего восстановления, "экономика должна быть экономной"). Другие ведут партизанскую борьбу в городе, вынуждая повстанцев наносить удары по жилым массивам. Группы с ПЗРК и крупнокалиберными дальнобойными снайперскими винтовками, окопавшиеся в районе аэродромов, мешают действиям калифорнийской авиации. Специальные отряды реквизируют у местных жителей автомобили и сами начинают "мотопартизанить". Естественно, постепенно в город начинают входить серьёзные силы - пехота, танки, артиллерия, ударные вертолёты. Всё это напоминает низкобюджетную версию "оранжевого" плана - например, за мобильными пусковыми установками охотятся не "барражирующие боеприпасы на топливных элементах", доставленные через стратосферу манёвренными гиперзвуковыми баллистическими планерами, а разведчики на электробайках с примитивными радиоуправляемыми дронами на батарейках. Артиллерийскую поддержку осуществляют не электромагнитные орудия, бьющие кинетическими боеприпасами "через космос", а обычная тяжёлая артиллерия, кидающая "чемоданы" с взрывчаткой. Дальше происходит методичная зачистка мегаагломерации, квартал за кварталом. Общая стилистика - "Иван Жилин и товарищи подавляют фашистский путч":

"…Пек подбил бронетранспортер из «гремучки». Бронетранспортер завертелся на одной гусенице, прыгая на кучах битого кирпича, и наружу сейчас же выскочили двое фашистов в распахнутых камуфляжных рубашках, швырнули в нас по гранате и помчались в тень. Они действовали умело и проворно... Роберт в упор срезал их пулеметной очередью. (...) В конце улицы ярко пылал пятиэтажный дом, густо пахло гарью и горячим металлом, мы жадно глотали теплое пиво, мы были мокрые, было очень жарко, а мертвые офицеры лежали на битом и перебитом кирпиче, одинаково раскинув ноги в коротких черных штанах, камуфляжные рубахи сбились к затылку, и кожа на их спинах все еще лоснилась от пота. «Это офицеры, — сказал Учитель, — слава богу. Я больше не могу видеть мертвых мальчиков. Проклятая политика, люди забывают бога из-за нее». — «Какого такого бога? — спросил Айова Смит из кузова. — В первый раз слышу». — «Не надо шутить с этим, Смит, — сказал Учитель. — Все это скоро кончится, и впредь никогда и никому не будет больше позволено отравлять души людей суетностью». — «А как они будут размножаться?» — спросил Айова Смит. Он снова нагнулся за пивом, и мы увидели горелые дыры у него на ягодицах. «Я говорю о политике, — сказал Учитель кротко. — Фашисты должны быть уничтожены, это звери, но этого мало. Есть еще много политических партий, и всем им со всей их пропагандой не место в нашей стране. — Учитель был из этого города и жил в двух кварталах от нашего поста. — Социал-анархисты, технократы, коммунисты, конечно…»".

("Хищные вещи века".)


Естественно, подобная стратегия является более рискованной и затратной с точки зрения человеческих потерь, но зато она более "дешёвая" (с точки зрения "зелёных"), и потому приемлемая. К тому же, все они считают, что такие битвы надо выигрывать на улицах, или никак. Люди должны видеть солдат "зелёных", люди должны начать им доверять, люди должны разглядеть в них воинов Порядка, которые истребляют агентов хаоса.
gest: (Default)


Type 27 Tank Destroyer, от Mike Doscher.

"Everything old is new again.

Faced with the threat-rich electronic warfare environment of Southeast Asia in the 2060's, defense budgets (both state and nonstate) faced of spiral of threat and expenditure from which there seemed no good escape. Intelligent mines, satellite assisted armored infantry, and a proliferation of automated weapon systems threatened to make what had been a border incident overflow into a wider settling of grudges between neighbors. The use of nonhuman systems threatened to remove accountability from the actors and invite further destabilization.

With this in mind, WESTSOC and some of the PMCs with larger research budgets came up with an elegant solution: The return of ballistic, direct-fire artillery to counter ground forces. Gun laying would be optical, with unaugmented crews and minimal electronic equipment. This would make them largely immune to the jamming and hacking by specialized systems that made the modern battlefield so uncertain. For border interdiction, the future lay in the past.

Based on a Chinese airmobile SPG, the Type 27 utilized a 128mm gun that could also fire a squeeze-bore sub caliber round when fitted with an adapter. While inaccurate, and even dangerous, to fire on the move, it proved an effective deterrent against light armor and armored infantry elements in multiple engagements. The example seen here is also fitted with a laser based CIWS for use against light drones and guided counter battery artillery."

"ПТ САУ / истребитель танков "Тип 27"

Бирма, 2066 год

Всё новое - это хорошо забытое старое.

Столкнувшись с условиями радиоэлектронной борьбы в Юго-Восточной Азии 2060х годов, порождавшей насыщенное угрозами поле боя, оборонные бюджеты (государственные и негосударственные) столкнулись с перспективой неуправляемой спирали затрат и угроз, выход из которой не прослеживался. Умные мины, бронепехота с орбитальной поддержкой, распространение автономных боевых систем угрожали превратить эскалацию пограничного инцидента в широкомасштабное сведение счётов между соседями. Использование роботизированных систем грозило отказом от ответственности за их действия со стороны участников конфликта, и могло привести к дальнейшей дестабилизации.

С учётом вышесказанного, WESTSOC и отдельные ЧВК, которые могли позволить себе выделить серьёзные бюджеты на разработку новых систем, пришли к элегантному решению. Возвращение артиллерийских систем для стрельбы прямой наводкой как способ борьбы с наземными силами. Наведение - оптическое, экипаж без аугментаций, электронное оборудование минимальное. Это сделает их малоуязвимыми для постановщиков помех и специализированных хакерских систем, сделавших современный бой столь непредсказуемым. Для борьбы с нарушителями границ прошлое стало новым будущим.

Созданный на базе китайской аэротранспортабельной САУ, "Тип 27" использует 128-мм орудие, которое с помощью специальной насадки-адаптера можно превратить в артиллерийскую систему с коническим каналом ствола для стрельбы подкалиберными снарядами. Несмотря на отсутствие возможности вести прицельный огонь на ходу (и потенциальную опасность стрельбы на ходу для самого экипажа), самоходка неоднократно показала себя эффективным оружием борьбы с лёгкой бронетехникой и отрядами бронепехоты. Изображённый на иллюстрации образец также оборудован лазерной оборонительной установкой ближнего действия для уничтожения лёгких беспилотников и перехвата управляемых артиллерийских снарядов в ходе контрбатарейной борьбы".

(Снаряды - осколочно-фугасный (?), бронебойный-подкалиберный, подкалиберный для стрельбы с конической насадкой, противотанковая ракета - Г.Н.)


Т.е., это не танк, это такое самоходное снайперское гнездо с дальностью прицельной стрельбы до 3 км. И да, там нет крыши, чтобы сохранить возможность вертикальной наводки при стрельбе с обратного склона (с отрицательными углами наклона ствола).

У автора есть ещё одна иллюстрация к принципу "всё новое - это хорошо забытое старое" - "сверхтяжёлое артиллерийское орудие на базе гусеничного горно-добывающего комплекса", с пояснением, что "артиллерийская установка не нуждается в сравнительной долгой фазе разгона, свойственной ракетным тактическим комплексам, а потому снаряд сложнее засечь и перехватить системой спутниковой противоракетной обороны". Но для меня это уже "серая" тема и "серая" эстетика.
gest: (Default)
Мне давно хочется прорекламировать журнал [livejournal.com profile] stanislav_udin'а (можно ещё почитать его статьи).

Это крутой журнал, и что самое смешное, у нас есть что-то общее: мы оба боимся сдавать кровь из вены, оба интересуемся военной теорией и историей военной теории, оба учились на истфаке МГУ. (Вполне возможно, что мы даже сталкивались где-нибудь в коридорах гуманитарного корпуса или в залах Фундаменталки.) Просто он настоящий историк, тот человек, на которого и рассчитана вся эта система; судя по записям, он был тем самым идеальным студентом, о котором мечтают преподаватели. Я же был невероятно паршивым студентом-историком, и неудивительно, что профессионального историка из меня не вышло. Я не хотел быть настоящим историком. В этом плане (разница между историком и не историком), он интересуется военной теорией, как ключом к пониманию военной истории и военных биографий соответствующей эпохи; я интересуюсь военной теорией, как одной из сфер человеческой деятельности, связанной, к примеру, с научной фантастикой.

В принципе, я хотел сослаться на его посты про Драгомирова (но у него там много и всякой иной годноты). Станислав писал дипломную работу про Драгомирова, а отсюда неизбежная симпатия к своему герою. Для меня лично Драгомиров, в его зрелой и поздней стадии дедушки-маразматика, является ёмким символом всего, что было плохо в нашей армии, и всего, что может быть плохо в нашей армии.

Теперь будут цитаты. Суть (позволю себе наглость выделить пункты графически, чтобы было образнее):

"Все серьезные военные деятели в России делились на две категории. Это как западники и славянофилы в общественном движении. Тут настолько ясная параллель, что даже понятно, кто как бы "западник" и кто как бы "славянофил". Так вот, две категории: "технологи" и "маги".

Разделила военное сообщество мысль, что Россия отстает от Запада в военном отношении, мысль которая ярко выразилась в годы после Крымской войны.

  • "Технологи" говорили, что надо перенимать технологии, строить железные дороги, строить крепости, совершенствовать артиллерию и стрелковое оружие. Кузнец Левша - типический "технолог". "Англичане ружья кирпичем не чистят!". 


  • "Маги", напротив, верили в магию. В магию русского солдата, который и форсированный марш пройдет, и недоест, и недопьет, а в рукопашной ему бесспорно нет равных. Воюют люди, а не технологии, справедливо, в общем-то, замечали "маги".



Драгомиров - "маг" par excellence. А вот его современники, Милютин и Обручев, скорее "технологи". Леер - тоже "технолог". Николай Николаевич (младший) - "маг", а Алексеев - "технолог". Таких пар можно назвать много. Фрунзе и Троцкий. Буденный и Тухачевский. Соколовский и Гареев".


[livejournal.com profile] stanislav_udin цитирует работу G.V. Malanchuk:

"Откровенно высказывающий свои взгляды, Драгомиров не был человеком, которого военные круги воспринимали равнодушно. В 1860-е и 1870-е офицеры-реформаторы приветствовали этого тактика как сторонника прогрессивной мысли. С другой стороны, защищающие огневую мощь высмеивали его за его частые ссылки на Суворова, чьи максимы они считали устаревшими. Когда оружие совершило прогресс (сначала усовершенствование казнозарядных ружей и артиллерии, потом развитие магазинных винтовок и пулеметов), аргументы этих вторых перевесили, и драгомировское одобрение пословицы "пуля - дура, штык - молодец" стало выглядеть реакционным...

История, по мнению Драгомирова, была не просто панорамой достойных деяний, но пробирка, с помощью которой исследователь познает человеческое поведение. Из этой оценки вытекает упорное отстаивание тактика "духа штыка". Отмечая, что броски дротиков у легионов Цезаря, также как и мушкетные залпы наполеоновской Grand Armee, были только прелюдией к схватке холодным оружием, Драгомиров заключал, что рукопашная схватка всегда будет кульминацией битвы. Вспоминая о том, что пальба армий XVIII века обычно была впечатляющим, но пустым расходом пороха и свинца, он был скептично настроен о будущем, которое "огнепоклонники" предсказывали скорострельному оружию. Вкратце, он ошибочно спроецировал принципы, выведенные из опыта прошлого, на будущее стремительных технологических изменений".


...Цитирует французскую книгу 1893 года:

"Если Гурко — Мюрат русской армии, то Драгомиров — ее маршал Ней. Если Гурко — первый кавалерийский генерал Империи, то Драгомиров — это воплощенная пехота. Достойнейший тактик, оригинальнейший военный писатель, Драгомиров, как и Гурко, стойкий противник не только Германии, но и немецкой военной системы. Как и Гурко, он, прежде всего, человек атаки. Огонь пехоты, по его мнению, всего лишь прелюдия к действию. Истинный центр сражения — это атака на позиции неприятеля, атака белым оружием. Немецкий Генеральный штаб поставил всё на механику и вложил всю душу в огонь, в залп. Драгомиров, напротив, апеллирует, прежде всего, к моральной энергии, к отважному порыву, к персональному мужеству.

Кто прав? Кто виноват? Этот вопрос, насколько я знаю, разделил в настоящий момент во Франции лучшие души среди наших военных вождей. Я не рискну, будучи профаном, рубить с плеча. Последующие события подскажут решение".


Цитирует "Из печального опыта Русско-японской войны" Мартынова (1906) - и это, в принципе, то, что я сам думаю про Драгомирова и его идейное влияние:

Расстоновка точек над Драгомировым )


Цитирует книгу Гудрун Перссон:

"Почему Драгомиров и другие так не хотели снизить акцент на штык в пользу огня? Это не потому, что, как иногда считается, что русские тактики не были в курсе возросшей важности огня на поле боя или недооценивали ее. Одной из причин было убеждение, что уменьшение акцента на штыке негативно повлияет на волю солдат сражаться. Потенциально это может привести к тому, что солдат будет более обеспокоенным своей безопасностью, чем сконцентрированным на задаче, которая заключается в том, чтобы двигаться вперед, несмотря на град пуль. Другими словами, огневая мощь виделась как нечто потенциально способное парализовать солдат".


Подводит своего рода итог:

"Почему Драгомиров остался невосприимчив к критике "огнепоклонников"?

Драгомиров создал очень стройную, логичную, ясную и красивую теорию. Именно такие теории обычно становятся догмами, потому что они имеют тенденцию игнорировать свидетельства, противоречащие ей. Догматичности способствовала личность Драгомирова и его жизненный путь. Драгомиров обладал обаянием, имел очень бойкое перо и журналистскую жилку. Такой человек с такой теорией выглядел часто выигрышней своих противников, которые критиковали его, основываясь обычно на своих отрывочных наблюдениях, на неясных представлениях о военном деле, технологии и прогрессе. Но это не отменяло того, что оторванная от реальности доктрина противостояла фактам. Драгомиров был в большей мере теоретиком, чем это кажется на первый взгляд. Например, он не видел ни одной важнейшей битвы своей эпохи: Севастополь он пропустил, к Мадженте, Сольферино и Кениггрецу он не успел, Сен-Прива было не с ним, на Шипке он был ранен в первый же день, Плевна, опять же, прошла без его участия. Его практический опыт сводится к минимуму, хотя и блестящему - к переправе через Дунай. Ясно, что теоретики и кабинетные генералы склонны к доктринерству больше, чем практики".


[livejournal.com profile] stanislav_udin, правда, писал и о том, что многие профессиональные военные тогда не доверяли пулемётам (+ статья Юдина про пулемёты). Но как сказал бы Фуллер, это потому, что многие военные были ИДИОТЫ.

Воистину, вирус драгомировства поразил не один головой мозг со следом от фуражки, как в советское время, так и в наши дни.
gest: (Default)
"Западный берег Америки, богатейшая житница, земной рай гишпанской Калифорнии -  вот наш главный компаньон, вот наш первый союзник!"
(Рок-опера "Юнона и Авось" (с))

"Кстати, если я чего-то в чём-то понимаю, то рэптор делает 35-й не глядя"
([livejournal.com profile] ogasawara (с))

Выложил текст, надеюсь, он вас порадует.

Мои первые мысли:

А вот если бы они это варгеймили...! А вот если бы за Калифорнию играл Слава Макаров времён ИГШ...! Всё могло бы пойти иначе!

("Наполеон Калифорнийский", по аналогу с "Наполеоном Ноттингхильским" Честертона: "Либо Калифорния перестаёт быть частью США политически, либо мы взрываем ядерные заряды, и она перестаёт быть частью континентальных США физически".)

Вообще, я болел за Калифорнию - а кто бы не болел за Калифорнию? Я уверен, что заметная часть читателей журнала Popular Science болела за Калифорнию - уж жители Калифорнии точно были на стороне родного штата, а не федеральных сил. В любом случае, я бы не назвал произошедшее победой США: 10 лет экономической депрессии, независимость Калифорнии поддерживает 72 процента проголосовавших, американцы с энтузиазмом убивают американцев за право не считаться американцами, орбита засорена космическим мусором, затраты на подобную войну астрономические. 

И ещё, мысль, которая меня всегда посещает - как это можно геймифицировать?
gest: (gunter)
Нашёл статью в журнале Popular Science за ноябрь 2003 и решил, что я обязан её для вас перевести. Я люблю такое.

Билл Суитмен (Bill Sweetman)

Война в воздухе: Калифорния, 2043 год н.э.

Что случится, если американские военно-воздушные силы следующего поколения нападут на отколовшийся город-государство, в распоряжении которого окажутся собственные продвинутые технологии?

Как показала иракская и афганская кампании, воздушная мощь США позволяет быстро и "хирургически" точно прорывать вражескую оборону, даже в ходе боёв в черте города - по-крайней мере, если противник слабовооружён. Основным направлением развития воздушной военной техники в ближайшие десятилетия станет разработка фантастически быстрых средств доставки, единой сети обмена информацией и наблюдения, систем вооружения, основанных на совершенно новых принципах. На вкладке представлен умозрительный сценарий, демонстрирующий, как перспективные военно-воздушные силы - использующие технологии, которые либо уже существуют, либо разрабатываются в данный момент - могут быть задействованы в будущем конфликте. Противник? Мы сами.

стр. 1 )

Захват Калифорнии: раз, два, три

4 июля 2043 года

После десяти лет манипуляций с федеральными налогами на фоне тяжелейшего за последние сто лет экономического кризиса, обитатели западных штатов взбесились. Типичная калифорнийская законодательная инициатива, прозванная "Законопроект "Сердитый Медведь"", набирает обороты: на референдум будет вынесен вопрос об отделении. Аналитики FoxCNNPBSMSNBC по виэну (VN, "виртуальная сеть", беспроводной голографический потомок телевидения) изображают референдум очередным бессмысленным протестом Западного побережья - до тех пор, пока сторонники отделения не набирают 72 процента голосов, в основном за счёт лос-анджелесской мега-агломерации, и всё становится очень серьёзно. Расположенные в Лос-Анджелесе части Национальной гвардии берут под свой контроль важнейшие промышленные объекты и военные базы, пользуясь поддержкой небольшого числа местных военнослужащих США, лояльных сепаратистам. На военных базах имеются высокотехнологичные средства ведения войны, включая новейшее лучевое оружие, гиперзвуковые крылатые ракеты с прямоточными двигателями, стэлс-истребители с адаптивным оптическим камуфляжем, разведывательные и ударные БПЛА. Повстанцы "СоКала" (SoCal, Социалистическая Калифорния? Возможно, игра слов по созвучию с "so-called", "так называемые" "Южная Калифорния" - Г.Н.) заявляют, что не станут использовать оружие первыми, но оставляют за собой право на ответный огонь. Президент США требует, что бы все участники мятежа добровольно сдались в течении 12 часов. Когда срок ультиматума истёк, а капитуляция не последовала, верховный главнокомандующий приказывает вооружённым силам США с минимальными жертвами восстановить порядок в мега-агломерации, районе плотной застройки, где проживают более 17 миллионов человек. Хотя никто не верит, что "СоКал" пустит в ход ядерные минизаряды или иное ОКП (оружие концентрированного поражения), президент намерен как можно быстрее уничтожить находящиеся на территории Калифорнии системы вооружения. Одновременно, начинаются дестабилизирующие операции в поддержку восстания (вирусные аватары, спам виртуальными сообщениями на нейронные импланты), организованные седобородыми хакерами-анархистами, проживающими в районе залива Сан-Франциско.

стр. 2 )

1. [Время "Ч" + 30 минут]

Первыми прибывают единые маневрирующие боевые блоки (Common Aero-Vehicle, CAV) - система доставки быстрого реагирования. ЕМББы летят со скоростью 10 Махов и могут иметь на борту различные системы вооружения. Часть блоков содержит управляемые противобункерные снаряды, нацеленные на военные склады. Другие ЕМББы начинают торможение, сбрасывая скорость до дозвуковой, и выпускают над хребтом Сан-Бернардино и пустыней Мохаве барражирующие боеприпасы на топливных элементах, с задачей обнаружить и атаковать мобильные ракетные установки. Часть боеприпасов нацелена на станции связи, расположенные на гребнях лос-анджелесских гор.

стр. 3 )

2. [Время "Ч" + 2 часа]

Используя украденные у федералов коды запуска, "СоКал" использует многоразовые носители микроспутников, чтобы доставить на орбиту свои микроспутники, нацеленные на разведывательные и коммуникационные спутники США. В течении следующих нескольких часов США восстанавливает свою спутниковую группировку, используя собственные ракеты-носители.

3. [Время "Ч" + 6 часов]

Первые гиперзвуковые глобально-стратегические бомбардировщики появляются над Лос-Анджелесом и Сан-Диего, а также над базой морской пехоты "Кэмп-Пендлтон" и военно-воздушной базой Ванденберг, нанося удар ракетами со спутниковым наведением. Целями являются хорошо защищённые объекты, типа комплексов ПВО и командных центров; ракеты атакуют их при помощи высокоточных управляемых 900-килограммовых боеголовок, с задачей вывести из строя вражескую оборону до подхода остальной авиации. 

4. [Время "Ч" + 12 часов]

(A) Дальние беспилотные боевые летательные аппараты (Unmanned Combat Air Vehicles, UCAV), вооружённые противоракетными лазерами, начинают воздушную операцию. На протяжении следующих 24 часов, оставаясь невидимками за счёт технологии "стэлс", они ведут наблюдение и сбивают ракеты "СоКала", выпущенные по атакующим истребителям.

(B) США вводит в бой самую редкую и ценную воздушную боевую единицу - ядерные высотные беспилотники (БПЛА), имеющие на борту сверхмощный радар, лазеры и системы связи. Эти беспилотники будут вести постоянное патрулирование, используя свои мощные передатчики для вброса дезинформации в информационные сети "СоКала".

Отдельные граждане Калифорнии садятся в машины и пробуют вырваться из города, но точечность атак, в сочетании с незаметно пущенной по виэну пропагандой, убедит многих остаться дома. Подобно жителям американской столицы в начале Гражданской войны, устраивающим пикники, чтобы понаблюдать за первым сражением при Манассасе, часть калифорнийцев наблюдает за ходом бомбардировок с пляжа. 

Первые самолёты-ракетоносцы выходят на обозначенные рубежи и начинают барражировать на безопасном удалении от воздушного пространства Калифорнии. Теперь выявленные дронами движущиеся цели могут быть в течении десяти минут уничтожены гиперзвуковыми крылатыми ракетами. Малозаметные дозвуковые крылатые ракеты, которые в полёте постоянно получают свежие данные целеуказания, способны поразить неподвижную цель с точностью до сантиметров.

стр. 4 )

5. [Время "Ч" + 18 час]

(A) Руководство действиями ВВС США теперь осуществляется непосредственно с мультисенсорных самолётов управления и контроля E-10A, а не из штаба в Вашингтоне. Безопасность самолётов управления обеспечивают вооружённые лазерами истребители F/A-22 "Рэптор". К этому моменту войска США имеют более ясное представление о том, что творится в воздушном пространстве Калифорнии, чем сами командиры "СоКала".

(B) Скоростные авианосцы-катамараны в сопровождении многоцелевых ядерных подлодок входят в прибрежные воды, поднимая в воздух истребители F-35 и запуская ударные беспилотники. Крейсера ведут огонь из электрических орудий лишёнными взрывчатки кинетическими снарядами, которые временно покидают атмосферу на верхнем отрезке траектории, а затем пикируют на цель с гиперзвуковой скоростью. Тактические эскадрильи на F/A-22 пополняют запасы горючего при помощи самолётов-заправщиков.   

(C) Первые в истории воздушные бои стэлс-истребителей пятого поколения происходят между "СоКаловскими" F/A-22 и федеральными F-35. Схватку стэлс-истребителей можно уподобить двум людям, которые выслеживают друг друга тёмной ночью, вооружившись пистолетом (ракетой) и фонариком (радаром наведения). Первый, кто включит фонарик, скорее всего первым же об этом и пожалеет. Манёвренный воздушный бой один на один исключён. Один из истребителей остаётся позади, вне досягаемости ракет, и использует свой радар, чтобы передавать координаты целей другим самолётам в группе.     

(D) Война на земле начинается, когда в воздушное пространство Калифорнии входят транспортные самолёты. ЕМББы сбрасывают наводимые со спутников контейнеры с припасами, которые спускаются на парашютах рядом с силами специального назначения, осуществляющими точечные высадки в заданных пунктах. Налёты боевиков-мотопартизан, сочувствующих делу "СоКала", приводит к значительным потерям. Идентификация враждебного автотранспорта затруднена, но на помощь приходят миниатюрные БПЛА размером с ладонь, которые "метят" выявленные машины незаметными маячками-передатчиками.

6. [Время "Ч" + 24 часа]

Господство в воздухе по большей части завоёвано. Силы "СоКала" утрачивают способность к организованным действиям, остаются лишь отдельные очаги сопротивления. Гигантские транспортники "Пеликан" с грузоподъёмностью в 2700 тонн привезли топливо и боеприпасы для целых эскадрилий.  (Судя по источникам, в журнале была ошибка, 2700 тонн - это полный вес самолёта, а не полезная нагрузка - Г.Н.) Разведывательные спутники "СоКала" заглушены или уничтожены американскими микроспутниками.

Самолёты США, действующие над Калифорнией, подключены к собственному воздушному интернету. Высотные БПЛА при помощи лазеров поддерживают связь со спутниками и иными высотными аппаратами, а затем обмениваются информацией с остальными боевыми платформами посредством радиосвязи. Малые БПЛА проверяют и передают дальше координаты целей; дронов время от времени сбивают, но это только служит подтверждением враждебности выявленных ими целей.

Большая часть потерь среди мирного населения происходит, когда гражданские случайно оказываются на линии огня в ходе перестрелок между войсками США и местными ополченцами. Отдельные дома и здания уничтожены "умными" бомбами, которые отупели под воздействием постановщиков помех. Использование ударных беспилотников приходится резко ограничить после того, как они атаковали госпиталь. Самые эффективные ударные беспилотники принадлежат ВМС США: флотские операторы управляют ими с задних сидений старых двухместных "Супер Хорнетов" F/A-18F, сохраняя визуальный контакт и поддерживая узконаправленный канал связи, который не так-то просто заглушить. 

7. [Время "Ч" + 48 часов]

На театр боевых действий прибывают сухопутные силы, в том числе при помощи лёгких многоцелевых воздушных грузовиков (Light Aerial Multipurpose Vehicles (LAMVs)), (A) транспортников укороченного взлёта и посадки, которые перебрасывают войска на всю глубину театра и обеспечивают их снабжение. Лёгкие бронированные машины, детища программы Future Combat Systems (B), позволяют пехоте противостоять танкам "СоКала". Микро- и мини-БПЛА(C) сопровождают даже небольшие отряды, перемещаясь в городской застройке и выявляя врагов за домами. Способные долго оставаться в воздухе без дозаправки вертолёты-беспилотники "СоКала", A160 Hummingbird (D), следят за местностью и предупреждают о приближении сил противника, но это не идёт ни в какое сравнение с глубиной и гибкостью, которую обеспечивают военные технологии США. В дальнейшем, микро-БПЛА (E), снабжённые разнообразными датчиками и способные залетать в здания, находят и выкуривают последних укрывшихся повстанцев.

8. [Время "Ч" + 72 часа]

Основные аэродромы, такие как Палмдэйл и Эль-Торо (A, B), находятся в руках федеральных войск и используются для посадки "Пеликанов". К этому моменту наземные части могут позволить себе "онлайн-шоппинг", заказывая снаряжение и боеприпасы, которые доставляются на позиции ближайшим летающим грузовиком. Остатки повстанческих сил нейтрализованы.

9. [Время "Ч" + 96 часов]

Президентский самолёт - модернизированный по технологии "стэлс" Боинг-7E7 "Дримлайнер", покрытый электролюминесцентными панелями, способными подстраиваться под цвет неба или поверхности земли - доставляет главу исполнительной власти в международный аэропорт Лос-Анджелеса для принятия капитуляции местного командующего силами "СоКала". Союз восстановлен. Как позже выяснилось, контракты на экранизацию событий были подписаны спустя считанные часы.   

стр. 5 )

Вкладка в целом )
gest: (gunter)
(...)

Дополнение Zero Hour. [Сразу хочу сказать, что я играл в эту игру несколько раз, но так как я играл ради сюжета, я ни разу не решился поиграть с генералами. Мне просто нравится читать их список.]

Эта игра "развернула доску" и полностью поменяла контекст предыдущих событий. Причина очевидна. Структура кампаний в первой и второй игре одинакова. В первой кампании одна из великих держав громит террористов и объявляет себя победителем ГЛА. Во-второй кампании ГЛА воскресает из пепла и наносит неожиданный ответный удар. В третьей кампании определяется настоящий победитель, по принципу "хорошо смеётся тот, кто смеётся последним". В Zero Hour последний ход делают китайцы.

Да, и ещё одно замечание. Теперь игрока знакомят с сюжетом посредством новостных выпусков, у каждой стороны конфликта есть своя новостная телекомпания (наличие у GLA собственного "террористического" телевидения можно считать реакцией разработчиков на рост популярности канала "Аль-Джазира"). Во время каждой кампании игрок смотрит только новости соответствующей стороны, и эти новости создают три разные и слабо пересекающиеся реальности. Очень прогрессивно.

1. Кампания за США.

Американцы зачищают окрестности Байконура от оставшихся вражеских сил, организуют поставки гуманитарной помощи в разные регионы планеты, проводят совместную с китайцами операцию по обнаружению и уничтожению тайных биохимических лабораторий. Американцы находят себе нового врага - предполагаемого руководителя программы ГЛА по созданию оружия массового поражения, "доктора Тракса" (Тракс от слова antrax, "сибирская язва" - естественно, это не его настоящее арабское имя). Затем американцам попадает вожжа под хвост, и они объявляют Иран спонсором террористов. Америка начинает вторжение в Иран для захвата контроля над нефтяными месторождениями с целью "лишения доктора Тракса источников финансирования". Операция начинается с массированной ночной высадки парашютного десанта. Американцы просто сбрасывают на территорию Ирана рейнджеров с лёгким вооружением, ставя перед ними задачу захвата аэродромов и подготовки их к принятию транспортников с техникой. В этот момент я особенно остро ощутил, что американцы в этой игре, со своими танками "Крестоносец" и безумным стилем планирования операций - это не американцы текущей реальности. Сама миссия совершенно адская, потому что местные муллы, естественно, призывают жителей к борьбе с американскими агрессорами, и на игрока из соседней деревни идёт постоянный поток смертников и шахид-мобилей. Плюс иранцы успели подготовиться, и на этой карте фугасами заминировано вообще всё, от нефтевышек до дорог. Как бы то ни было, Иран покорён. Америка наносит удар по секретной базе Тракса, который готовит к запуску межконтинентальные ракеты с оружием массового поражения. К американцам присоединяются и местные террористы, недовольные политикой Тракса. То есть, в последней миссией американской кампании игрок командует объединёнными американо-террористическими силами, которые воюют с элитными отрядами "химических" террористов Тракса.

Что обращает на себя внимание? К этому моменту американцы уже частично утратили адекватность. Американские СМИ раздули виртуальную фигуру "доктора Тракса", которого объявили вторым Сатаной, Гитлером и Бен Ладеном. Для борьбы с Траксом американцы пошли на союз с "умеренными" силами в ГЛА, взяв курс на "арабизацию" конфликта. Теперь, значит, не все террористы плохие, а только плохие террористы! Всё это оправдывается тем, что без доктора Тракса ГЛА само собой развалится на части, как Империя без Палпатина. (А вот не надо было принимать стратегические решения, ориентируясь на сюжеты собственной массовой культуры.) Американцы сами создали Тракса, сами его уничтожили. Можете дать себе медаль, ага.

2. Кампания за ГЛА.

Новостной канал ГЛА с чистой совестью отрекается от Тракса, объявляя его безумцем и одиночкой. Настоящее руководство ГЛА остаётся неопознанным и неуловимым. "Мерседес уходит от погони" - нужно провести роскошный бронированный лимузин вождя ГЛА по узким лесным тропинкам, перебить американские патрули и доставить лидера к полевому аэродрому для эвакуации. Затем наступает пора чисток среди высшего руководства - египетское крыло ГЛА переродилось и утратило идеологическую чистоту, надо их всех покарать. Затем ГЛА проводит изумительную по своей дерзости операцию на западном побережье США - группа диверсантов при поддержке местных террористических ячеек похищает из секретной лаборатории образцы биохимического оружия. Новейший американский авианосец входит Средиземное море, чтобы успокоить союзников США в регионе. Ещё одна мобильная диверсионная группа захватывает американскую станцию управления космическим оружием, и, чудом раздобыв коды доступа, выпиливает американский авианосец посредством американского же орбитального лазера. (Это отсылка к концовке кампании за Братство НОД в первом C&C, где Кэйн хакнул систему управления орбитальной ионной пушкой GDI и использовал её против объектов GDI.) Финальная битва происходит в Германии - остатки НАТО, базирующиеся на американской военной базе, против обновлённой армии ГЛА с китайским оружием (игрок с самого начала получает в своё распоряжение китайские технологии), которой помогают союзники из местной немецкой "моджахедской" деревни (за них играет компьютер, "местные" регулярно посылают в сторону американской базы боевиков с автоматами и смертников с поясами шахидов). НАТО разгромлено, американцы спешно эвакуируют свои силы, Западная Европа переходит под власть арабских террористов-коммунистов. Местные "террористические" кадры поддерживают ближневосточных товарищей. В ознаменование эпохальной победы "освободители" из ГЛА устанавливают на площадях европейских городов памятники автомату Калашникова - международному символу борьбы за освобождение угнетённых.

В результате серии подобных fuck-up'ов (террористы проводят крупную диверсионную операцию на территории США и уходят живыми, новейший и самый дорогой авианосец гибнет вместе со всей командой, американская армия проигрывает битву за Европу) в США разгорается нешуточный политический кризис. Тем более, что подобные совпадения (секретная лаборатория? коды доступа к орбитальному лазеру?) указывают на предательство, нити которого тянутся на самый верх. Не исключено, что все эти события происходили на фоне президентской гонки, и привели к смене политического руководства. Как бы то ни было, США меняют свою политику, выбирая путь "блистательной изоляции" от мира, погружающего в хаос. Приоритетами объявлена безопасность американских граждан на американской территории и наведение порядка в стране.

3. Кампания за Китай.

Одной строчкой: китайские армии вторгаются в Европу, ГЛА приходит карачун. Ведущая китайской новостной передачи зачитывает официальное обращение: руководство китайской армии сожалеет, что в ходе освобождения городов Европы от террористов было применено тактическое ядерное оружие, но это было продиктовано суровой военной необходимостью. Тем не менее, китайская армия берёт на себя обязательство проявлять крайнюю сдержанность в вопросах применения оружия массового поражения в ходе антитеррористической операции. Пожившие под властью революционного шариата европейцы цветами встречают китайские танки, китайцы калённой метлой выметают из Европы арабских террористов и сочувствующих. ГЛА пытается ответить на это своими коронными трюками - стратегией непрямых действий, диверсиями в глубоком вражеском тылу, постоянным уходом из-под ударов - но все эти приёмы внезапно перестают работать. Террористы нападают на ядерные объекты на территории самого Китая, но охрана их уничтожает. Ближневосточные боевики собираются использовать разветвлённую дорожную сеть Западной Европы, чтобы перейти к привычной для себя манёвренной партизанской войне, но тяжёлые китайские штурмовые вертолёты расстреливают с воздуха автоколонны террористов, пытающихся выйти из окружения. Последняя миссия кампании и игры, как всегда, представляет собой эпическую битву - китайская армия против сил ГЛА, которые вооружены американским оружием и технологиями. (Американцы по сюжету оправдываются тем, что всё это оборудование попало в руки ГЛА с захваченных складов НАТО.) Триумф Китая, ведущая китайских новостей рассказывает о благодарности европейских народов и о вступлении европейских стран в Евразийский Союз.

Вот такая история. В первой игре речь шла о том, что Китай влез в Среднюю Азию, но в итоге проиграл борьбу за этот регион Америке. Вторая игра превращает сюжет первой игры в пролог к основным событиям, о которых нам рассказывают пунктиром (просто потому, что в Zero Hour меньшее число миссий, которые при этом описывают намного более масштабные события), и в эпилоге Китай становится гегемоном всей Евразии, включая Западную Европу, а США "сосредотачиваются" и отступают за океан, в родное полушарие. Таким образом, ГЛА оказывается не более чем китайским "ледоколом".

На это работает даже структура финальных миссий дилогии.

Первая игра демонстрирует "прямое", внешнее:

1. Финальная миссия за Китай, Китай против ГЛА. China strong! Китай крушить!
2. Финальная миссия за ГЛА, ГЛА против американцев и китайцев. Террористы круты! Террористы никого не боятся!
3. Финальная миссия за США, США при поддержке Китая, против ГЛА. Америка решает проблемы, а китайцы... они тоже немного помогли.

Вторая игра демонстрирует "косвенное", подтекст и истинный смысл событий:

1. Финальная миссия за США, американские войска и дружественные силы ГЛА, против вражеских сил ГЛА. Американцы хотели бы структурировать конфликт, как войну арабами с арабами, оставив за собой возможность оказывать помощь той или иной стороне.
2. Финальная миссия за ГЛА, ГЛА с китайским оружием и поддержкой европейско-арабских повстанцев, против американских баз в Европе. Китайцы "накачали" ГЛА для борьбы с США, чтобы выбить американцев из Европы, а заодно поставить европейцев перед выбором - китайская гегемония или существование под властью идеологически мотивированных ближневосточных радикалов.
3. Финальная миссия за Китай, Китай против ГЛА, где ГЛА использует не только "родную", но и американскую технику. Американцы в последний момент осознали суть китайского плана и попытались ему помешать, оказывая неофициальную поддержку европейской группировке ГЛА, как меньшему (то есть, слабейшему) злу. Но было поздно.

Подведём итоги. Перед нами американская игра, в которой США проигрывают, Китай выигрывает, а демократия уступает корпоративному фашизму (капитализм минус демократия, под националистическими и патриотическими лозунгами).
gest: (gunter)
Знаете, мне тут уже несколько дней хочется рассказать о сюжете дилогии С&С: Generals (включающей в себя оригинальные "Генералы" и дополнение Zero Hour).

Это имеет отношение к теме, которая меня волнует - конфликты и их отражение в культуре.

В "Генералах" главными антагонистами были "зелёные" - международные арабские коммунисты-террористы из GLA (Global Liberation Army), представляющие собой нечто вроде низкотехнологичного Братства NOD. Короче, это очередные хитроумные Ордосы, с которыми воюют "синие" американцы (Атридесы) и "красные" китайцы (Харконены, вплоть до огнемётов, ядерного оружия и сверхтяжёлых танков с двумя пушками и четырьмя гусеницами). Но только теперь "красные" - хорошие!

...Да, если вам интересно (вам неинтересно, я знаю), общая история С&C Generals (3 кампании, 21 миссия) и С&C Generals: Zero Hour (3 дополнительные кампании, 15 миссий) заканчивается поражением Америки и триумфом Китая, роспуском НАТО, китайской гегемонией в Европе и созданием Евразийского союза.


Суть. Первая игра вышла в 2002 году (дополнение - через год), на волне терактов 11 сентября, американской интервенции в Третий мир и всемирной борьбы с терроризмом в лице Аль-Каиды. При всей условности, игре удалось поймать дух наступающей эпохи. Реальные аналоги террористов GLA, с их калашами и РПГ, фугасами, смертниками, шахид-мобилями, пикапами-тачанками, усиленными трофейной и самодельной боевой техникой, стали регулярными героями новостных программ на протяжении последних 15 лет. GLA, поданные в качестве некой сверх-Аль-Каиды, были ИГИЛом до ИГИЛа - псевдогосударственной полукочевой структурой, возникшей на территориях, "освобождённых" от традиционных государств. Зафиксируем это.

При этом, по очевидным причинам, в игре отсутствуют малейшие намёки на исламскую тему, а арабские террористы демонстрируют, скорее, революционно-освободительную идеологию (GLA - Global Liberation Army, Глобальная Освободительная Армия). Представьте себе ранний коммунизм в исполнении этнических арабов, которые большевистскими методами устанавливают на захваченных территориях революционный шариат и военно-коммунистическую джамахирию под традиционными зелёными флагами, потому что красный цвет монополизировали их враги-китайцы. Вообще, там сильно альтернативный мир, замаскированный по фантастику ближнего прицела. И когда я говорю "сильно", я имею в виду что-то на уровне [livejournal.com profile] amagnum'а. Например, Китай в "Генералах" скорее националистический, сражающийся под символом белой звезды и золотого дракона, с девизом "Nationalism will bring us victory!" Неудивительно, что игру запретили в Китае.

В войне участвуют три стороны. По этическим системам Крылова, это Запад (США), Восток (Китай) и Юг (террористы GLA). По моим татибам - США, естественно, синие (демократы), китайцы - чёрно-белые (классические фашисты), террористы - красно-жёлтые (авторитарные коммунисты). По военным доктринам: США - это традиционная американская аэрократия, переходящая в космократию за счёт орбитальных лазеров; Китай - лобовой удар и взлом вражеской обороны танками и пехотой при поддержке артиллерии, вплоть до ядерных ударов; террористы - асимметричная стратегия, непрямые действия, удары по морали противника, ставка на мятежи и восстания во вражеском тылу.

Под определённым углом можно даже рассматривать сюжет игры, как альтернативный сценарий 30-40ых годов 20 века - союз демократии и корпоративного фашизма против агрессивной коммунистической диктатуры. В то же время, игра изображает будущее геополитическое противостояние между США и Китаем, которое приняло форму совместной борьбы с гидрой мирового терроризма. Я хотел бы это подчеркнуть. В обеих играх, на протяжении шести кампаний, нет ни одной миссии, где Америка и Китай открыто воевали бы против друг друга, у них всегда есть общий враг, ГЛА. Но в какой-то момент становится понятно, что страшные и ужасные террористы - это такой шарик для пинг-понга, которым перебрасываются две сверхдержавы, борющиеся за гегемонию. И эта трактовка ("будущая Четвёртая мировая будет вестись в форме борьбы цивилизованного мира с абстрактным террористическим злом, за право называться главными борцами с терроризмом" - 2002 год!), между прочим, даже не противоречит предыдущему варианту ("Четвёртая мировая, как метафора альтернативной Второй мировой, в которой демократические страны и фашистские режимы боролись бы между собой посредством совместной борьбы с коммунизмом").

Так вот, я хотел бы рассказать о ходе этого конфликта, как он показан в игре. 

[Последнее вводное замечание. Правильная последовательность кампаний дилогии: Китай-ГЛА-США в первой игре, США-ГЛА-Китай во второй. В первой игре меню выбора кампаний выглядит так: обучающая миссия (за США), американская кампания, кампания за террористов, китайская кампания. Проходить их можно в любой последовательности, но подавляющее большинство людей проходит их в том порядке, в каком они висят в меню. А хронологически, как я уже сказал, игра начинается с китайцев и заканчивается американцами. Я уверен, что это результат вмешательства какого-нибудь менеджера, который пришёл, посмотрел и сказал: "У вас что, первой кампанией является кампания за Китай? Да вы с ума сошли! Мы выпускаемся на американском рынке, ну-ка быстро поставили на первую позицию USA!"]

0. Обучающая миссия. Американские войска в Афганистане находят и уничтожают секретную лабораторию по производству химического оружия.

1. Кампания за Китай.

Всё начинается с чудовищного теракта в Пекине во время военного парада. Террористы подорвали тактическое ядерное устройство/"грязную" бомбу и разбежались по городу небольшими группами, убивая всех на своём пути. ГЛА объявило это акцией возмездия за антитеррористическую политику китайского правительства. Заодно террористы организовали серию терактов, выступлений и открытых восстаний в сложных регионах типа Гонконга и Тибета. Китайское руководство ответило на это беспощадными ударами по противнику. Китайская армия вторгается в Среднюю Азию для уничтожения баз террористов на сопредельных территориях. Китайцы ведут себя с грацией слона в посудной лавке, сокрушая местные режимы за явную или предполагаемую поддержку террористов, а заодно за борьбу с китайской оккупацией. В уличных боях используется напалм и ядерная артиллерия, антикитайские демонстрации разгоняются тяжёлыми гусеничными огнемётами. Наконец, в предгорьях Таджикистана сверхтяжёлые китайские атомные танки "Оверлорд" при поддержке авиации и самоходной артиллерии прорывают вражескую оборону и берут штурмом последний укрепрайон ГЛА. ["Оверлорд" представляет собой высшую ступень эволюции тяжёлых танков в этой серии, по линии: "Девастатор" (Dune 2/Dune 2000) - "Мамонт" (C&C/Red Alert) - "Апокалипсис" (Red Alert 2).] Китайская победа, китайский военный парад.

На что бы я хотел обратить ваше внимание? Помимо всего вышеупомянутого, Китай в игре может служить метафорой США после 9/11. Терракт, на который необходимо ответить, или поставить под сомнение свой великодержавный статус; вторжение в сложный регион с деструктивными целями и разрушительными последствиями; постепенное втягивание в бесконечную борьбу с партизанами на оккупированной территории; создание зоны хаоса в результате уничтожения старых политических режимов.

В игре очередным последствием китайского вторжения Среднюю Азию становится просачивание в регион американских сил - в качестве наблюдателей, посредников, миротворцев. Китаю, сделавшему большую часть работы, приходится разграничивать сферы влияния с США.

2. Кампания за ГЛА.

ГЛА понесло потери, но не разгромлено до конца. Террористы выходят из окружения и попутно больно жалят китайцев, которые оставили многие тыловые объекты без надёжной охраны. Американцы ввозят в регион гуманитарную помощь, террористы присваивают её себе. Дальше террористы ведут войну одновременно на три фронта - с американцами, китайцами и между собой. Внезапной атакой выведена из строя американская военно-воздушная база в Турции. Массовые протесты в Астане приводят к открытому восстанию против марионеточного прокитайского правительства, большая часть города охвачена пожарами, толпа врывается на территорию китайской военной базы. К власти приходят ставленники террористов. Заодно элитные отряды ГЛА мочат отколовшуюся от их движения фракцию, которая вступила в переговоры с китайцами и получала от них поддержку. Финальный бой происходит в окрестностях Байконура - силы ГЛА против американо-китайского альянса. Американские и китайские войска разгромлены в результате внезапной атаки, ГЛА символически запускает с территории бывшего советского космодрома Байконур баллистические ракеты, нанося удар химическим оружием по далёким американским базам. Массовые жертвы среди американских военных.

3. Кампания за США.

В рамках глобальной борьбы с Глобальной Армией Освобождения (ГЛА), американские танки берут штурмом Багдад - уже в третий раз. (Со свойственным американской нации тактом, американские военные пытаются навести порядок на Ближнем Востоке танками "Паладин" и "Крестоносец".) Попытка уничтожить главарей ГЛА в Йемене при помощи вертолётных ударов приводит к потере вертолётов, террористы захватывают в плен пилотов; обыгрываются события фильма "Падение чёрного ястреба". К счастью для пилотов, на выручку прибывает полковник Бёртон, американский суперюнит, который непосредственно руководит спасательной операцией. Американцам приходится организовано отступать из Афганистана, забрав с собой пленных и ценное оборудование, которое не должно попасть в руки ГЛА. Под прикрытием вертолётов основным силам американцам удаётся прорваться через перевалы Гиндукуша, но войну отступлением не выиграть. Американцы проводят дерзкую десантную операцию на Каспии, высадив ударные отряды в тылу казахстанской группировки противника (что за игра за американцев без десантной операции против укреплённого побережья?). Переговоры при посредничестве ООН о перемирии и создании демилитаризованной зоны провалились. Нехороший китайский генерал переходит на сторону террористов вместе с атомным оружием, китайское руководство немедленно от него отрекается, полковник Бёртон сотоварищи уничтожает ренегата и его китайско-террористические силы. Американцы готовятся к штурму Акмолы, столицы ГЛА (да, террористы переименовали Астану обратно в Акмолу), Китай предоставляет американцам свою заброшенную военную базу.

Последнюю миссию за американцев, битву за Акмолу, можно проходить разными способами. Например, по-американски - забить на китайскую базу и использовать только традиционные американские методы: воздушные удары, лазерные удары с орбиты, тактических десанты, танки с дронами. Можно действовать по-китайски - развивать полученную китайскую базу, настроить "Оверлордов" и перемолоть вражескую оборону снарядами, напалмом и тактическим ядерным оружием. Когда я играл в последний раз, на максимальном уровне сложности, я из принципа прошёл эту миссию "по-террористически". В самом начале игры потратил "генеральские очки" на вызов поддержки с воздуха, погрузил в вертолёты пехоту и строительный юнит (у американцев транспортные вертолёты занимаются добычей ресурсов, поэтому они всегда под рукой). Ударами с воздуха пробил коридор к сердцу вражеской базы и под огнём провёл по этому коридору вертолёты, высадив десант в глубоком тылу противника, на холме в углу карты, где находились главные здания ГЛА. Организовал оборону, захватил вражеский штаб и стал развиваться, как террорист, прямо посреди вражеской столицы. Компьютер потерял свои технологические здания, утратив способность производить продвинутую технику. (Место каждого объекта вражеской базы было задано сценарием уровня. Если бы объект был уничтожен, компьютер построил бы его заново. А тут компьютер не мог ничего поделать, его самые важные здания должны были находиться на холме в тылу, а холм занял я, частично захватив вражеские структуры, частично построив на их месте свои.)

Так в жизни нельзя "захватить вражескую базу и начать строить вражеские юниты", реалистичная трактовка подобного звучала бы. Американцы подкупили часть руководства ГЛА и организовали верхушечный переворот при участии своих сил специального назначения. Дальше Битва за Акмолу происходила в формате борьбы новой верхушки в тылу против низового актива на передовой, сохранившего верность революционным идеалам. "Лоялисты" с тяжёлым вооружением и американской поддержкой, против изначально более многочисленных, но менее организованных "идеалистов"-анархистов с лёгким вооружением. Террористы убивали террористов, а победили американцы. [А это и есть тактика ГЛА в игре - внезапные сокрушительные атаки на опережение, диверсионные операции во вражеском тылу, использование вражеского оружия против самих врагов.]

Что можно сказать по итогам первой игры? Китайцы проиграли свою войну. Теракты сделали китайцев управляемыми. Китайцы вторглись в Среднюю Азию, уничтожили местные режимы, дискредитировали прокитайские силы. В итоге, китайские оккупационные войска истекали кровью в бесконечных стычках с партизанами. Хаос играл на руку ГЛА, ГЛА окрепло и усилилось. (С небольшой американской финансовой помощью - сердобольные американцы хотели помочь жителям охваченных войной регионов, но вся эта помощь каким-то образом попала к ГЛА.) Китайские коммуникации растянуты, китайцы не могут помочь своим союзникам, китайцев начинают бить по частям. В итоге, американцы были вынуждены вмешаться в конфликт. К концу войны китайцы превратились в младших партнёров американцев (предоставили им свою базу, свои технологии и т.д.). Результатом стало американское доминирование в жизненно важном для китайцев регионе.

Ещё одна тема - с китайской стороны, очевидно, кто-то понимал вероятность и нежелательность подобного развития событий, отсюда попытки наладить контакты с представителями ГЛА. (Террористическая миссия про террористов, союзников китайцев, американская миссия про китайского генерала-ренегата, союзника террористов.) Но террористы всех "неправильных" террористов вычистили, а китайцы от своих "неправильных" китайцев отреклись. 

(продолжение следует...)
gest: (Default)
К предыдущему.

Я тогда ещё и разноцветную схему нарисовал, чтобы было понятнее, как именно Уэллс представлял себе ход боевых действий на современном ему уровне развития техники. Она тоже так и не была выложена. Побалую себя :).

Схватка патрулей )

1. Сначала происходит развёртывание. Заменившая кавалерию авиация, при поддержке бронеавтомобилей и мотоциклистов, борется с аналогичными силами противника, пытаясь собрать информацию о неприятеле и выставить заслон против его разведчиков. Стороны прощупывают друг друга в поисках слабых мест и изучают ТВД. В это же время, в самом сердце страны, мобилизованные рабочие начинают массовый выпуск военной продукции, которая течёт к границе по железным дорогам, подобно потоку расплавленного металла. Там, где этому потоку не хватает места, он расширяет старое русло или находит новые пути. По этим же дорогам перебрасывается артиллерия, пехота, бронетехника.


Основное сражение )

2. Начинается долгая битва. Противники упёрлись друг в друга, образовав линию соприкосновения, линию фронта. С каждой стороны в небо утыкаются стволы могучей артиллерии. Артиллерия задаёт структуру фронта, а её, в свою очередь, подпирают "транспортно-промышленные войска", обеспечивающие порядок в тылу и бесперебойное производство и доставку снарядов из промышленного центра воюющей страны. Военные железные дороги обрастают параллельными линиями и выбрасывают новые отростки, пытаясь нащупать новые направления для экспансии, ещё не перекрытые противником. Артиллерия подавляет вражескую оборону и ведёт борьбу с артиллерией противника. Глазами артиллерии являются самолёты-разведчики. Артиллерию прикрывает пехота с автоматическими винтовками и пулемётами. Инженеры строят укрепления, расставляют минные поля, и, одновременно, пытаются демонтировать укрепления противника. Под прикрытием артиллерийского огня, по проходам, проделанным инженерами, в атаку идёт пехота на грузовиках, при поддержке танков. Если им удастся выбить противника и закрепиться на новых позициях, инженеры тут же начнут заново укреплять оборону, артиллерия передвинет свои позиции вперёд, а питающий войну поток продлит сам себя до новой отметки.


(Обратите внимание, что "кавалерия" отведена в резерв, в условиях сплошной линии фронта для неё пока нет задач.)

Разгром )

3. Преследование. Наконец, одна из сторон не выдерживает напряжения битвы и утрачивает структурную стабильность. Орудия захлёбываются, поток снарядов иссякает, фронт обваливается. В пробитую пехотой и танками брешь входит лёгкая бронетехника и авиация, чья задача - рассеять противника, предотвратить эвакуацию его артиллерии и перерезать неприятельскую железнодорожную сеть как можно ближе к источнику его силы.


***

Посмотрим на основное сражение и разобьём его на иерархические уровни, а заодно умозрительно "геймифицируем" их.

Самый нижний уровень - тактический. На этом уровне у нас действует пехота с танками, при поддержке инженеров, против вражеской стационарной обороны и аналогичных сил противника. Дальнобойная артиллерия на тактическом уровне проявляет себя в виде кастуемых суперударов, которые бьют по площадям, подавляют огневые точки и сносят укрепления. Основное содержание боевых действий - позиционная борьба. Цель - разгромить имеющиеся силы противника, прорвать его оборонительные линии. Предельная цель - вклиниться в тыл противника, достичь позиций вражеской дальнобойной артиллерии и уничтожить/захватить её, обрушив этим вражескую оборону на локальном участке фронта. Короче, это масштаб типичной RTS, где "производство" символизирует подвоз подкреплений, а "суперудары" (ядерные боеголовки, лазеры из космоса) - работу настоящей артиллерии. Это борьба танков, БТРов с солдатами и самоходок против оборонительных структур ("вышек", ДОТов), бронетехники и пехоты противника.

Второй уровень - уровень дальнобойной артиллерии и самолётов-разведчиков. Мне хочется с долей иронии назвать это уровнем "большой тактики". Вообще, "большая тактика" (grand tactics) - это старое и западное название оперативного искусства, то есть уровня между тактикой и стратегией. Но в данном случае, речь будет вестись о тактике использования тактических и оперативно-тактических средств поражения, когда манёвр огнём безусловно довлеет над манёвром силами (дальность эффективного огня >>> подвижность), а цели находятся за пределами визуального обнаружения и вообще за горизонтом. В этот раздел попадает и контрбатарейная борьба; собственно, основное содержание боевых действий на этом уровне - борьба дальнобойной артиллерии с дальнобойной артиллерией. Низший, тактический уровень, проявляется в виде абстрактной "линии фронта". Подавляя вражескую артиллерию, мы создаём своей стороне огневое превосходство. Сторона, обладающая огневым превосходством, получает возможность наступать на противника, перенося огонь артиллерии вперёд и постепенно перемещая орудия на новые позиции. Высший уровень представлен поставками снарядов и прочих расходников. Цель, как я уже сказал - вскрыть и подавить вражеские батареи, предельная цель - накрыть огнём вражеские линии коммуникаций и транспортные узлы, что может привести к каскадному обрушению вражеской обороны. В плане игры это те же "Артиллеристы", порадовавшие меня в январе этого года. Отдельные танчики и солдатики в масштабе "Артиллеристов" просто не видны, артиллерия ведёт борьбу с артиллерией. Если вражескую артиллерию удалось обнаружить и нейтрализовать, ситуация на тактическом уровне автоматически разрешается в нашу пользу - наши войска отступают, вражеские силы с потерями откатываются.

Высший уровень - стратегический, транспортно-экономический. На этом уровне борьбу ведут две промышленные и транспортные сети. Цель - обеспечить более эффективное функционирование собственной сети, произвести больше продукции и быстрее доставить её адресату. Если говорить об игре, то это абстрактная экономическая стратегия. Более эффективная сеть начинает постепенно теснить и заменять собой менее эффективную сеть. Больше снарядов - более активные действия артиллерии - вражеская артиллерия замолкает - войска на передовой получают подкрепления и поддержку своей артиллерии - наши войска наступают, а за ними тянутся линии коммуникаций.

***

Опять же, cum grano salis, если война - это противостояние двух транспортных сетей, то гражданскую войну можно определить через ситуацию, когда у двух противоборствующих сторон общая транспортная сеть, и они в равной степени заинтересованы в поддержании её в рабочем состоянии. Это, в свою очередь, позволяет связать гражданскую войну и феномен броненопоездов (появились на Гражданской войне в США, достигли рассвета на Гражданской войне в России, позже вымерли, несмотря на спорадические появления эрзацев в локальных конфликтах).
gest: (gunter)
Отдельные недописанные посты тяжким грузом ложаться на мою совесть.

Например, пост про Уэллса и его концепцию высокотехнологичной войны обр. 1917 должен был быть украшен парой дополнительных лепестков. 

Я даже начал писать один такой пост, он остался у меня в виде черновика:

---------------------
...Одна из вещей, которая волнует меня в подобных старых, и, казалось бы, неактуальных прогнозах - это то, как их можно наложить на современную военную футурологию. Проблематика ведь осталась всё та же.

Если пройтись гипотетическим по родам войск Уэллса, то сразу же привлекают внимание первый, третий и пятый пункт. Это вполне реальные концепции, которые обсуждались и обсуждаются до сих пор.

Вот, например: "третьим родом войск будет артиллерия, то есть орудия и самолёты фоторазведки, работающие вместе с орудиями".

Эта концепция разведывательно-ударного комплекса: объединения в единую систему средств обнаружения целей (в настоящий момент - разведывательных беспилотников) и средств поражения (ракетных и артиллерийских установок с "умными" боеприпасами). Подобная концепция находилась на пике военной моды в 70-80 годы.

"Разведывательно-огневой комплекс (РОК) — быстродействующий автономный артиллерийский комплекс, в котором предполагалось объединить средства артиллерийской разведки, поражения (на основе высокоточных боеприпасов), автоматизированного управления огнём и обеспечения стрельбы. В связи с узкоспециализированным назначением, позволявшим решать лишь ограниченное число огневых задач (поражение колонн танков, стреляющей артиллерии, радиоизлучающих средств и т.п.), практической реализации РОК не получил. По мере совершенствования и накопления высокоэффективных огневых и обеспечивающих средств возможен переход к общей многоуровневой (от батальона до фронта) общевойсковой развед.-огневой системе ракетных войск и артиллерии".

"Разведывательно-ударный комплекс (РУК) — автоматизированный комплекс вооружения, предназначенный для огневого поражения ударным средствами (ракетными, авиационными) наиболее важных наземных и надводных целей противника немедленно по мере их обнаружения. В РУК входят средства: разведки и наведения, поражения (высокоточное оружие), радиоэлектронного подавления, навигационно-временного обеспечения, управления".

"Разведывательно-ударный комплекс, по иностранным источникам, — объединённые в единую автоматизированную систему высокоточное оружие дальнего действия и обеспечивающие его боевое применение средства (разведки, целеуказания, наведения, навигации, выработки команд н др.). В США разрабатываются 2 типа Р.-у. к.— для разведки и уничтожения РЛС ПВО противника в полосе шириной и глубиной 500—600 км и для борьбы с танковыми группировками на удалении до 200 км от линии соприкосновения войск".

Формулировки изменились - идея никуда не делась.
---------------------

Конец черновика. Причём, от фразы "идея никуда не делась" должна была идти ссылка на израильское военно-рекламное виде "Seeing is striking". Но с Ютуба его с тех пор удалили, не прошло и двух лет. Ролик всё ещё можно посмотреть на сайте Dailymotion (Seeing is Striking - IAI Land Capabilities, с отметки 4:35).

Естественно, я помню, как должен был продолжаться этот пост.

Первый пункт - это "пехотинцы с автотранспортом, насыщенные пулемётами, с танками и прочим оборудованием: таков первый род войск современной войны".

(Уэллс пишет о том, что пулемёты становятся легче, и всё больше превращаются в индивидуальное оружие пехотинца, а значит, "век винтовки подходит к концу". Когда он говорит, что у пехоты должно быть достаточно пулемётов, то в первую очередь имеются в виду ручные пулемёты/автоматические винтовки/автоматы.)

Это обыденная сторона военной футурологии - разработка сценариев фронтальной атаки упорно обороняющегося противника с использованием усовершенствованных версий имеющихся систем. На сегодняшний момент речь будет идти о "дистанционно-управляемых роботах-танкетках, за которыми идут основные боевые танки и тяжёлые гусеничные БТР/БМП". Эту тему последние несколько лет активно пропагандирует родной ВПК; угадывается некий гипотетический комплекс из потомков Уран-9 (видео), Т-14 "Армата" и Т-15.   

Пятый пункт: "Пятым и последним родом войск является современный аналог кавалерии; он также по сути представляет собой авиацию, усиленную автомобилями". Уэллс не договорил ровно одну фразу - про то, что автомобили (бронеавтомобили, колёсная и лёгкая бронетехника) должны перебрасываться по воздуху авиацией (в текущих условиях, вертолётами и конвертопланами). У этой идеи почтенная родословная, от "крылатых танков" тридцатых годов до Future Combat Systems и Air-Mech Strike ("вертикального охвата") девяностых. То есть, где-то так: авиация способна выполнять функции кавалерии, если она будет действовать при поддержке быстроходной наземной техники; быстро перебрасываемые по воздуху войска должны иметь собственную бронетехнику, иначе от них мало пользы; армейская авиация должна перебрасывать по воздуху лёгкую бронетехнику и поддерживать её огнём, это и есть кавалерия на новом витке развития.



Что у нас осталось?

"Мы должны определить инженеров и сапёров как четвёртый род войск, чьё значение сейчас сильно выросло". Мы сразу обнаруживаем лакуну в военной футурологии. Сапёры негламурны, и потому придумывать будущее инженерных войск неинтересно. Все эти мостоукладчики, бронебульдозеры-эскаваторы, машины минирования и разминирования... Но это, в свою очередь, означает, что в области прогонов про будущее это "синий океан", свободная ниша с низкой конкуренцией.

И, наконец, "фабричные рабочие и всё, что составляет путь снаряда от завода и до орудия, образуют второй род войск". Опять же, логистика будущего - тот фундамент, на котором будет стоять всё остальное здание, и тот аспект, о котором регулярно забывают, когда рассуждают о перспективах эволюции вооружённых сил. Я бы сказал, что в этом пункте Уэллс затрагивает сразу три темы, а не две, как может показаться - производство, снабжение и обеспечение безопасности. Не зря же он предлагает призвать в армию всех фабричных рабочих, чтобы военный порядок и дисциплина царили не только на передовой, но и в глубоком тылу. А для этого нужны специальные охранные войска (полевая жандармерия?), которые будут сторожить переведённых на казарменное положение рабочих и охранять весь "путь снаряда от завода и до орудия". "Второй род войск", как он представлялся Уэллсу - это какое-то гиперНКВД, отвечающее и за оборонные заводы, и за железнодорожный транспорт. Но в целом, повторюсь, это важный аспект военной футурологии - производство военной продукции, доставка военной продукции и нейтрализация тыловых угроз для обеспечения бесперебойного производства и доставки военной продукции.

***

Естественно, в своём 1917 году Уэллс не мог знать, как на самом деле будут развиваться вооружённые силы. В следующие десятилетия то, что он считал "кавалерией" (авиация при поддержке колёсной бронетехники) и то, что он считал "пехотой" (пехота на автотранспорте с танками и орудиями) слились в единое целое, образовав механизированные части (бронетехника, самоходная артиллерия, мотострелки/механизированная пехота), действующие при поддержке авиации (пикировщиков, штурмовиков, в дальнейшем - вертолётов). Бронетанковые силы стали универсальным инструментом и для удара, и для глубокого оперативного манёвра. Уэллсу было сложно представить себе подобное, для него это были две совершенно разные вещи, хотя где-то там, по соседству, уже начинал думать свои стрёмные мысли подполковник Фуллер...

Оказалось, что войска во время наступления могут отрываться от железнодорожной сети и уходить в глубокий прорыв. Манёвренным частям теперь в первую очередь требовалось горючее, но если войска передвигаются по дорогам, то и горючее к ним можно подвозить по дорогам. Нормы снабжения артиллерии, которые сложились на Западном фронте Первой мировой, были сильно завышены. Военные исходили из того, что необходимо постоянно отправлять на фронт вагоны снарядов, чтобы на протяжении дней и недель выпускать их в сторону противника, накрывая вражеские позиции по квадратам. В дальнейшем выяснилось, что при манёвренной войне расход снарядов гораздо ниже, потому что артиллерия, как правило, ведёт огонь не вслепую, а по выявленным целям, если вообще не прямой наводкой. А это, в свою очередь, уменьшает зависимость от железных дорог.

Наконец, самой длинной рукой вооружённых сил оказалась не дальнобойная артиллерия с самолётами-разведчиками, а самолёты-разведчики с самолётами-бомбардировщиками.

***

Всё это в целом даёт нам некую упрощённую матрицу для военной футурологии. Нужно ответить на пять вопросов с подвопросами.

Как мы (в нашем умозрительном военном будущем) собираемся выбивать противника с укреплённой инженерными средствами оборонительной позиции, когда нам необходимо любой ценой её захватить, а противник решил обороняться до последнего? [Первый род войск по Уэллсу, "пехота".]

Что представляют собой наши инженерные части, которые должны уменьшать трение для наших войск и увеличивать его для вражеских (условно говоря, расчищать минные поля, разрушать ДОТы, наводить мосты - ставить минные поля, возводить ДОТы, взрывать мосты)? Как мы делаем проходимую местность непроходимой и наоборот, как мы разрушаем вражеские укрепления и возводим на их месте свои собственные? [Четвёртый род войск по Уэллсу, "сапёры".]

Кто у нас проводит разведку боем? Кто осуществляет глубокий охват, перерезая линии снабжения противника, блокируя его тыловые объекты, сея панику в его рядах, захватывая и удерживая ключевые пункты до подхода основных сил? И одновременно - кто выставляет заслон против лёгких сил и разведывательных элементов противника ("контрразведка боем"), прикрывая развёртывание основных сил? [Пятый род войск по Уэллсу, "кавалерия".]

Что представляет собой наша "длинная рука"? Чем мы поражаем противника на предельной дистанции? Как мы его там обнаружим, и как мы получим информацию о результатах нашего удара? [Третий род войск по Уэллсу, "артиллерия".]

Из чего состоит путь снаряда (военной техники, прочего снаряжения) от создания и до применения? Как обеспечивается бесперебойная работа снабжения, и какими средствами этот механизм защищён от саботажа и диверсий? [Второй род войск по Уэллсу, "производство и снабжение".]

***

Я вот сразу подумал о том, что умозрительные схемы, которые рисовал для себя Уэллс, каким-то образом не дали ему (в тот момент) осознать роль авиации и сформулировать необходимость ПВО, как "вещи в себе". У него авиация, как таковая, поделена между "кавалерией" и "артиллерией". При этом, необходимость обеспечить бесперебойное функционирование "пути снаряда от завода и до орудия" = ПВО. "Современный аналог кавалерии", это действия авиации против войск противника = ПВО. Дальнобойной артиллерии для эффективной работы необходимы самолёты-разведчики = ПВО. Но ПВО, как отдельной сферы военной активности, у Уэллса нет.
gest: (Default)
Мне нужно написать несколько технических постов, и это опять вводит меня в ступор.

Ну во-первых, я хотел опять прорекламировать [livejournal.com profile] monster_igstab. (Да, я это уже делали, и не раз, вот и вот, например.)

Когда-то я говорил, что идеальная война Монстера - это какой-то дизельпанк без авиации. Но вот он решил раскрыть тему авиации в рамках своего подхода (тыц и далее  по ссылкам), и это круто! Круто! Давно я не получал такого удовольствия от ЖЖшных текстов. Тут даже сложно что-то выборочно процитировать, там всё хорошо. Тот случай, когда ты понимаешь, что человек космически превосходит тебя в той области, где ты хотел бы что-то уметь. Я не могу так гнать, у меня технического мышления нету.

И опять же. До этого Монстер выложил свой tour de force, краткий, но ёмкий манифест своего мировоззрения (1, 2), а заодно завершение всего "автобиографического" цикла (можно глянуть по тэгам). Я, честно говоря, надеюсь, что текст всё же больше художественный, чем автобиографический. Но кончается он на такой пронзительной ноте, что хочется что-то сделать и как-то помочь, а как, неизвестно :(.
gest: (Default)
О пьесе нужно писать подробнее. Как ни странно, - я сам удивился - она мне даже понравилась, несмотря на все недостатки. Я ожидал чего-то намного более ужасного.

Но сначала скажу о Быкове.

В нашей сети самый заметный текст о пьесе - это лекция Быкова, в которой Быков, как обычно, показывает себя глупым и недалёким человеком. Нет, серьёзно, это худший образчик литературной критики, который попался мне за последние годы. Он там переврал почти всё, что мог. Начиная с того, что по его словам, пьеса написана в 1935 и поставлена в 1936 - на самом деле, в 1936 написана, в 1937 поставлена. Все оценки мимо.

"...песня «Я спросил у ясеня», которую там поют на дне рождения главной героини. Там она по сюжету влюблена в двух лётчиков, не может из них выбрать, и вот командир эскадрильи там эту песенку поет".

Я не буду придираться к тому, что это песню поёт не командир эскадрильи, а командир авиаотряда (это разные вещи). Но это не день рождения главной героини, а праздник в честь выздоровления командира отряда. Героиня не влюблена в двух лётчиков, из которых она не может выбрать, а замужем за одним из них, его и любит.

"Это, конечно, пьеса жизнерадостная, но это тревожное, в душе довольно мрачное сочинение".

Не знаю, зачем Быков читал эту вещь в душе. С его оценкой согласиться невозможно. 

"В основе своей, «Большой день» состоит из двух актов, в первом акте, вот тут собственно, открыт будущий принцип фильма «Экипаж». В первом акте нормальная жизнь, нормальная воинская часть, в ней свои страсти, свои разборки, если угодно, своя влюбленность двух летчиков в одну красавицу".

Упоминание фильма "Экипаж" звучит фантастически пошло. Это всё-равно, что сказать: это произведение о будущей войне, в котором поначалу войны нет, а потом она всё-таки начинается. Гениально! Влюблённость двух лётчиков в одну красавицу - это уже лучше, чем женщина, которая "не может из них выбрать", но в пьесе речь по-прежнему идёт о том, что она счастливая жена одного из них, а второй в неё безнадёжно влюблён.

"А параллельно происходит страшное нагнетание напряжения — фашисты в любой момент готовы нанести провокацию".

Фашисты появляются только в последней трети текста. До этого мы знаем об их существовании только потому, что они упомянуты в списке действующих лиц. Никакого параллельного нагнетания напряжения нет. Если бы сцены мирной жизни перемежались сценами с фашистами и их военными приготовлениями, тогда было бы параллельно. Герои готовятся к войне, это правда. Но это не является источником драматического напряжения.

"Действительно, и у Шпанова, и у Киршона все развивается по общему сюжету. Сначала провокация на границе. Потом наши летчики немедленно отвечают. Потом восстает немецкий пролетариат, потом к нему присоединяется всемирный, и большой день — это день нашей победы".

Опять же. Я не буду говорить о том, что лётчики отвечают не сразу, хотя это важный сюжетный момент. Но в пьесе нет восстания немецкого пролетариата (есть один дружественный немецкий коммунист), тем более нет никакой всемирной революции.

[Впрочем, тут не один Быков ошибся. "Пьеса, написанная по личному указанию Сталина, рассказывала о первых днях будущей войны: на Советский Союз неудачно нападает враг, в котором легко угадывалась гитлеровская Германия, но уже на следующий день советские войска переходят в решительное наступление, а по всей Европе вспыхивает коммунистическая революция".]

Большой день - это не "день нашей победы", а день начала настоящей войны. СССР в пьесе официально объявил Германии войну через сутки после "провокации", то есть бомбардировки советских городов ("сотни погибших") немецкими самолётами. Пьеса заканчивается началом советского наступления.

Ещё раз. Упомянутый в пьесе "большой день" - это день, когда Сталин даст приказ о начале войны. "Одно только слово пусть скажем нам Сталин, и вылетят соколы славной страны".

Кожин. Я, Епифан Захарыч, честно тебе говорю. Скучно мне. Воевать нам пора. Засиделись. Армии, между прочим, нельзя долго не воевать.

Лобов. Дурень ты, что ж мы для тебя войну начнём, что ли?

Кожин. Не для меня. Для всех. Пора, Епифан Захарыч. Понятно? Я, когда в газетах читаю, как нашим ребятам, лучшим ребятам, топором головы рубят, как наших ребят из пулемётов расстреливают, я спрашиваю, - долго ещё ждать? Я, Епифан Захарыч, каждого убитого имя в книжку записываю, большой у меня счёт накопился. Я хочу, чтоб скорей день наступил, когда я мог счёт предъявлю. Это будет большой день. Понятно?


Кожин произносит и последние слова пьесы: "Мы наступаем, наступает большой день!" Как это можно было не заметить?

"В чем мораль нехитрая этой пьесы? Да, сегодня мы люди не без недостатков, сегодня у нас есть и свои карьеристы, там есть свои карьеристы, это еще до теории бесконфликтности".

С этой фразой плохо всё. Во-первых, мне показалось, что Быков плохо представляет себе, что такое "теория бесконфликтности" в советском контексте - "теория, направленная на смягчение классовых противоречий", "гнилая и правооппортунистическая теория о "затухании классовой борьбы"".

Во-вторых, как раз в этом Киршона и можно обвинить: на советской стороне в его пьесе нет ни одного вредителя, шпиона, затаившегося классового врага. Это и есть "бесконфликтность", вера в то, что классовые противоречия в СССР сняты. У Киршона все советские люди работают на общее дело - и алкаш-маляр, и степенная "генеральша", и разжиревший на казённых харчах циник-завхоз. (Особая ирония в том, что сам Киршон в итоге был разоблачён, как затаившийся враг.)

Если же Быков имел в виду "борьбу хорошего с лучшим", то сюжетнообразующий конфликт Голубева и Кожина именно такой! Оба хорошие, оба патриоты, оба правы, но правы по-разному, и люди они очень разные. Поэтому они конфликтуют, но в конце оказываются в одном окопе, в буквальном смысле слова.

"...сегодня у нас есть, может быть, и не очень хорошие летчики, сегодня у нас есть и проблемы с любовью, личные проблемы. Но когда страна позовет, наше сегодняшнее положение будет сразу навсегда искуплено, наш невроз будет разрешен. Мы войдем в Берлин. Большой день — это день победы всемирного труда над всемирным фашизмом". 

Большой день - это не день нашей победы, это день начала войны. Плохих лётчиков в тексте нет, если бы Киршон написал про плохих лётчиков, это было бы остро. Все лётчики в тексте - хорошие, даже выдающиеся лётчики. У них нет неврозов и проблем с любовью, у них есть любовь, это разные вещи. Чем Быков читал, вообще? "В душе".

"Почему эта пьеса была нужна, почему она была так мегапопулярна? Почему ее поставили и год держали на сцене все практически советские крупные театры, а потом она так же стремительно исчезла?"

Пьеса не была "мегапопулярна", её поставили в одном театре - театре Вахтангова, вовсе не во всех "крупных советских театрах". Её не "держали год" - её поставили в 1937 году, в апреле того же года автора подвергли резкой критике, в мае исключили из Союза Писателей и из партии, летом арестовали; товарищ Киршон был низвергнут из мира живых. К тому моменту "стремительно исчезла" и пьеса - как ты думаешь, Быков, почему?

"Война спишет все. И вот первым, кто это почувствовал, первым, кто об этом написал, был Киршон. Он с поразительной, с какой-то интуицией, свойственной примитивным натурам, потому что у сложных натур есть ум, а у примитивных только интуиция, только шаманство, с этой интуицией, свойственной примитивным, он уловил — да, пьеса о войне сейчас совершенно необходима".

Я не уверен, что Быков смог бы обосновать свой тезис о том, что Киршон первым в СССР создал произведение о будущей войне с империалистами и фашистами. И да, своим звериным чутьём Киршон уловил, что "пьеса о войне сейчас совершенно необходима" - наверное, потому, что на тот момент так выглядел идеологический заказ и официальная установка для советских писателей, поэтов и драматургов!

Отдельным пунктом, на бис:

"И надо сказать, что Киршон подсознательно выболтал главную тайну. Ведь Сталин полагал, я, кстати, здесь вполне солидарен с суворовской трактовкой, что будет некая провокация на границе, реальная провокация или инициированная Сталиным же, которую он потом обернет в свою пользу, успев напасть первым. Я действительно думаю, что этот красный конверт, который надлежало вскрыть в момент «Ч», он, по всей вероятности, содержал инструкции на случай этой провокации".


Киршон, сука, подсознательно выболтал главную советскую тайну - СССР собирался воевать малой кровью на чужой земле! Суворов-Резун был прав во всём! Быков, какой же ты кретин. Ничего, что это был любимый сюжет песен, стихов, книг, пьес и фильмов того времени?

(продолжение следует...)

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 01:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios