Жизнь

Aug. 27th, 2016 06:37 pm
gest: (Default)
Крылов пишет:

"В общем-то, это единственная правильная позиция. Победа всегда сладка, "нечестная" победа сладка втройне - нагнуть всех и заставить признать своё превосходство - это супер., супер, супер.


Ему говорят:

Комментатор: Классическая готтенотская мораль, в сочетании с ядерным оружием вымирание человечества - дело лишь времени.

Крылов: Никакой другой морали не существует. Пора бы это понять.


И это пишет человек, который когда-то изобрёл концепцию четырёх этических систем! О, неумолимое время!
gest: (Default)
Мне, как всегда, надо сказать больше, чем я успеваю написать.

И я потратил это время на размышления об этом треде.

Я хотел уже перейти к другой теме, но, получается, что Лефевр меня не отпускает. А чтобы было понятно, что я хочу сказать, нужно, наверное, написать ещё столько же. Так вот.

Помимо всего прочего, о чём я ещё не успел сказать (ну, как обычно), Лефевр мне нравится следующим. Мы не знаем, как ведут себя реальные люди. Мы можем приводить какие-то примеры из жизни и художественных произведений, но и только. Тем более, мы не знаем, как люди думают, как они оценивают ситуацию и как они принимают решения. У нас в распоряжении только одна голова, своя собственная, да и ту мы понимаем с грехом пополам.

Но человечки Лефевра не такие. Мы видим их насквозь, и мы точно знаем, как они устроены и как работает их думалка. Они обязаны подчинятся правилам, которые в них заложил их творец. С ними можно играть.

Если возник спор о том, как работают их этические системы, нам не нужно изобретать различные житейские аргументы. Мы можем просто взять и посчитать.

(Ещё раз напоминаю, что моя версия подсчётов сильно упрощена. Я практически не использую оператор NOT, "не-", отвечающий за ошибки в восприятии самого себя или другого субъекта. У меня нет дополнительных этажей рефлексии - "рефлексия себя рефлексирующего ситуацию, восприятие другого, рефлексия его рефлексии" и т.д. У меня, по сути, всего два типа человечков, "обыватели" и "герои", а не четыре - "лицемеры", "обыватели", "герои", "святые". Я и саму математику упростил, кажется. Короче, у Лефевра всё сложнее, но общие принципы те же.)

Напоминаю, что этический статус субъектов (в данном случае, человечков) у Лефевра меняется в диапазоне от 1/2 (чисто ситуативное, беспринципное поведение) до 1 (абсолютный героизм, святость). Герои, принципы которых мы не понимаем и не воспринимаем, могут казаться нам беспринципными субъектами, чьё поведение продиктовано страхом, корыстью или случайными факторами, например, непроходимой тупостью. Посмотрим на сюжет с драконом. Обитатели второго замка, которые молятся на своего героя-храбреца, могут считать, что герой первого замка попытался подружиться с драконом только потому, что хотел заранее выслужиться перед непобедимым завоевателем. Или они могут думать, что миролюбивый "рыцарь" был просто дурак. А обитатели первого замка могут приписывать герою второго замка мотивацию в духе "за Родину, заставили!" и рассказывать, что на дракона он бросился потому, что своего начальства боялся больше, чем дракона. Ну или он просто был агрессивный дурак, который на всех с мечом бросался. Обитатели разных замков не обязаны думать друг о друге именно так, но подобное вполне возможно.

Переходим к практическому вопросу. [livejournal.com profile] nik_pog высказывает гипотезу: "уход из своего лагеря - это конфликт и отказ от компромисса, уехав в США, Лефевр перешёл в другой лагерь, и, следовательно, поступил так, как не поступил был идейный человечек Первой этической системы" ("Бегство из системы - это тоже конфликт. К сотрудничеству с данной системой отнести никак не получается"; "Кстати, смех в том, что Лефевр поступил в полном соответствии с моралью ненавистной ему второй системы".

Если речь о человеческом поведении, то это философский спор. Но в контексте человечков это гипотеза, которую мы можем проверить, то есть посчитать, опираясь на те правила, которые уже были заявлены. Понятно?
формулы )

И, как мы видим, b в этой ситуации очень сильно повысил свой этический статус. Есть выбор между двумя лагерями: хорошим человеком (a^(a + (c * d * e)) = 15/16) и уродами (с * d * e = 1/8). Человек с адекватной картиной мира, который в этой ситуации выбирает конфликт с уродами и компромисс с хорошим человеком, заметно повышает свой этический статус ценой понижения номинальной (но не фактической) "температуры" системы. Таким образом, это героическое поведение в рамках Первой этической системы. Гипотеза [livejournal.com profile] nik_pog опровергнута. Если формулы Лефевра показали ему, что США - это добро, а СССР - не особо, и он перешёл на сторону США, то он поступил этично. Если бы он, осознавая, что США ближе к его представлением о добре, чем СССР, остался бы работать в СССР и против США, он был бы плохим человеком, лицемером. Это Первая этическая система. Пример из области культуры - американские сюжеты про героев, которые перешли от "своих" на сторону "хороших". Из недавнего - фильм "Аватар".
формулы )

[Замечу, что и во Второй этической системе бывает ситуация, когда герой понимает, что "надо валить", потому что он воюет на стороне сил зла против сил добра. Но его этический "выигрыш" в этом случае будет меньше, чем в Первой этической системе. Лефевр по этому поводу пишет, что в условиях конфронтации отказ от адекватной этической оценки противника является способом сохранить свой этический статус.]

P.S. Если это ещё не очевидно, то в этически неоднозначной ситуации противостояния между двумя лагерями, герой Второй этической системы сможет резко поднять свой этический статус, если он включит "Антона Городецкого" и откажется сотрудничать и с теми, и с другими. (А так как этики симметричны, то для Первой этической системы это означает "...станет сотрудничать и с теми, и с другими, пока они воюют между собой".)
gest: (Default)
(...)

Итак, мы рассмотрели логику социальной системы и логику поведения героя в двух разных этических системах.

Социальная система держится на обывателях и на элементах, вовсе лишённых рефлексии. Обыватель хочет жить в системе, которая способна выдавать высокую "этическую температуру" при низком этическом статусе своих элементов. Например: n + m = 3/4, при n = 1/2 и m = 1/2. Чем больше элементов - тем больше система будет "разогреваться".

Герой стремится рефлексировать окружающую обстановку и поступать принципиально. Герою нужна система, которая выдавала бы этический "ноль" в тех случаях, когда среда толкает героя на неэтичный поступок, чтобы дать герою возможность сохранить свой статус. С точки зрения обывателя, поведение героя описывается словами "чем хуже, тем лучше": n * m = 1/4, но зато n^(n * m) = 1.

В первой этической системе это означает, что герой будет стремится к "жертвенному компромиссу" ("мы обязаны договориться, даже перед лицом Апокалипсиса!"), а во второй - что герой будет стремится к "жертвенному конфликту" ("никаких компромиссов, даже перед лицом Апокалипсиса!").
Первая этическая системаВторая этическая система
Обыватели"Каждый сам за себя""Все в едином строю"
ГероиКомпромисс из принципиальных соображенийКонфронтация из принципиальных соображений


И тут-то мы наконец переходим к той самой истории про замки и дракона.

У нас образовалось два замка, в каждом из которых живут человечки. В первом замке человечки пытаются жить по заветам первой этической системы - компромиссной, индивидуалистичной, считающей, что цель не оправдывает средства. Во втором замке сделали ставку на вторую этическую систему - бескомпромиссную, коллективистскую, считающую, что цель оправдывает средства.

А затем перед каждым из замков предстал вызов в форме дракона. Дракон - это непонятная и несокрушимая угроза, но при этом достаточно антропоморфная для того, чтобы воспринимать её, как этического субъекта. (Лефевр пишет, что у дракона было "человеческое лицо", что само по себе звучит, как описание горячечного бреда.)

Из каждого замка навстречу дракону вышло по герою. Это были лучшие представители своих социумов, и каждый из них пытался строить свою жизнь в соответствии с господствующей этической системой своего общества.

Герой первого замка протянул дракону руку дружбы, хотя дракон был самым страшным чудовищем, какое он видел в своей жизни. Он поступил так, потому что это повышало его этический статус. Он сделал это ради своего города и своей культуры. И дракон испепелил героя, а затем развернулся и улетел.

Герой второго замка бросился на дракона с мечом, хотя дракон был самым страшным чудовищем, какое он видел в своей жизни. Он поступил так, потому что это повышало его этический статус. Он сделал это ради своего города и своей культуры. И дракон испепелил героя а затем развернулся и улетел.

Надо понять, что у Лефевра тут на передний план выходит ирония. Ни один подход себя не оправдал. И каждый подход себя оправдал, потому что и тот, и другой замок остались стоять, и дракон их не тронул. Почему? Он раскаялся. потому что вдруг осознал, что случайно уничтожил разумное существо, и улетел замаливать грехи перед своим драконьим богом? Или он испугался, потому что понял, что народ, способный рождать таких храбрецов, ему не по зубам, и сбежал? Он отреагировал на то, что воспринял как агрессию, или проявил вежливость, решив принять предложенную ему жертву? Или поведение дракона подчинялось каким-то совсем иным, неизвестным нам закономерностям?

Главное, что разницы в результатах не было. Ни один замок не оказался в выигрыше. Каждый замок потерял по герою. И каждый замок превратил своего героя в легенду, в мученика, в святого, в окончательное доказательство того, что их понимание этических вопросов является единственно верным.

[Напоминаю, что вся эта история началась в шестидесятые годы, в СССР, когда Владимир Лефевр в рамках проекта со смутно-оборонной направленностью пытался вывести логически обоснованные принципы функционирования этики. Кончилось это тем, что он сформулировал возможность существования двух внутренне-непротиворечивых этических систем, которые будут различаться только интерпретацией одного единственного логического оператора. Придумав и сконструировав эту формальную систему, Лефевр осознал, что одна из этих интерпретаций кажется ему нормальной и человеческой, а вторая - советской. Доказав самому себе, что его собственные представления об этике расходятся с господствующей этической системой Советского Союза, Лефевр собрал вещички и уехал работать в США.]

***

В принципе, я практически закончил эту историю, хотя, конечно же, остались ещё разные интересные штуки. Но основную часть того, что я хотел вам рассказать, я рассказал.
gest: (Default)
(...)

Теперь поговорим о героическом поведении.

Сразу скажу, что у Лефевра всё намного сложнее. Многоэтажная рефлексия, то, как человек воспринимает себя, свои отношения и свой этический статус, четыре категории этических субъектов - "лицемеры", "обыватели", "герои" и "святые". Я сейчас собираюсь рассказать о сильно упрощённой версии этой концепции, с одним "этажом" и всего с двумя категориями. Хотите подробную и более точную версию, читайте "Азбуку совести" Владимира Лефевра :).

Как я уже говорил, цель этической рефлексии состоит в том, чтобы обеспечить себе "0" на первом уровне рефлексии, чтобы иметь возможность при необходимости отрефлексировать собственную неправоту и вовремя исправиться. Теперь добавим к этому рефлексию собственных отношений ("^", "логическая степень", рефлексия). Для простоты скажем, что данный человечек воспринимает себя и свои отношения адекватно реальности. Тогда:

m + n^(n + m) = 1; n^(n + m) = 3/4
m * n^(n * m) = 1/2; n^(n * m) =1


Понятно, почему так?

В первом случае, чтобы n^(n + m) = 0, необходимо иметь n = 0; m = 1; тогда n^(n + m) = 0^(0 + 1) = 0^1 = 0. Остальные три варианта: (n = 0; m = 0), (n = 1; m = 0), (n = 1; m = 1) дают n^(n + m) = 1. Итого три варианта из четырёх возможных, 3/4. Этический субъект "n", адекватно рефлексирующий свои отношения, как (n + m), имеет этический статус 3/4.

Система, которую он при этом образует с m, "разогревается" до 1, даже если субъект m лишён собственной адекватной рефлексии. По очевидным причинам. Во всех вариантах у нас будет либо n = 1, либо m = 1, либо они оба. А если n = 0 и m = 0, то тогда m + n^(n + m) = 0 + 0^0 = 0 + 1 = 1. [Можно заметить, что если n не способен адекватно отрефлексировать m, этическая температура системы заметно понижается: m + n^(n + ¬m) = 3/4.]

Во-втором случае, этический субъект n, рефлексирующий свои отношения, как (n * m) обладает максимальным этическим статусом. Опять же, всё просто. Если n = 1, то n^(n * m) = 1. Если n = 0, то n^(n * m) = 0^0 = 1.

Но что касается системы (m * n^(n * m)) в целом, то при отсутствии у m адекватной рефлексии, она будет давать 0 при m = 0, то есть в половине всех случаев. Этическая "температура" системы = 1/2.

Итого. При переходе (n^(n + m) + m) => (n^(n * m) * m) этический статус n улучшается, ценой вероятного ухудшения обстановки.

Для первой этической системы это означает, что герой, перешедший от конфликта к компромиссу (заменивший "+" на "*") повышает свой собственный статус ценой возможного ухудшения обстановки. Это задаёт для первой этической системы парадигму "героического/жертвенного компромисса": "ты мне не нравишься, но я готов с тобой договариваться". Это подвиг.

Для второй этической системы это означает, что этический статус повышает герой, перешедший от компромисса к конфликту (опять же, заменивший "+" на "*"). Это задаёт для второй этической системы парадигму "героического/жертвенного конфликта": "ты мне нравишься, но я готов тебя убить". Это тоже подвиг.

В обоих случаях, подчёркиваю, герой соответствующей этической системы идёт на принцип, несмотря на возможные негативные последствия для себя и для окружающих. Этим герои отличаются от обывателей, которые хотят существовать в рамках комфортной, "тёплой" системы, и, соответственно, жертвуют ради этого своим этическим статусом. В терминах Лефевра, "обыватель" - это тот, кто выбирая между страданиями (в результате внешнего воздействия) и угрызениями совести (от осознания того, что поступил неправильно) выбирает угрызения совести. Герой выбирает страдания, но зато его не мучает совесть, он всегда знает, что поступил правильно. Иначе говоря, и герои, и обыватели являются носителями одной этической системы.

[Лицемер не испытывает ни страданий, ни угрызений совести. Святой - это герой, считающий себя обывателем, то есть он расплачивается за своё безупречное поведение и страданиями, и угрызениями совести. У всего этого есть выражение в формулах, я их просто не помню.]

При этом, надо понимать, что поведение героя прежде всего расчитанно на отношения с другим героем, в этом его смысл с точки зрения социальной системы.

n^(n * m) * m^(n * m) = 1


У героев первой этической системы отсутствует возможность начать конфликт, не уронив при этом свой этический статус. Достигнутый компромисс, напротив, повышает статус. Поэтому первую этическую систему можно назвать "этикой компромисса".
У героев второй этической системы отсутствует возможности предложить компромисс, не уронив при этом свой этический статус. Развязанный конфликт, напротив, повышает статус. Поэтому вторую этическую систему можно назвать "этикой конфликта".

Надеюсь, вы ещё не потеряли нить.

(продолжение следует...)
gest: (gunter)
(...)

Я написал: Шло время, и общество Первого замка стало напоминать классическую американскую демократию, а у жителей Втором замке нарисовался откровенный СССР.

Почему так? Потому что в этих замках сформировались две разные политические теории, на основе общей для всех человечков концепции социальных систем.

Обитатели Первого замка трактовали "*", как жёсткую связь, компромисс, и так далее. Таким образом, для них зло зарождалось в жёстких структурах (в системах, в которых элементы были связаны через "*", то есть обязаны были соглашаться друг с другом). Чем больше структура, тем больше вероятность, что она начнёт производить зло.

Согласно этой интерпретации, когда один из элементов системы обращается во зло, он утаскивает за собой все элементы, которые с ним жёстко связаны (0 * 1 * 1 * 1 * 1 = 0). Понятно, что в математике "превращение в ноль" при умножении на ноль происходит мгновенно, или, как сказал бы физик, со скоростью света. В жизни это, очевидно, не так. Зло распространяется постепенно, со скоростью информационного метаболизма системы. Тем не менее, если перед нами структура вида (n * n * ... * n), то она либо уже обратилась во зло, либо заражена злом, либо будет им заражена в ближайшее время.

Опять же, посмотрим на все возможные варианты взаимодействия трёх элементов вместе с их этическим весом, или "температурой":

a + b + c = 7/8
(a * b) + c = 5/8
a * (b + c) = 3/8
a * b * c = 1/8


Обитатели Первого замка, носители первой этической системы, интерпретировали эти результаты следующим образом. Лучший из вариантов - это когда все три элемента независимы друг от друга и могут вступать в конфликт. При невозможности этого, два элемента должны объединиться против третьего (или третий должен бросить вызов двум объединившимся). В двух остальных вариантах преобладают жёсткие связи, и, таким образом, эти варианты хуже естественного состояния среды; хуже, чем естественное поведение элементов, из которых они состоят (3/8 < 1/2; 1/8 <<< 1/2).

Для носителей первой этической системы основой политической теории является представление о том, что в ситуации, когда невозможно гарантировать безупречное поведение всех элементов системы, жёсткую структуру нужно дробить на части. "Умные договорятся, а дураков нужно разделить". Хорошо, когда все дураки думают по-разному; если все дураки начнут думать одинаково, за них будет думать Антихрист. Если объединить все сомнительные элементы в единую жёсткую структуру (через "*"), то рано или поздно - скорее рано, чем поздно, - эта структура будет заражена злом и начнёт производить зло. Если разбить структуру на несколько независимых центров или группировок, связанных через "+", то одни элементы обратятся ко злу, другие - к добру. Между ними возникнет конфликт, но так добро сильнее зла, в этом конфликте победит добро. Пока хотя бы один элемент системы остаётся на стороне добра, он всё ещё может вызвать перезагрузку системы и вернуть её на сторону добра (1 + 0 + 0 + 0 + 0 = 1, сколько бы нулей там не было.) Такая система рухнет, только если зло заразит все элементы одновременно, а это, в свою очередь, маловероятно.

Поэтому первую этическую систему обвиняют в том, что она ведёт к "атомизации" общества, то есть отбирает у людей жёсткие связи, вынуждающие их слепо подчиняться друг другу.

И потому идеалом общества, построенного на принципах первой этической системе, стали: разделение властей, с тремя независимыми ветвями власти; не меньше двух правящих партий; независимые СМИ. И да, рыночная экономика, куда же без неё. Так жили в Первом замке.

Во Втором замке ситуация была иной. Для обитателей второго замка "*" означало вражду, отказ от сотрудничества, а "+", наоборот, тесную связь. И все их интерпретации были полной противоположностью интерпретаций обитателей первого замка, хотя строились на одних и тех же формулах. Оценка системы из трёх элементов для них звучала так: лучший вариант - когда все элементы дружат между собой (a + b + c); если это невозможно, один из участников должен стать посредником между двумя конфликтующими сторонами, или они должны признать его в качестве арбитра ((a * b) + c ). Худший из вариантов - война всех против всех, полная аномия.

Таким образом, основой политической теории для носителей второй этической системы является представление о том, что в ситуации, когда невозможно гарантировать безупречное поведение всех элементов системы, эту систему необходимо объединить в жёсткую структуру, исключающую свободу манёвра для отдельных элементов. "Дураков надо строить", дураков нужно приучить думать одинаково.

[Идеальное состояние общественной материи в рамках второй этической системы - это советская армия. Да, я не удержусь и снова процитирую свой любимый сборник:

"Армия - это коллектив. Коллектив дружный, крепкий, в котором люди всегда на виду друг у друга, вместе живут, учатся, несут службу, отдыхают. Взвод, рота, полк за годы службы становятся солдату родным домом. Нужно ли говорить, какие огромные возможности создаёт это для воспитания человека в коллективе, чтобы не на словах, а на деле повсеместно стало правилом: ответственность каждого перед коллективом и ответственность коллектива за каждого!"

Генерал армии А. А. Епишев, "Воспитание воина-гражданина", в сборнике "Проблемы революции в военном деле" (1965).


А в чём сила советской армии? В том, что в советской армии все думают правильно, то есть одинаково:

"Советская военная доктрина как бы спаяла весь наш воинский организм единством взглядов на характер стоящих перед страной задач военного строительство, способов их решения и методов боевой подготовки войск".

Маршал Советского Союза С. С. Бирюзов, "Новый этап в развитии вооружённых сил и задачи обучения и воспитания войск", там же.


Для общества второго замка это даёт следующее. Общество - это коллектив. Коллектив дружный, крепкий, в котором люди всегда на виду друг у друга, вместе живут, учатся, работают, отдыхают. Общество - это и есть дом родной. Это создаёт огромные возможности для воспитания человека в коллективе, согласно правилу: ответственность каждого перед коллективом и ответственность коллектива за каждого! И весь этот общественный организм спаян всеобъемлющей политической доктриной, задающей единство взглядов на характер стоящих перед обществом задач, способов их решения и методов подготовки человеческого материала.]

Или вот, партия, как "партия ленинского типа", "авангардная партия". Партия - это та же армия: сильная организация, монолитная дисциплина. Партия построена на принципе "демократического централизма", то есть руководство партии принимает решения в соответствии с интересами всех членов партии, а те обязаны эти решения безоговорочно поддерживать. Член партии может иметь собственное мнение, но только до того момента, пока руководство не объявит, какое мнение на текущем этапе является правильным. После этого все обязаны следовать партийной линии. Никакие фракции, "крылья" и т.д. в партии невозможны. Любая группировка в рамках партии неизбежно становится антипартийной группировкой, потому что противопоставляет часть целому. Пока эти условия соблюдаются, партия воспроизводит добро даже при слабости своих отдельных членов. За счёт жёстких связей положительные явления перевешивают и вытесняют отрицательные, а стойкие элементы перетягивают оступившихся на свою сторону, сколько бы тех не было (1 + 0 + 0 + 0 + 0 = 1). Иными словами, отдельные священники могут пасть, но пока Церковь существует как единый живой организм, она устоит.

Политические идеалы тут соответствующие. Единая государственная власть. Единая общенародная Партия, она же власть. Государственные СМИ, выражающие позицию власти, партии и народа, потому что народ и партия едины, а власть у партии. Естественно, государственная экономика.

Ещё пару слов про экономику.

Для первой этической системы конкуренция - это благо. Когда на рынке конкурируют несколько независимых игроков, часть их решений будет хорошими (1), часть - плохими (0). В условиях конфликта хорошие решения побеждают, а плохие отбраковываются. Если один из игроков создаст эффективную инновацию, остальные вынуждены будут её копировать и создавать аналоги, чтобы не проиграть. Таким образом, полезные инновации быстро распространяются по всей системе (1 + 0 + ... + 0 = 1). При наличии же жесткого государственного контроля над экономикой, экономическая система становится болотом, в котором полезные явления тонут, а нездоровые воспроизводятся (0 * 1 * ... * 1 = 0).

Для второй этической системы, естественно, всё наоборот. Капитализм - это зло, потому что это система, которая воспроизводит зло. В мире конкуренции царит закон джунглей. Противостояние игроков на рынке способствует распространению зла, но не добра: все негативные явления воспроизводятся, все полезные подавляются (0 * 1 * ... * 1 = 0). Даже если кто-то случайно изобретёт что-то полезное, его изобретение окажется собственностью одной из фирм, которая будет тщательно скрывать полезную инновацию от своих конкурентов, и это в лучшем случае. В худшем случае изобретение сразу же закопают, вместе с изобретателем. Зато в государственной экономике все предприятия и организации объединены в единую сеть. Предприятия отстающие оказываются в одной упряжке с лидирующими, а это значит, что они вынуждены подтягиваться до их уровня. Если на одном предприятии или заводе в рамках единого производственного комплекса будет придумано что-то полезное, то эта инновация сразу же распространится по всей системе, так как ей ничего не будет мешать (1 + 0 + ... + 0 = 1).

Как видите, в двух замках возникло два очень разных общества. И всё из-за того, что человечки пытались жить согласно формулам, которые они же сами и придумали.

P.S. Естественно, реальные СССР и США соотносятся с выдуманными замками весьма приблизительно. По отношению к этическими системам Лефевра, каждое современное общество будет представлять собой половинку символа Инь-Ян - господство одной этической системы в культурном пространстве неразрывно сочетается с зародышем другой. В СССР заметная часть интеллигенции не разделяла "советскую" (вторую) этическую систему и вела с ней идеологическую партизанскую войну. Когда население СССР в массе своей разуверилось в соответствующих ценностях, СССР рухнул. Когда американские политики стали вслух говорить о том, что пытки - это оправданно, если пытать только врагов, они стали приближаться ко Второму замку. Если они окончательно поверят, что "цель оправдывает средства", США перестанут существовать в связи с утратой базовых американских ценностей, и на этой территории возникнет другая страна, пусть даже она будет называться похожим именем.

(продолжение следует...)
gest: (Default)
Продолжаем с человечками.

На самом деле, тут уже можно переходить к истории с драконом, но я хотел поговорить ещё об одной вещи.

Итак, у нас появилось два замка, потому что человечки переругались и не смогли договориться о том, как правильно интерпретировать операторы "+" и "*": как "цель не оправдывает средства" (1 * 0 = 0), или как "цель оправдывает средства" (1 + 0 = 1). Изначальный замок стал замком, где компромисс обозначался, как "*", а рядом с ним возник второй замок, обитатели которого считали, что компромисс, "жесткая связь", это "+".

[livejournal.com profile] fortunatus спросил меня, почему у Лефевра не бывает людей, которые стабильно и последовательно выдают "этический ноль", то есть обладают способностью быть "холоднее" окружающей среды. Напоминаю, что у Лефевра все люди попадают в диапазон между 1/2 (полная зависимость от внешних стимулов) и 1 (абсолютная способность противостоять внешнему давлению). И это, в общем-то, логично. Люди могут совершать нехорошие поступки (могут становиться "0" в той или иной ситуации), но они не будут абсолютным нулём. Опять же, представьте себе человека, который ради зла готов всегда говорить правду, даже когда ему это невыгодно, и который во имя зла готов вступиться за безнадёжное дело. Понятно, что этот человек служит чему-то, что он сам считает Добром (добро, этическое "1" = "желательное"). Он может заблуждаться на этот счёт, мы можем заблуждаться на его счёт. Но все наши представления об абстрактном зле завязаны на то, что зло врёт, когда ему это выгодно, зло предаёт, когда ему это выгодно, зло не умеет быть принципиальным. То есть, человеческое зло - это 1/2, "зло в ситуации, которая толкает ко злу".

Но в концепции Лефевра есть способ добиться радикального понижения "температуры". Это система. Система состоит из элементов, лишённых сложной рефлексии, и объединённых дружественными или недружественными отношениями.

Самый простой пример системы - система из двух элементов. Например: n * m. Если cреда случайным образом толкает отдельных субъектов к Добру (1) или к Злу (0) с вероятностью 50% (1/2), как это постулировано в этической алгебре человечков, то "этическая температура" системы n * m = 1/4. Потому что:

1 * 1 = 1
1 * 0 = 0
0 * 1 = 0
0 * 0 = 0


Система n * m порождает добро только в том случае, если n и m оказывается добром одновременно. А это значит, что эта система производит зло, она заметно "холоднее" окружающей среды.

Вот пример для трёх элементов, все возможные конфигурации, в порядке убывания этической привлекательности:

a + b + c = 7/8
(a * b) + c = 5/8
a * (b + c) = 3/8
a * b * c = 1/8


Понятно, почему так? Система (a + b + c) производит добро, потому что для того, чтобы склонить её на сторону зла, все три элемента должны оказаться злом одновременно. Если для каждого элемента (лишенного рефлексии, или обладающего неадекватной рефлексией) шанс перейти на сторону зла равен 1/2, для системы в целом он будет равен 1/8. (Умножение вероятностей: 1/2 * 1/2 * 1/2 = 1/8)

Для системы ((a * b) + c) это даёт 5/8, то есть система порождает добро, когда c = 1 (а это будет в половине из всех случаев, по определению), или когда с = 0, но a = 1 и b = 1. Тут простая математика.

Итак, отдельные люди не могут быть абсолютным злом. Но они могут быть частью системы, которая активно производит зло за счёт своей внутренней конфигурации, за счёт своей структуры. Такая система может быть "теплее" окружающей среды, а может быть намного "холоднее", чем среда. Иначе говоря, в этическом плане система способна быть заметно лучше элементов, из которых она состоит, или сильно хуже. Если систему перестроить, то есть поменять отношения между элементами, система поменяет свою "этическую температуру".

Логика понятна? Гитлер, сам по себе - это не Зло. Это сумасшедший неудачник-антисемит из Австрии. Национал-социалистическая немецкая рабочая партия во главе с Гитлером - это Зло. Третий Рейх во главе с Гитлером - это Зло. Чтобы творить настоящее зло, нужно правильно организовать процесс.

Подчёркиваю - это не какие-то объективные законы природы; это особенности мышления "бумажных человечков". Такими их создал их творец, Лефевр. Всё остальное - это выводы, которые человечки сделали из собственных, иррациональных, заложенных в них изначально представлений о природе Добра и Зла.

(продолжение следует...)
gest: (Default)
(...)

Затем для человечков пришло время поговорить об отношениях, начиная с отношений между Добром и Злом.

У них в запасе ещё оставалось два логических оператора. "Логическое сложение", "или" (OR): "если верно одно или другое, то итог верен" (1 + 0 = 1). "Логическое умножение", "и" (AND): "если верно и одно, и другое, то итог верен" (1 * 1 = 1, но 1 * 0 = 0).

Человечки решили, что отношения между субъектами можно в общих чертах свести к двум большим категориям. Одна категория обозначает союз, согласие, объединение, тесные связи, компромисс; вторая категория обозначает равнодушие, вражду, разъединение, отрицание связи, конфликт. Железная балка и огненная река - и то, и другое, может связывать людей, но по-разному.

Весь вопрос был в том, чтобы установить соответствия между категориями и операторами.

Одни человечки сказали:
- Очевидно, что союз и компромисс в этических вопросах - это "*", "умножение". Компромисс между Добром и Злом есть Зло (1 * 0 = 0). Проверочное утверждение: цель не оправдывает средства. Чтобы итог был хорош, цель и средства для достижения цели должны быть хороши (1 * 1 = 1). Но плохие средства компрометируют хорошие цели, как ложка дёгтя, добавленная в бочку мёда, убивает бочку мёда (1 * 0 = 0).

- Но постойте, - сказали им другие, - Это смотря какая ложка - и в какую бочку! Мёдом можно и дёготь подсластить, если мёда много взять. Творить добро - хорошо, независимо от цели. Бороться за настоящее добро - хорошо, независимо от средств. Если цель или средства хороши, то итог хорош (1 + 0 = 1).

- Нет, всё не так, - заявили первые, - "Сложение", "+" - это конфликт. Конфликт между Добром и Злом есть Добро (1 + 0 = 1). Проверочное утверждение: Добро сильнее Зла. Добро всегда побеждает Зло. То есть, результатом схватки между чистым Добром и чистым Злом является Добро (1 + 0 = 1). Потому что у Зла нет самостоятельного бытия. Свет не боится тьмы, но тьма бежит от света.

- Вы неправы, - настаивали вторые, - Само по себе, в схватке, Добро проиграет Злу. Поэтому конфликт - это "умножение", "*". Добро - это дружба и любовь. Агрессия, ложь и насилие - это прерогатива Зла, и в этой сфере Зло сильнее, а чистое и наивное Добро обречено на поражение (1 * 0 = 0). Чтобы победить Зло на его территории, Добру приходится использовать инструменты Зла, то есть идти на компромисс со Злом (1 + 0 = 1). Потому что Добро должно быть с кулаками. Потому что цель оправдывает средства!

Вот тут-то они и разругались до основания, в ноль.

Аксиомы первых:

1 + 0 = 1
1 * 0 = 0

Конфликт между Добром и Злом порождает Добро.
Компромисс между Добром и Злом порождает Зло.
Добро сильнее Зла.
Цель не оправдывает средства.


Аксиомы вторых:

1 * 0 = 0
1 + 0 = 1

Конфликт между Добром и Злом порождает Зло.
Компромисс между Добром и Злом порождает Добро.
Чтобы победить Зло, Добро само должно быть немного Злом.
Цель оправдывает средства.


По Лефевру, вопрос о том, оправдывает ли цель средства - это основной вопрос этики. На него невозможно дать рационального ответа. Соответственно, можно построить две разные, внутренне непротиворечивые этические системы, в одной из которых цель будет оправдывать средства, а в другой - не будет. В каждом случае речь будет идти о принципиальных и иррациональных убеждениях носителей соответствующей этики.

И именно это произошло с человечками. Пока они не пытались формализировать свою этику, они жили вместе, в одном замке-городе. Но как только они начали выводить формулы, оказалось, что алгебра у них общая, и логика тоже, а вот интерпретация логических уравнений не совпадает совершенно. Единая ранее культура бумажных человечков раскололась на две. Те, кто верил, что цель оправдывает средства (что "+" обозначает "компромисс", а "*" обозначает "конфликт") ушли и основали собственный замок-город. Теперь стало два замка - Первый и Второй.

Это Первая этическая система и Вторая этическая система. "Не делай зла", говорили первые. "Твори добро", говорили вторые.

Шло время, и общество Первого замка стало напоминать классическую американскую демократию, а у жителей Втором замке нарисовался откровенный СССР.

(продолжение следует...)
gest: (Default)
Идём дальше.

Человечки постановили, что любой человек - это не Добро и не Зло. Человек (человечек) это n, которое способно быть и 0, и 1, в зависимости от обстоятельств. В данном случае, 1 и 0 представляют собой мерило поступков человечка. На человечка воздействует внешняя среда, которая в каждый момент времени толкает его либо к Добру, либо к Злу, с определённой вероятностью. Эта вероятность может измеряться в процентах (в дробях), которые обозначают "этическую температуру" среды. Для простоты человечки постановили, что температура среды в их формулах будет равна 1/2, то есть в половине всех случаев среда будет толкать этического субъекта к доброму поступку, а в остальных - к злому. [Сам Лефевр по иррациональным причинам считал, что Добра в мире больше, чем Зла, и соотносятся они по золотому сечению, как 62/38, то есть температура реального мира ближе к 0,6. На зло в нормальных условиях работает меньшее число факторов, и потому за Сатаной пошла всего лишь треть ангелов.]

Этичный поступок - это правильный поступок, совершённый вопреки давлению среды. Потому что, очевидным образом, если человек творит добро под давлением среды (и творил бы зло в иных обстоятельствах), то ничего этичного в этом нет. Такой человек представляет собой этический аналог флюгера, куда ветер дует, туда и он поворачивается. Человечек может обладать рефлексией (логической степенью, ^), более того, она является необходимым условием этичного поведения.

Третья аксиома:
n = 1/2
n^n = 1
n^¬n = 1/2


"Этическая температура" субъекта, лишённого рефлексии, равна температуре окружающей среды. Он творит добро, когда среда толкает его к добру, и творит зло, когда среда толкает его ко злу.

Субъект, способный адекватно отрефлексировать самого себя, творит добро. Потому что, если n^n, то при n=1, n^n = 1^1 =1, а при n = 0, n^n = 0^0 = 1, так? Чтобы творить добро, субъект должен иметь возможность отрефлексировать, что с ним будет, если он поддастся негативному давлению среды и обратится во зло (n=0), что и позволяет ему вовремя остановить себя и поступить иначе (n^0=1).

Человек, не имеющий адекватной картины мира и лишённый представлений о добре и зле, не может быть этичным субъектом. Если мы поставим n в степень не-n (NOT n), мы получим следующее: при n=1 результат будет n^¬n = 1^¬1 = 1^0 = 1; при n=0, n^¬n = 0^¬0 = 0^1 = 0. Таким образом, если температура среды будет равна 1/2 (n оказывается 0 или 1 с вероятностью 50%), то и температура субъекта будет равна 1/2. Если внешняя среда склоняет его к добру, он творит добро, если к злу - зло. Таким образом, человек с неадекватной картиной мира ведёт себя аналогично субъекту, лишённому способности к рефлексии.

Здесь есть одна хитрость.

n^n^n = 1/2
n^n^¬n = 1


Если наш человечек (n) воспринимает себя, как человека с правильной, адекватной реальности картиной мира (n^n), он теряет адекватность. Вот он, человечек, считающий себя правым: n^(n^n). Если он прав, он прав (n=1), потому что правда и добро существуют объективно и не зависят от "степеней" рефлексии. Но если он неправ (n=0), то он не способен осознать свою неправоту, потому что n^n^n = 0^(0^0) = 0^1 = 0.

Отсюда получаем, что адекватный человек, способный сознательно творить добро, должен одновременно обладать адекватной реальности картиной мира (n^n) и постоянно ставить её под сомнение, то есть воспринимать себя, как человека с неадекватной картиной мира (n^¬n). Тогда n^(n^¬n) будет равно 1 при любых значениях n. Человек сохраняет интенцию к добру и способность противостоять давлению среды за счёт внутренней критики и осознания того, что он может ошибаться.

Соответственно, цель этической рефлексии состоит в том, чтобы обеспечить себе "0" на первом уровне рефлексии, чтобы иметь возможность при необходимости отрефлексировать собственную неправоту и вовремя исправиться.

И вывод. Все реальные люди, разумные существа, этические субъекты существуют в диапазоне от 1/2 ("зомби", ходячий мертвец, человек с "этической температурой", равной температуре окружающей среды, полностью зависимый от внешних импульсов) до 1 (Абсолютный Герой, олицетворение Добра, человек с верной картиной мира и развитой самокритикой, способный поступать правильно вне зависимости от внешних обстоятельств и давления среды). Чем выше "температура тела", тем выше этический статус. Повышение или хотя бы сохранение своего статуса в собственных глазах является важной мотивацией для человечков.

Все человечки с этим согласились, потому что они чувствовали, что это похоже на правду.

Пока всё понятно?

(продолжение следует...)
gest: (Default)
Я никогда не напишу всего, что мне надо написать, вот чисто физически.

Но помимо всего прочего, я хотел бы как-нибудь поговорить и о Лефевре, который Владимир Лефевр, автор концепции двух этических систем, этики компромисса и этики конфликта. Я о нём периодически упоминал и упоминаю. Он, кстати, тоже имеет определённое отношение к текущим темам.

Главная проблема с рассказом о теории Лефевра состоит в том, что он сам свою историю начал с середины - где два замка, бумажные человечки, дракон и всё такое. И человек неподготовленный, столкнувшись с чем-то подобным, первым делом решит, что это какой-то наркоманский бред.

Возможным прологом были бы слова самого Лефевра из его интервью журналу "Вопросы философии":

"Когда я говорю, например: "Индивид испытывает импульс страдания", то не имею в виду реального человека или реальное страдание. Более того, я не говорю о каком-то абстрактном страдании. Я имею в виду особое внутреннее состояние моих кукол. Грубо говоря, модель есть всегда копия. Кукла есть модель человека. У человека есть рука, и у куклы есть рука, хотя и игрушечная. И мы часто используем игрушечную руку для того, чтобы лучше понять руку человеческую. Я пошёл дальше и снабдил куклу игрушечной душой и игрушечными страданиями. Кукольная душа столь же далека от человеческой души, как пластмасса - от человеческого тела.

Теоретическая работа - всегда создание игрушек, приносящих, однако, реальный результат".


Да, Лефевр сам себе худший враг. Серьёзно, он так говорит о своих идеях, расхваливая себя и своё общецивилизационное значение, что в них вообще разбираться не хочется. Тем не менее, сами идеи, как я уже не раз говорил хороши и интересы.

В этой фразе он выразил суть своего подхода. Его "бумажные человечки" - это умозрительные модели, обладающие рудиментальной, упрощённой программой этический суждений. Тем не менее, поведение этих моделей позволяет задуматься о более сложном поведении намного более сложных существ, то есть нас.

Итак, жили-были бумажные человечки...

Вообще, по жанру это должен был бы быть философский комикс, с картинками и разговорами. Но что есть, то есть.

Человечки жили в замке, он же Город, потому что для человечков замок и был городом.

Однажды человечки решили определить для себя, что есть добро и что есть зло, и вывести на основании этого какие-либо строгие правила этики. Вернее, какие-то представления об этике у них уже были, а тут они решили их формализировать.

[На самом деле, всё началось в СССР, в шестидесятые годы, когда Лефевру отвалился кусочек теоретической работы по созданию искусственного интеллекта, способного принимать решения на поле боя. "И я стал задумываться: как же сделать, чтобы машина могла обманывать противника, как сделать программы, чтобы они моделировали оперативное искусство? Возникла мысль, что надо построить модель человека, принимающего решения. Эта простая мысль была очень продуктивной. Если раньше я интересовался человеком несколько абстрактно, то здесь все как бы обрело свою целостность: задача состоит в том, чтобы построить модель человека вместе с осознанием им себя, своих мыслей". Для принятия решений нужна была система, способная делить решения на хорошие и плохие. Очевидно, что всё упиралось в 1 и 0, правду и ложь, желательное и нежелательное, добро и зло.]

Человечки решили: Добро = 1, Зло = 0, так как Зло - это отсутствие Добра. (Напоминаю, что Зло здесь - это "нечто нежелательное".) Это позволило им начать применять к полученным значениям механизм алгебры логики/булевой алгебры, начиная с логического отрицания (¬), то есть оператора "Не-" (NOT).

Первая аксиома, если так можно выразится:
¬1 = 0
¬0 = 1


Не-Добро - это Зло. Не-Зло - это Добро.

И все человечки согласились с этим, потому что это соответствовало их представлениям о добре и зле. Но дальше всё упиралось в то, как залезть во внутренний мир субъекта, как изобразить его субъективное восприятие окружающей реальности?

(Лефевр рассказывал, что идея пришла ему в голову, когда он валялся в постели с температурой. Рефлексия - это степень! "Маленькие цифирки" вверху справа - это окошечко с картиной мира того логического субъекта, к которому степень относится.)

Человечки изобрели механизм "логической степени", рефлексии. [Тут для меня начинается главная проблема, графическая. Для простоты на письме степень может обозначаться, как (^), 2^2 = 4. Но Лефевр построил всю концепцию на сложных, многоэтажных и многочленных степенях, которые на бумаге изображаются "лесенкой". Естественно, знак ^ тут не поможет, если не выдумывать всякие дополнительные костыли со скобками и так далее. Ладно, пока мы разбираемся с простыми степенями.]

Так в их "алгебре этики" все числа сводились либо к единице, либо к нулю, все степени тоже, в конечном счёте, были равны либо 1, либо 0. Из математики мы знаем, что n^1 = n, любое число в первой степени равно самому себе. Аналогично, n^0 = 1, любое число в нулевой степени равно единице. (Потому что: n^0 = n^(1-1) = n^1 * n^-1 = n * 1/n = n/n = 1, если вы уже забыли школьную алгебру.) Делить на ноль нельзя, но их алгебра допускала формулировку 0^0 = 1.

Вторая аксиома этики:
1^1 = 1
1^0 = 1
0^1 = 0
0^0 = 1


Степень - это восприятие окружающей реальности, картина мира. Если объективное Добро существует, то оно Добро, независимо от того, как оно себя воспринимает. Но вот Зло всегда считает себя Добром (0 = 0^1). Зло потому и Зло, что оно считает себя Добром (т.е., чем-то желательным), оно погрязло в иллюзии, в самообмане. Ошибка воспринимает себя, как нечто Правильное, и потому она Ошибка; Ложь претендует на то, что она Истина.

Но при этом, Зло, осознавшее себя Злом, перестаёт быть Злом (0^0 = 1). Первый шаг к правоте - это осознание собственной неправоты. Чтобы перестать быть грешником, грешник должен принять и отрефлексировать свою греховность. Единственный способ исправить ошибку - это понять её ошибочность.

Так человечки пришли к тому, что из Ничего может родиться Нечто. У них появилась своя метафизика. Когда неразумное животное осознало себя неразумным животным, оно превратилось в разумное существо, потому что у него появилась рефлексия (0^0 = 1). Когда неживая планете осознала свою безжизненность, на ней зародилась жизнь (0^0 = 1). Когда Вселенная осознала, что её нет, произошёл Большой Взрыв и рождение известной нам Вселенной (0^0 = 1). Свет родился из Тьмы, когда Тьма обратила свой взор на саму себя.

И все человечки согласились с этим, потому что это соответствовало их картине мира.

(продолжение следует...)
gest: (gunter)
Вообще-то, я искал другое, а нашёл пост [livejournal.com profile] irukan'а про ситуацию с Вальтером Сарояном в рассказе "Злоумышленники" из цикла "Возвращение (Полдень XXII век)". Он ещё возвращался к этой теме в другом посте. Понятно, что сыграло свою роль то, что фамилия [livejournal.com profile] irukan'а - Налбандян. [Но ему правильно сказали, что "горилла" - это не расовый эпитет, если русский человек захочет оскорбить армянина, он использует другие слова.]

Ситуация. Четвёрка друзей из комнаты №18 в школе-интернате будущего решает сбежать на Венеру. Их учитель понимает, что его главная задача - спасти своих подопечных от неизбежных насмешек товарищей.

"Им даже ничего не грозит: их не пустят дальше Аньюдина. Но им придётся вернуться, а вот это по-настоящему неприятно. Вся школа будет смеяться над ними. Ребятишки иногда бывают злы, особенно в таких вот случаях, когда их товарищи вообразят, что могут что-то, чего не могут все. Он подумал о великих насмешниках из 20-й и 72-й и о веселящихся мальках, которые прыгают с гиком вокруг пленённого экипажа "Галактиона" и разят насмерть..."

Он решает экстренно выучить всё, что имеет отношение к освоению Венеры, а затем устроить им экзамен и доказать, что они ещё не готовы к подвигам. Для этого ему нужно выиграть хотя бы несколько часов, и он рассказывает им о нехорошем поступке одного мальчика, Вальтера Сарояна, которого, очевидно, надо наказать. Неразлучная четвёрка отправляется его наказывать, а учитель, тем временем, зубрит материалы. Ребята забирают у Сарояна одежду и выкидывают её в заросли крапивы, так что добро в очередной раз побеждает зло.

Тезис [livejournal.com profile] irukan'а состоит в том, что всё это очень сомнительно с этической точки зрения. Я вот так, с первого взгляда, с ним соглашусь.

С другой стороны, в комментах присутствует неизбежный [livejournal.com profile] zinik_alexander... о, он тогда пронёсся по нашему сектору ЖЖ подобно комете:

"То есть, вариант с тем, что Вальтеру набили морду справедливо, мы не рассматриваем?
Исходный поступок его был неэтичен и заслуживал наказания. Он его получил.
Подростки зачастую неспособны воспринимать что-то иное, отличное от грубой силы".

У него всё просто. Ему всё ясно.

Меня заинтересовала разница между тем, как это воспринималось тогда, и тем, как это воспринимается сейчас.
Или, хотя бы, между тем, как это воспринималось в разном возрасте.

Я первый раз читал "Возвращение" в детстве и ничего такого не заметил, кажется. Стругацкие, как мне кажется, предназначали свой рассказ детям, и хотели их покорить образом чудесной школы, где можно жить круглый год, а Учитель - прикольный парень и твой лучший друг, и в то же время старший и взрослый, но классный взрослый, который тебя понимает, и при этом знает столько вещей, и с которым можно бороться приёмами самбо, и т.д., и т.п.

Человек взрослый цепляется глазами за такие моменты: "горели [лампы] в 107-й - там метались тени, и было ясно, что кто-то кого-то лупит подушкой по голове и намерен лупить до тех пор, пока неслышный и невидимый поток инфралучей на заставит заснуть самых беспокойных, а случится это через две минуты", после чего понимает, откуда выросли "гипноизлучатели на орбите" в "Трудно быть богом" и Страна Отцов из "Обитаемого острова". Хех, интересно, а с подростковой мастурбацией они такими же методами боролись? С них станется :). Интересная, между прочим, тема - сексуальное образование в мире Полдня... но я отвлёкся.

Главное, что замечает взрослый человек - это странная тема, с которой рассказ начинается и которой заканчивается.

Начинается он с истории о том, как образовалась знаменитая четвёрка. Именно там мы впервые находим упоминание Вальтера: "Атос казался Капитану человеком надменным и пустоголовым, но первая же серьезная беседа с ним показала, что он несомненно по своим качествам превосходит некоего Вальтера Сарояна, находившегося тогда с тройкой в полуприятельских отношениях и занимавшего четвертую койку в только что выделенной 18-й комнате... Через неделю, не вынеся угроз и насилия, из 18-й с разрешения учителя бежал Вальтер Сароян, и на его месте водворился Атос".

Кончается рассказ следующим: "Никуда мы не годимся. Великие колонисты из 18-й комнаты... Тьфу! Но Вальтер получил хорошо. Не добавить ли ему? Нет, хватит с него".

Таким образом, тема рассказа - сделай гадость Сарояну, ощути чувство глубокого морального удовлетворения. Мы с этого начинаем, мы этим заканчиваем.

Вообще... Ну вот, мысли ушли в сторону.

Современный читатель может даже увидеть здесь аллюзию на, не знаю, Мародёров и юного Снейпа. Была бы автор "Гарри Поттера" русской, мы могли бы сказать, что это скрытая цитата, не так ли? Представляете, какой ужас? Я не читал Гарри Поттера - ну, кроме первой книги, не видел фильмов, кроме, опять же, первого; и тем не менее я в курсе, что Джеймс Поттер и его команда травили Снейпа. И теперь упоминаю об этом, чтобы показаться актуальным вам, которые наверняка всё это читали :). Эх.

Read more... )
gest: (Default)
Хочется написать о D&D'шных "элайментах" (alignment). Или о Лефевре. И то и другое меня в последнее время радовало.
Норман меня в последнее время пугает. "Зачем мне сюжетные твисты? Я же наркоман. Закинусь и сижу, смотрю мультики. Впрочем, я же ещё и псих. Мне таблетки нужны, чтобы мультики перестали показывать!" Читаю книгу маленькими порциями, пребываю в полных непонятках. Но это такое, узко-фанатское.

Хочется что-нибудь написать. Ну, что там у нас можно набить на автомате...?

...Допустим, мы говорим об этических системах Крылова.

Можно рассуждать о том, что каждый тип этики порождает свою философию, свой взгляд на мир и подход к реальности.
Можно обсуждать философию, вытекающую из системы в целом, потому что каждая умозрительная концепция содержит в себе определённую философию.
Можно говорить о тогдашних взглядах самого Крылова, в той степени, в какой они противоречили логике им же созданной концепции. (Я о больных идеях уровня "русские орки, ибо уродливы, Запад - Гитлер, обо всём этом написано у Толкиена" и т.д.)

И, конечно, можно продолжать мою любимую тему - особенности систем из четырёх элементов и ту роль, которую они играют в человеческом мышлении. Здесь этические системы Крылова будут всего лишь одной из многих известных мне "четвёрок".

***

Можно обсуждать философию, вытекающую из системы в целом, потому что каждая умозрительная концепция содержит в себе определённую философию.

Например. Очевидно, что этические системы Крылова - как и этические системы Лефевра - описывают ситуацию с точки зрения Запада (Третья этическая система Крылова/Первая этическая система Лефевра). По крайней мере, в процессе чтения англоязычных книг, форумов, сайтов, у меня сложилось впечатление, что то, о чём писали Крылов и Лефевр, действительно существуе, более того, носители этого типа этики говорят о себе именно в тех терминах, которые использовали Крылов и Лефевр. Надо поступать с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступили с тобой; каждый имеет право "на лево", каждый сходит с ума по своему; цель не оправдывает средства, компромисс лучше конфликта. Очевидно, что это значимые критерии для тех, кто разделяет соответствующие представления.

А с остальными этическими системами сложнее. Разве их носители описывают себя в подобных терминах? Крылов пишет, что идеология сталинского СССР была близка к Югу, Сталин был носителем южной этики. Это корректное утверждение с точки зрения его концепции, но само по себе оно подразумевает определённую философию и идеологию, заложенную в эту концепцию. А учитывая взгляды самого Крылова, это звучит ещё более резко:
"Сталин был представителем очень древнего народа, до сих пор живущего по законам Первой этической системы. Для него такие вещи, как всеобщая уравниловка, культ вождя, кровная месть и т. п. казались естественными и понятными. "Социализм" он понимал (вернее сказать, ощущал) как цивилизацию Юга, то есть общество, построенное на первой этической системе, а торжество коммунизма — как восстановление древнего Юга во всем его великолепии.
Этим объясняется и его отношение к Западу: для него данный цивилизационный блок был не просто геополитическим противником, но, прежде всего, "старым врагом", некогда победившим Юг и Восток и установившим свою гегемонию на планете. "Марксизм-ленинизм" сталинского периода имел все характерные признаки реваншистской идеологии, — что кажется совершенно необъяснимым в рамках его "буквального" прочтения".

Сталинский СССР - не-Запад, поэтому Крылов трактует его, как попытку возродить некую дремучую архаику, а Сталина - как дикаря, который пытался отомстить Цивилизации (т.е. Западу). Я хочу сказать следующее. Лидеры Запада (в этическом, геополитическом, культурном смысле) могли считать себя защитниками демократии, а Сталина - олицетворением тирании, и в этом отношении они вполне могли быть правы. Но Сталин никогда бы не стал называть себя идейным сторонником тирании, который борется с демократией и считает её злом (по крайней мере мере, не публично :)). Понимаете, да? Сталинский СССР, особенно в материалах, направленных вовне, позиционировал себя не как "месть Юга", а как сверх-Запад - общество, которое является более гуманным, более свободным, более справедливым и более прогрессивным, чем сам Запад. Ну да, коммунисты врали. А почему врали? Потому что "Юг, архаика, цель оправдывает средства, обмануть врага доблесть", и т.д. Но это западный взгляд на вещи, и Крылов пишет именно с этой позиции. (Запад - реальность, Юг и Восток - способы классификации не-Запада, Север - умозрительный концепт.)

Или взять Лефевра. Он пишет, что советская культура опиралась на Вторую этическую систему, с её принципом "цель оправдывает средство". Во-многом, он прав. Но разве советское общество могло описывать себя подобным образом? "Мы считаем, что цель оправдывает средства, а американцы - что не оправдывает, и за это мы их ненавидим"? Сам вопрос о цели и средствах значим только для Запада, это там люди строят свою идентичность на основании ответа на этот вопрос (по возможности, правильного ответа).

Итак, философия (идеология, логика, как угодно) системы в целом состоит в том, что именно Запад является точкой отсчёта. У Лефевра это сказано прямым текстом (поэтому он пишет о Первой этической системе), у Крылова слегка закамуфлировано, но суть та же. И об этом нужно помнить.
gest: (Default)
[livejournal.com profile] vitus_wagner напомнил.

Чикатило - в его убийствах обвинили человека, который ранее уже отсидел за изнасилование, судили и, в итоге, расстреляли. Чикатилло продолжал убивать.

"Уральский душитель" Феофилов - одного подозреваемого осудили и расстреляли, другого забили досмерти, пытаясь выбить из него признание. Феофилов продолжал убивать.

Белорусский маньяк Михасевич - "За преступления Михасевича были осуждены 14 человек, один из них был казнён, другой ослеп в тюрьме". Михасевич продолжал убивать.

"По подозрению задержали молодого шофёра Олега Адамова, работавшего в тех местах во время убийства. На следствии его сломали и, хотя он не мог объяснить, куда пропала сумка убитой, приговорили к 15 годам лишения свободы. В тюремной камере Адамов пытался наложить на себя руки.
Всего за преступления Михасевича после 11-ти судебных заседаний были осуждены 14 (!) человек. Пострадал при этом не только Адамов — другой был казнён, третий ослеп в тюрьме и был выпущен на свободу как «не представляющий опасности», четвёртый безвинно отсидел 10 лет
".

"Безнаказанность, развязавшая ему руки, была результатом следственного заблуждения. В прокуратуре предполагали, что убийства совершали разные люди. Но почему эта версия была единственной? Почему в первые годы даже не попытались объединить следственные материалы, посмотрев на них с другой точки зрения: а может быть, действует один человек? Не потому ли, что другая точка зрения воспринималась в Белорусской прокуратуре как опасное вольнодумство? Когда следователь Н. И. Игнатович посмел усомниться в виновности обвиняемых и в правильности действий авторитетного "спеца", его тут же вывели из следственной группы. А первый заместитель министра внутренних дел Белоруссии с раздражением назвал поведение Николая Ивановича "несерьезным", а его самого - "мальчишкой", который навязывает обсуждение вопроса давно решенного".

(Но времена были уже другие, поэтому, в конце концов, Игнатович победил.)

Это система. Как бы сказать... вот вам пример общества, для которого истина или справедливость не являются базовыми ценностями. Если мы будем рассуждать о какой-нибудь умозрительной "советской этике", нам нужно будет всегда держать это в голове.
gest: (Default)
(...)

Кто такие негодяи? Это люди, всегда готовые спекулировать на патриотизме, прикрываться им и использовать его в своих негодяйских целях. Мы здесь говорим о негодяях и их тактике. В этом смысле, "последнее прибежище" близко к "последнему оправданию" припёртого к стенке негодяя: "Ах ты сволочь!" - "Я не сволочь, я патриот, я действовал на благо своей Родины!" Мнение Джонсона: это сволочи.

Да. Возвращаясь к "последнему прибежищу". Раз уж я упомянул об использовании аналогий с Гитлером и фашистами, то не удержусь от искушения дать свой пример подобного :).

Итак, 44 год, нацисты заявляют: "Мы патриоты Европы, мы её последняя опора, мы защищаем нашу общую Родину от азиатских большевистских орд". Вот это классический пример "последнего прибежища". Мы все дружно за европейскую культуру, цивилизацию и так далее. Что бы они услышали в ответ? Представляете, поворачиваются они к наступающим американцам с англичанами и говорят с вызовом: "Какого это, предать собственную расу?"

(Ну да, конечно, фашистов упомянули, теперь надо всё к "Аватару" свести.)

Read more... )
gest: (Default)
(...)

Итак, у нас есть три предполагаемых смысла фразы "патриотизм - последнее прибежище негодяя". Смысловое ударение последовательно делается на каждое из трёх слов (слово "последнее" используется в качестве уточнения, его даже можно отбросить).

1. Нормальная трактовка делает упор на слове "негодяй". Кто такие негодяи? Это люди, всегда готовые спекулировать на патриотизме, прикрываться им и использовать его в своих негодяйских целях. Мы здесь говорим о негодяях и их тактике. В этом смысле, "последнее прибежище" близко к "последнему оправданию" припёртого к стенке негодяя: "Ах ты сволочь!" - "Я не сволочь, я патриот, я действовал на благо своей Родины!" Мнение Джонсона: это сволочи.

Отсюда знаменитая поправка Бирса: "В знаменитом словаре д-ра Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяя. Мы берем на себя смелость назвать это прибежище первым". Извините, доктор Джонсон, но они этим не заканчивают, они с этого начинают!

Но надо понимать, что нехорошие люди прикидываются патриотами именно потому, что хотят вызвать у людей симпатию, то есть патриотизм - это нечто хорошее. В этот суть "тактики негодяя". Отмазка вида "я не сволочь, я фашист", вряд ли сработает.

Read more... )

2. "Патриотическая трактовка" делает упор на слове "прибежище". "Английское слово "refuge" (прибежище, пристанище) имеет ряд значений, пропадающих при переводе на русский язык, а именно: спасение, утешение. То есть не просто прибежище, а спасительное прибежище". "Прибежище" - это то, что в игре "Монополия" называется Get Out of Jail Free card, карта "Выход из тюрьмы". Игрок, попавший на игровом поле в тюрьму, может использовать эту карту, чтобы бесплатно покинуть казённый дом.

Ещё раз, что такое прибежище? Вот, допустим, ты негодяй. И это, вроде как, нехорошо. Но ты всегда можешь обратиться к патриотизму: "Вот в чем смысл фразы: не все пропало даже у самого пропащего человека, отвергнутого друзьями и обществом, если в его душе сохраняется чувство Родины, в ней его последняя надежда и спасение". "Последнее прибежище" - это самое эффективное прибежище, та карта, которая работает всегда.

(Можно с иронией заметить, что образ мышления "патриотов", отстаивающих данную версию, весьма напоминает образ мышления "негодяев" из общепринятой трактовки. Но об этом я ещё скажу.)

Read more... )
gest: (Default)
Безотносительно к содержанию этого журнала, случайно выхваченные взглядом фразы:

"В целом, кроме привычных интернет-технарям с в/о категорий мат.логики "утверждение ложно" / "истинно", на Западе существует масса и культура других возможных состояний и приёмов по работе с истинностью утверждений".

"В предыдущей записи я огорчился, что люди у тысячника в обсуждении банальности "лучше быть богатым и здоровым" начали пускать пену и вообще свернули на "антиамериканизм: хорошо или плохо". А почему? Мозги так устроены: "хороший-плохой". Вот и получается: "почему они Германию холят", "проклятый Запад", "белые шайтаны сговорились".

Между прочим, я сейчас читаю книгу "Co-opetition", и поражаюсь. Уровень сознания образованных американцев (кончаю придуриваться с выражением "штатовцы" -- салаги не оценили) на целую пропасть (или две 8-), если это возможно) выше этой примитивщины уровня крестьян 19 века. Нет, я понимаю, что в США тоже есть слои дикого населения, но люди образованные обычно читают некоторые книги поголовно. Так вот, идеология там такая: есть игровые ситуации, часто (например бизнес) они СЛОЖНЫЕ. Нету такого, чтобы были "чёткие враги" или "только друзья". Есть пирог, который надо делить. Скажем, клиент даёт деньги за товар/услугу, но надо смотреть, чтобы он не зарывался, и работники тоже имеют права. Скажем, конкуренты забирают часть нашего пирога, но они создают рынок (пирог больше), впечатления у покупателя (там дальше сложная игровая идеология, вкратце: Пепси+Кока), поставщиков (одинаковые боинги у разных авиакомпаний) и т.д.

Эта картина мира намного сложнее и умнее. Приводится куча примеров, что локальный выигрыш даёт глобальный проигрыш, и "часто надо смотреть на большую картину". Люди настолько культурны, вжились в культурную игру, что для них самая безжалостная борьба ведётся средствами... даже не чёрного пиара, а аккуратным подталкиванием соратника-соперника к невыгодным ходам. Причём аккуратным настолько, чтобы себе не повредить. Да, бомж воняет, а цыган крадёт, но... и дальше сотня полезных применений бомжа и цыгана.

Даже не так. С бомжами и цыганами, конечно, дел никто не ведёт, от них изолируются. А вот с соперниками как раз и надо дружить, любить, уважать и использовать. При случае -- подтолкнуть к тому, чтобы он отдал кошелёк и прыгнул в пропасть -- ну или отдал свою дочку за нашего сына 8-) и завещание на внуков. Если воевать -- хорошо семь раз посчитать, почём, и надо ли нам это.

Неоколониализм надо понимать, как применение этой национальной черты. Зачем оккупировать территорию, если можно спонсировать журналистов и некоторых политиков, чтобы к власти пришли сочувствующие нам? НЕ ПОДХОДИТ? Хорошо. Зачем ставить своего человека журналистами, если можно просто установить тарифы -- и капиталисты у врага сами поставят кого нам надо. Да, при случае и побомбить можно -- проверить бомбы и пропагандистскую машину. При этом "токмо волею пославшей мя ООН.""

"Восточноевропейские латиносы возбуждаются на ключевые слова, причём концепции "неоколониализма" в упор не слышат. Как это -- независимость??? ГУЛАГ, СТАЛИН! Жигули, тазик! Бельгия, Куба, Тибет! Мозаичность сознания в том, что люди не представляют себе своей схемы, не представляют схемы собеседника, и не стремятся говорить правдиво. Цель возбуждения -- выпуск фрустрации в словесной форме".
gest: (Default)
Из тех вещей, которые меня дёргают, давно хотел среагировать.

[livejournal.com profile] donerjack: "Коммунизм для [Хрущева] вылился в бесплатность важнейших товаров народного потребления... и "Заповеди строителя коммунизма", списанные кем-то из цекистских референтов с Нагорной Проповеди. Понять, осознать и оценить их, увы смогла только интеллигенция, в основном техническая, для которой хрущёвский коммунизм остался неосуществимой мечтой".

Понятно, что тут он продолжает славные традиции переслегинского кружка - пишем о христианстве, но не имеем ни малейшего представления о том, что это такое. И всё-таки. Я здесь согласен с Лефевром. Когда Лефевр описал две этические системы, он сказал, что одна основана на "Нагорной проповеди", а представление о второй даёт "Моральный кодекс строителя коммунизма". (В терминах Переслегина можно сказать, что заповеди Моисея прилагаются к "Нагорной проповеди" в качестве архива.) Естественно, "Моральный кодекс" стилистически подражал Писанию, но есть нюансы.

Итак...

Моральный кодекс строителя коммунизма

1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.
2. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.
3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.
4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.
5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.
6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.
7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
11. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.


Ну да, это не "блаженны миротворцы" и не "не собирайте себе сокровищ на земле... но собирайте себе сокровища на небе... ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше". Лефевр подчёркивает, что "Кодекс" использует слова "нетерпимость" и "непримиримость", что, опять же, противоречит словам Христа (У Христа нетерпимость к греху, но в то же время любовь к людям - "не судите, да не судимы будете", "любите врагов ваших... молитесь за обижающих вас и гонящих вас", "во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки").

Чтобы понять логику "Кодекса", достаточно заменить социализм на ислам, допустим. Получится классическая памятка шахида - "преданность делу ислама, любовь к земле ислама, к странам ислама... нетерпимость к нарушениям заповедей ислама... дружба и братство народов ислама... нетерпимость к врагам Аллаха и мусульман". Там было бы больше цветастых арабских терминов, но суть была бы именно такая, включая требования уважения к братьям по исламу и осуждение "нечестности" и "несправедливости". Это и есть Вторая этическая система. [Здесь также можно вспомнить различные "кредо" (creed) американских военнослужащих, начиная с классического "это моя винтовка... пусть будет так, пока Америка не победит, а врагов больше не останется и не наступит мир". Это логично, потому что армия основана и существует на принципах Второй этической системы по Лефевру.]

Логика "Нагорной проповеди" иная. С точки зрения Лефевра, Иисус говорит о том, что цель не оправдывает средства, то есть речь о Первой этической системе:

Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные.
По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?
Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые.
Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые.
Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь.
Итак по плодам их узнаете их.
Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного.
Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?
И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.


Дерево узнают по плодам, а человека - по делам. Человек, который творит зло и беззаконие, неправ, даже если он делает это от имени Добра, Творца, Иисуса.
Ещё раз, на тему того, что дела важнее вывески:

Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы.
А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал.
Вы делаете дела отца вашего. На это сказали Ему: мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога.
Иисус сказал им: если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня.
Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего.
Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.

(Иоанн гл. 8, 39-44)


Дьявол - человекоубийца и лжец, и кто делает его дела, тот принадлежит ему, а не Христу.

А возвращаясь к теме ангелов, по отношению к СССР ангелы руководствовались следующей директивой:

Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне;
и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне.
А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке;
и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое.
gest: (Default)
Очередная мелочь.

Свои менталитеты Переслегин связывал с четырьмя возрастами человека - варвары-дети, аристократы-подростки, интели-юноши и буржуа-взрослые. Речь, понятное дело, не о биологическом возрасте.

Очевидно, что для этических систем Крылова соответствие будет таким же. Но ещё проще связать с соответствующим возрастом полюдье той или иной этики.

Напоминаю, что полюдье - это примитивная версия этической системы. Таким образом...

Южное полюдье, "я как все; что другие делают, то и я должен делать" - это детство, неважно, человека или человечества. Об этом, впрочем, Крылов пишет прямым текстом. Дети учатся, подражая. "А если бы все прыгнули в окно, ты бы тоже прыгнул?" - говорят родители, пытаясь разъяснить детям недостатки подобного поведения.

Восточное полюдье, "я не должен делать того, чего не делают другие" - это подростковая мораль. "Этика подражания" превратилась в нечто более сложное. Нужно соблюдать запреты, которые навязывает важная для тебя группа. "Пацаны так не поступают", "если ты эмо, то будь добр, одевайся как эмо".

Западное полюдье, "все как я; все должны делать то, что я считаю правильным, думать, как я, видеть мир моими глазами". Юношеский максимализм, желание изменить мир и перестроить его согласно собственным идеям. "Кто в двадцать лет не был радикалом..." и прочие вариации этой вечной темы.

Северное полюдье, "другие не должны делать того, что я не делаю". Или не делал. Или не могу делать - Крылов упоминает и такую трактовку. Это поведение человека зрелого, или даже старика. Во всех случаях, подразумевается общение с младшими - родителя с детьми, старика с молодёжью. "Мы в наше время так не поступали, вот и вы не должны вести себя подобным образом", "я вкалывал, и ты должен это уважать". Критики подобного подхода каждый раз видят за этим простую зависть - "я уже не могу заниматься сексом, поэтому негативно отношусь к сексу", "у меня в вашем возрасте не было таких возможностей, поэтому мне хочется, чтобы и у вас их не было".
gest: (Default)
Да, Крылов как-то не катит. Лефевр - это другое дело. А Крылова куда-то постоянно заносит. Или я его просто не понимаю.

Ну что, про Лефевра писать? Как я уже говорил, он у меня в основном идёт, как дополнение. Всё-таки, он хорошо только одну этическую систему описал, в терминах Крылова - Западную. (Правда, Первая этическая система по Лефевру будет шире, чем Западная этика Крылова; к примеру, она обязана включать в себя тот же Север, и не только.) В общем, мне кажется, Крылов интересней.

К тому же, основную часть я изложил. Но выжать из себя ещё один постинг про Лефевра я могу, в принципе. В принципе, и не один :).

Эх.

[livejournal.com profile] leonid_b как-то поднял две темы.

Во-первых, что в Америке считается нормальным, когда врач сразу говорит тяжелобольному "всю правду", а у нас - нет. [Сравните, у Подводного: "у сравнительно честного человека Желтый, как правило, невелик, и послушно вырастает в случаях необходимой "лжи во спасение" (обман тяжелобольного и т. п.)".]
Во-вторых, что у нас не принято улыбаться первому встречному (1, 2).

У Лефевра прямо сказано, что и то, и другое проистекает из различия в этических системах. Например, в Первой этической системе демонстративное дружелюбие считается героическим, то есть улыбка незнакомцу - та минимальная доблесть, которую может позволить себе каждый. Во Второй этической системе, напротив, героической считается суровость.

[Сразу несколько слов. Американская мимика может казаться нам искусственной, это уже культурное различие. С точки зрения Северной этики по Крылову, мы, возможно, просто не хотим вторгаться своей улыбкой в чужую эмоциональную сферу, это тоже немаловажный фактор. Но даже если улыбка нам не подходит по соображениям культурного характера, у нас должен быть иной способ однозначно продемонстрировать своё дружелюбие и миролюбивость, в том числе - первому встречному. Иначе о Первой этической системе говорить смысла нет, она вся на этом построена.]

Это была присказка, ну а теперь, сама сказка. Как-то давно я наткнулся на забавный культурный артефакт. Еврейка, жительница Израиля, рассказывает о своём пионерском детстве, о месяце, проведённом в лагере "Орлёнок", в 1976 году. Материал есть, давайте с ним работать.

Сразу выстраивается определённая картинка. Всероссийский пионерский лагерь "Орлёнок" - это, как сказал бы Переслегин, "локус будущего в настоящем". Растянутый во времени педагогический эксперимент, целью которого было создание людей, адаптированных к жизни в коммунистическом обществе. Побывать в "Орёнке" - это как побывать в будущем. Гибкая психика подростка легко перенимает необходимые правила игры. А юный человек, возвращаясь в привычную среду, становится чем-то вроде маленького кристаллика соли, который запускает в соляном растворе процесс кристаллизации. (Помните евангельское "вы соль земли..."?)

Что сразу обращает на себя внимание?

"По дороге с нами здоровались вожатые: "Добрый день!" Мы уже знали, что такова лагерная традиция - желать друг другу доброго дня, утра или вечера. Говорить "привет!" не полагалось".


То есть, то самое демонстративное дружелюбие. Дальше об этом сказано прямым текстом:

"Началась наша лагерная жизнь. В тот же день мы выучили законы "Орленка". Их было пять. и главный их них гласил: доброе отношение к людям. Ко всем без исключения, без деления на "своих" и "чужих". Помню, что меня это очень удивляло. В школе не говорили ничего подобного. Предполагалось, что должны быть враги - например, капиталисты. Для того, чтобы всегда помнить этот непростой закон, следовало при встрече говорить: "добрый день" или "доброе утро" вместо "привет" и "здрасьте"... Доброе отношение к людям исключало открытые проявления недружелюбия".


Это и есть позитивный идеал Первой этической системы. Сравните с Нагорной проповедью, которую Лефевр считал базовым текстом для данной этики:

А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,
да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?
И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?

(Матф. 5, 44-47)


Кстати, хотя бы это в "Обитаемом острове" Бондарчука сделали правильно. Максим как раз демонстративно дружелюбен и всё время улыбается окружающим его людям. При этом, в фильме Максим русский, но русский из того самого будущего, о котором мечтали основатели "Орлёнка".

Ладно. Надеюсь, вы поняли мою мысль насчёт "будущего в настоящем". А теперь о том, что искажало этот образ будущего и, таким образом, не давало ему воплотиться.

Read more... )
gest: (Default)
Помните таблицу? Выложу ещё одну; на сей раз, речь об строго об этических системах и о том, как я их воспринимаю.

Read more... )

Profile

gest: (Default)
gest

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 181920 21 22
232425 26272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 01:01 pm
Powered by Dreamwidth Studios